Карта сайта

Глава V - Часть 4

Перед вертикалью обелиска — две шагающие фигуры. Справа (от зрителя)—В. Д. Вотинцев — Председатель Туркестанского ЦИК, а слева — В. Д. Фигельский — Председатель Туркестанского Совнаркома. Их фигуры, ритмически очень близкие по компоновке и отдельным движениям, вместе с тем и различны в обрисовке характера каждого из комиссаров.

Есть некоторый просчет в организации тыльной части монумента. Он установлен на привокзальной площади и как бы встречает приезжающих в Ташкент. Но от него начинается бульвар-аллея, ведущая к центру города. Между тем все внимание уделено лишь фасаду монумента и фланкирующим знамя группам. Сзади же, то есть от города, по линии основной магистрали, украшенной цветами и фонтанами, памятник практически не воспринимается, так как он не рассчитан на эту точку обзора.

Несколько спорным и искусственным представляется и попытка ввести в образный строй монумента элементы национального искусства. Выразилось это в использовании национальных орнаментов в архитектурном обрамлении памятника. Однако если памятник в целом удачно вписался в ансамбль привокзальной площади и своими серо-красными тонами хорошо гармонирует с окружающей зеленью чинар, газонов и кустов, то элементы национального орнамента органически не слились ни с окружающей архитектурой, ни с пластикой самого монумента. Слишком дробным представляется и решение опорной плиты-стилобата всего монумента, «расчерченной» тонкими горизонтальными полосами грубо обработанного гранита, разделенными широкими линиями швов. Это несколько мельчит опорную часть монумента, вводя в нее еще и несложную символику (на каждой боковой стороне по 7 линий облицовки, то есть всего 14 — по числу погибших комиссаров). Кроме того, такой прием несет слишком явный отпечаток времени, а именно периода 50—60-х годов, когда подобные «реечные» способы оформления применялись особенно широко, причем большей частью как раз во временных сооружениях оформительского характера.

Однако, несмотря на некоторые недостатки, памятник 14-ти туркестанским комиссарам есть несомненно значительное явление в нашем монументальном искусстве и особенно в искусстве Средней Азии, где объемная пластика еще не имеет богатых и развитых традиций. Трудно переоценить и идейно-политическое, идейно-воспитательное значение этого монумента. Участвовавший в церемонии открытия памятника бывший Председатель Туркестанского ЦИК и PBC Туркреспублики, член КПСС с 1917 года Аристарх Казаков справедливо отметил, что этот памятник «воскрешает в сознании народа — современников героических боев за победу Революции и молодого поколения— образы и подвиги мужественных борцов за коммунизм». О том же говорила и выступавшая на митинге по поводу открытия памятника жена погибшего Председателя Туркестанского ЦИКа А. А. Вотинцева: «Правительство Узбекистана дарит советскому народу этот замечательный памятник, который вечно будет напоминать нам о жизни пламенных борцов за Советскую власть. Я говорю о жизни, потому что такие люди не умирают, они живут в наших сердцах, они будут жить в делах и в борьбе поколений» 1.


1 Памятник 14-ти туркестанским комиссарам в Ташкенте. Ташкент, 1964, с. 3, 30.

 

Кроме этой большой многофигурной композиции отметим еще две меньшего масштаба и значения. В Грозном в 1973 году на широкой, окруженной зеленью площади был открыт памятник трем видным революционерам и борцам за Советскую власть—-Николаю Гикало, Асланбеку Шерипову и Гапуру Ахриеву (ск. И. Бекичев, арх. 3. Бер-кович). Он также решен как микроансамбль.

Несмотря на некоторые недостатки, особенно заметные в правой (от зрителя) фигуре, памятник в целом смотрится очень монументально и цельно. Правда, в нем, пожалуй, слишком ярко отразилось время его создания, влияние «лаконизма и обобщенности», характерных для «сурового стиля» начала 60-х годов, а также композиционных принципов сочетания памятника со стелами, столь удачно использованного в памятнике Марксу Л. Кербеля. Монумент в Грозном вполне укладывается в русло тех пластических принципов, которые разрабатывались в 60-х годах, и демонстрирует продвижение новых идей на места, распространение их, так сказать, вширь. Несколько поверхностно здесь обращение к национальным традициям — практически оно сказалось лишь в воспроизведении деталей горской одежды и характерных по типу лиц. Наиболее интересным в работе Бекичева и Берковича является общее композиционное решение монумента и удачное архитектурное его обрамление.

В Новочеркасске в 1973 году был открыт в сквере на площади Революции, в центральной части города, двухфигурный памятник видным деятелям революционного казачества Федору Подтелкову и Михаилу Кривошлыкову, погибшим от рук белоказаков в 1918 году (ск. В. Батяй, Ю. Шубин, арх. И. Григор).

Эта работа тоже является примером распространения и освоения тех новых принципов монументальной скульптуры, которые зароди лись в нашем искусстве в 60-е годы.

В итоге можно сказать, что за период с 1960 по 1975 год установлено значительное число (около шестидесяти 1.) памятников деятелям Революции и героям Гражданской войны. Отличительной чертой этого времени является значительное расширение круга партийных и военных деятелей, которым устанавливаются памятники, причем в основном увековечивается память тех, кто подготавливал революцию и боролся с ее врагами на местах. В 60—70-х годах стремление запечатлеть в монументах образы революционеров и героев гражданской войны порождалось той же идеей, что вдохновляла и на увековечение памяти героев Великой Отечественной войны,— «никто не забыт и ничто не забыто». Несомненно, что это стремление отметить память революционеров, пролетарских вожаков, командиров и комиссаров во многом было стимулировано как раз повсеместным сооружением памятников героям войны 1941 —1945 годов. Это стремление — результат нового этапа в историческом самосознании народа, проявляющегося в желании увидеть и понять истоки тех преобразований, которые пережила Родина за свою полувековую историю, понять и истоки той Победы, которую одержал советский народ над фашизмом.


1 Большинство этих памятников установлено по решению местных партийных и советских органов. Их общий учет не ведется. Наш подсчет основан на анализе путеводителей и справочников по крупным городам, столицам национальных и автоном ных республик.

 

А отсюда и желание узнать о тех, кто вершил революцию, кто отдал па псе свою жизнь, и почтить их память. Все это — лишь отражение в монументальном искусстве более общего процесса. Появляется масса книг и публикаций о соратниках Ленина, о деятелях революции на местах, о полководцах гражданской войны. Создаются фильмы, пополняются и расширяются экспозиции краеведческих и художественных музеев за счет материалов о героях Октября и установления Советской иласти, создаются монументальные мозаики, картины и фрески, посвященные Блюхеру, Котовскому, Подтелкову, открылся Музей В. И. Чапаева в Чебоксарах, установлен ряд обобщенно-символических памятников, таких, как «Тачанка», памятники Жертвам Революции 1905 года, героям Гражданской войны, о которых частично шла речь в главе о намятниках-символах. В ряду этих же явлений находятся и памятники героям Октября, примеры которых приведены выше.

Изложенный материал показывает, что эти памятники достаточно разнообразны, среди них встречаются одно- и многофигурные, только фигуративные и совмещающие в себе скульптуру и архитектурные эле-монты изобразительного и неизобразительного характера.

В основном же среди этой группы произведений преобладают памятники-полуфигуры, бюсты и головы. Это объясняется часто скромными масштабами тех городов и населенных пунктов, в которых устанавливаются данные памятники, а также тем обстоятельством, что многие из них сооружаются по инициативе и на средства самих жителей данных городов, а нередко и при непосредственной помощи жителей, проводящих субботники по благоустройству площадей и улиц, где воздвигается памятник, или же отрабатывающих определенные часы на производстве с тем, чтобы заработанные за это время деньги были использованы на сооружение памятника. Обычно инициаторами подобных мероприятий являются партийные органы, комсомольцы и молодежь. Их начинания поддерживаются, увековечение памяти революционеров и героев Гражданской войны становится делом всенародным, сами жители участвуют в монументальной пропаганде, внося сюда свою инициативу, свой труд и свои средства. Поэтому можно говорить о принципиально новом этапе в организации монументальной пропаганды, о демократизации этого процесса, о кровной заинтересованности людей в познании своей истории, в воспитании своих потомков, в передаче им эстафеты памяти. В конечном итоге это определяет возросший культурный потенциал нашего народа и есть проявление его национальной гордости и исторического самосознания.