Карта сайта

Глава IV - Часть 14 - Итоги

Естественно, что мы рассмотрели далеко не все памятники Марксу, Энгельсу и Ленину, сооруженные в 60—70-х годах. Да это и не является задачей данной главы. Важнее было выявить разнообразие этих памятников, а также рассмотреть направления творческих усилий советских скульпторов в этой ответственной области монументального искусства.

Изученный материал позволяет сделать некоторые выводы. Прежде всего, в 60—70-е годы советская скульптурная Марксиана и Лениниа-на обогатились количественно. Достаточно сказать, что только за пять лет, с 1967 по 1971 год, в городах страны было сооружено или подготовлено к установке 29 памятников В. И. Ленину. В отношении увековечения памяти Маркса проанализированный материал убедительно говорит о том, что 60-е годы открыли принципиально новый этап в скульптурной Марксиане, которому ни по размаху, ни по богатству образных решений нет аналога в истории советской и мировой монументальной пластики. Причем такие произведения, как памятники Марксу в Москве и Карл-Маркс-Штадте, оказали концептуальное воздействие на всю советскую монументальную пластику 60—70-х годов.

По нашему мнению, принципиально новым этапом были 60—70-е годы и в скульптурной Лениниане. И здесь дело тоже, конечно, не в увеличении числа памятников великому вождю пролетариата и даже не в том, что памятники Ленину, выполненные советскими скульпторами, появились на территории других государств, хотя это, несомненно, имеет важнейшее значение.

Суть, очевидно, состоит в обогащении образной трактовки памятников Ленину, которая менялась и расширялась на протяжении всей истории советского искусства. В начальный период — в конце 20-х — первой половине 30-х годов — было стремление сохранить и увековечить образ «живого Ленина», такого, каким его знали многие современники. Затем стала преобладать такая интерпретация образа вождя, в которой основным и ведущим являлось выражение призыва, агитационного воздействия на массы. В годы, когда социализм в СССР был уже построен, для памятников Ленину стала характерной утверждающая интонация. Рука вождя как бы указывала на совершенное и достигнутое и тем самым подтверждала правильность пути развития страны. Естественно, что все это были лишь основные, доминирующие тенденции развития образа.

С конца 50-х годов под влиянием партийной критики культа личности и возвращения к ленинским нормам в общественной и государственной жизни распространилось стремление выразить в скульптурных произведениях такие черты, как человечность Ленина, его скромность, внимательность к людям, юмор и т. д. Это сразу же резко расширило диапазон творческих исканий и обогатило образное решение Лениниа-ны 60-х годов. Развитием этого нового подхода к трактовке личности великого человека в искусстве мы обязаны появлением памятников лирических, романтических, символических и иных, в совокупности своей дающих многогранную, многоплановую характеристику образа Ленина.

К началу 70-х годов наряду с этими более лиричными трактовками, отразившими общий процесс «интимизации» монументального искусства, усилились поиски символической и неоднозначной по эмоциональному строю интерпретации образа Ленина. В это время монументалистов привлекает в большей мере не воплощение идеи призыва, агитации или утверждения, а более обобщенных и возвышенных состояний, к тому же с богатой гаммой эмоциональных оттенков. Скульпторы стремятся не только выразить в образе Ленина государственную мудрость, силу научного мышления, идеалы справедливости, но и представить его как символ страны, символ времени, символ социализма. Задача эта чрезвычайно трудная ввиду своей многоплановости, но сейчас советское монументальное искусство достигло такого этапа в своем развитии, что решение ее становится ему по плечу. Стремление к обобщенной, символической и вместе с тем многогранной трактовке образа Ленина становится ныне ведущим в работе скульпторов-монументалистов.

Достоинства наиболее значительных и интересных работ 60—70-х годов во многом обязаны двум важным, взаимосвязанным моментам: во-первых, новой концепции личности великого человека в монументальном искусстве и отходу от одноплановой их образной характеристики и, во-вторых, новой концепции монументального городского памятника, смело опирающейся на достижения станкового и портретного искусства, а также учитывающей усиление архитектурного начала и изменение его роли в этих памятниках, что привело к органическому единству, взаимозависимости и взаимообусловленности скульптурного и архитектурного элементов (при доминирующей роли первого), то есть к созданию и восприятию памятников как неделимой художественной целостности.

Важно также подчеркнуть активную градообразующую роль, которую играют памятники Ленину, особенно в новых городах и районах, где они становятся идейно-композиционными центрами жилых массивов. Реконструкция центральных площадей во многих крупных городах в 60—70-е годы и сооружение на них памятников Ленину явились выражением особого идейно-социального процесса, характерного для нашего общества, — процесса создания общественных центров, предназначенных для массовых коллективных действий — демонстраций, митингов, народных гуляний и т. д.

Эстетическая ценность памятников Марксу и Ленину 60—70-х годов, явившихся большим вкладом в развитие общей концепции монументального искусства, состоит в плодотворных попытках соединить задачу создания памятника конкретному историческому, революционному деятелю с задачей сооружения памятника-символа, превращающего конкретный образ в символическое олицетворение общезначимой, масштабной идеи.