Карта сайта

Глава IV - Часть 13

Как это и было задумано, памятник не стал центром Кремля, он никак не нарушил сложившийся здесь исторический ансамбль, потому что вокруг него создана своя микросреда, рассчитанная именно на более близкое, человеческое общение с произведением.

Задача, которую ставил себе скульптор, придать фигуре динамичность «при помощи... драпировок», не была им решена достаточно убедительно. Левая нога вся закрыта полой пальто. Вообще формы нижней части статуи несколько грузны и аморфны. При взгляде справа поза фигуры выглядит особенно неубедительно из-за складок одежды. Кажется непонятным, на что же присел Ленин — это не ступеньки, не парапет, не стул, а какие-то достаточно случайные геометрические объемы. Некоторый отход от традиции и большая пространственная разгруженность нижней части статуи, по-видимому, пошли бы на пользу произведению, помогая более четкому выявлению конструкции тела. Однако главное —«передача близких народу черт ленинского характера—глубокой человечности, скромности, простоты» — здесь достигнуто. И это определяет положительную оценку памятника в целом.

31 октября 1967 года в Москве был открыт памятник В. И. Ленину на площади Заставы Ильича (ск. Г. Иокубонис и арх. В. Чеканаускас). За основу его также была взята модель, представленная на конкурс проектов памятников для Кремля и на всех этапах конкурса положительно отмечавшаяся критикой. Скульптор сам конкретизировал для себя конкурсные условия. «Задача, — писал он,— создать небольшой камерный памятник, который предназначался к постановке на месте, где В. И. Ленин постоянно бывал, где он жил и работал —в Кремле». Г. Иокубонис предложил для своего памятника место в Тайницком саду, где, как казалось ему, «было более свободно и в то же время уютно для такого несколько камерного памятника» 1. С самого начала автор думал о том, чтобы памятник стоял низко, «был более ощутим зрителем, был ближе к нему». Это же определило и сравнительно небольшую высоту, которая потом в фигуре для площади Заставы Ильича была несколько увеличена (4,3 м на постаменте-плите высотой 0,5 м и размером в плане 2X4 м). Свою пластическую задачу скульптор формулировал так: «Никакой громоздкости объема, никакого" впечатления давящей силы» 2.


1 Иокубонис Г. Памятник В. И. Ленину,— «Искусство», 1968, № 4, с. 5.
2 Там же.

 

И все это несомненно удалось автору. Он долго искал позу и жест. Собственно, сразу определилось только то, что памятник должен быть стоящим. Г. Иокубонис справедливо писал, что «сидящая фигура, как правило, теряет выразительность силуэта». Ему же хотелось видеть «упругий, энергичный силуэт, в котором были бы сразу ясны пропорции тела». Можно отметить, что выявление пропорций тела уже давно не ставилось как пластическая задача рядом скульпторов, предпочитавших изображать Ленина сильно задрапированным в длинное пальто. Хотя еще Н. Андреев, внимательно изучавший фигуру Ленина, отмечал, как его поразило то, что при небольшом росте Ленин был удивительно пропорционально сложен. Отказавшись от драпировок и сложных жестов, Иокубонис смог выявить пропорции тела и создать

хорошо читаемый силуэт. Причем выбранный им жест —руки, заложенные за спину,— был одним из характерных для Ленина. Эта поза и сообщает фигуре вождя особую упругость, кажется, будто Ленин слегка покачивается на носках. Такая постановка фигуры придает его образу внутреннюю энергию, динамичность, выражение некоторого напряженного ожидания и скрытой воли. Вместе с тем, найдя такой жест, скульптор освободил фигуру от отвлекающих деталей, она стала читаться более цельно и обобщенно. Наряду со скрытой энергией в позе Ленина есть непринужденность, свобода и одновременно уверенность и сила. Благодаря этой действенности, активности в образе Ленина явственно выражены черты мыслителя и государственного деятеля. Поставив перед собой задачу создания камерного памятника, Иокубонис вышел за эти рамки, и его произведение затрагивает более широкий комплекс задач.

Выбранная поза сама по себе предопределила небольшую высоту постамента. Такая фигура по своей пластической концепции не может быть установленной на высоком постаменте. Этим она выгодно отличается от ряда других статуй. Вспомним, например, что М. Манизер использовал одну и ту же по композиции фигуру — в одном случае высотой в 6,5 м, установив ее на восьмиметровый постамент, а в другом случае в 8 ж на пятиметровом пьедестале, что ясно говорит о независимости, разобщенности скульптурной и архитектурной частей его памятников Ленину. Здесь же скульптурная часть — естественно главенствующая в фигуративном памятнике — уже самой своей пластикой, позой, жестами предопределяет размеры постамента, задает ясное направление архитектурным поискам. Следует сказать также об очень хорошем выявлении материала скульптуры благодаря зернистой, фактурной обработке поверхности и благодаря общей «пространственно-сти» позы, характерной для бронзы. Тем самым подчеркиваются и различия пластической проработки лица Ленина и деталей его одежды. В памятнике Иокубониса, пожалуй, с наибольшей отчетливостью выявилось новое, творческое отношение к воспроизведению образа Ленина и черты новой концепции монументального портретного памятника.

Однако вместе с тем необходимо отметить, что памятник этот создавался для совершенно определенной архитектурно-исторической среды. Площадь Заставы Ильича пока что не благоустроена в той мере, в какой этого требует стоящий здесь памятник. Несовершенство ближнего и дальнего архитектурного окружения в настоящий момент существенно затрудняет восприятие и ослабляет воздействие на зрителя этого интересного и новаторского произведения.

Еще один проект памятника Ленину, представленный на кремлевский конкурс скульптором М. Мерабишвили и архитектором Б. Тхо-ром, был осуществлен в 69—70-м годах в Зеленограде, новом подмосковном научном городке. Этот проект тоже в свое время отмечался как один из лучших на конкурсе.

Владимир Ильич изображен идущим и одновременно читающим или просматривающим на ходу какие-то свои записи в книжке. Памятник построен на контрасте состояний — фигура вождя движется вперед и в то же время внутренне недвижима. Владимир Ильич сосредоточен на чтении, погружен в свои мысли и не замечает ничего вокруг. Но вместе с тем его широкий, энергичный шаг является выражением определенного внутреннего состояния — сосредоточенности и силы. Наиболее интересным здесь является замкнутая композиция, отсутствие жестов, направленных на зрителя. И это весьма помогает «вхождению» статуи в окружающее архитектурное пространство. Лепка Мерабишвили достаточно тщательная, в лучшем смысле традиционная. Он не скрывает складки костюма и детали одежды, но вместе с тем фигура Ленина превосходно конструктивно построена, массы и объемы точно распределены. Эта манера лепки при замкнутой композиции и низком пьедестале помогает связать памятник с новой архитектурой, в которую он органически входит по принципу художественного контраста— характерного приема современного искусства. Небольшая высота постамента также предопределена самой композицией статуи, ее позой, ее состоянием «самоуглубленности». Фактурная обработка поверхности металла, как и использование крупных заломов складок пиджака и брюк, помогают выявлению выразительности пластического материала. Слегка наклоненная голова и плечи, энергичный шаг определяют скульптурную выразительность самой фигуры. Справедливо пишет об этом памятнике Е. Марченко, что «глубиной сосредоточенности, силой мысли образ В. И. Ленина неотразимо привлекает к себе. В этом новом решении образа вождя большая творческая смелость скульптора, созвучная новым, демократическим концепциям личности в реалистическом искусстве» 1.


1 Марченко Е. О прекрасном и героическом. Заметки о творчестве М. Мерабишвили.— «Искусство», 1972, № 12, с. 41.

 

В дни празднования 100-летия со дня рождения В. И. Ленина на Московской площади Ленинграда был установлен памятник Ленину работы М. Аникушина (арх. В. Каменский). Это самый крупный в Ленинграде памятник Ленину (общая высота—15 м, высота бронзовой фигуры — 7,5 м). Он воздвигнут недалеко от главного въезда в город со стороны Москвы и со стороны аэропорта, в центре огромного нового, стремительно растущего района. Сзади него возвышается крупное здание Дома Советов, построенное накануне войны. На другой стороне площади — два десятиэтажных дома, возведенных в 1955 году. Для всех зданий (особенно для Дома Советов) характерно сочетание ордерной системы с новыми архитектурными принципами, причем последние проступают еще довольно робко. В какой-то мере это повлияло на характер памятника. Его общая композиция достаточно тради-ционна — развевающееся от ветра пальто, широкий жест правой руки, указывающий вперед. Более современно архитектурное оформление памятника: геометрическая простота пьедестала со скошенной задней стенкой помогает устремленности памятника вперед. К достоинствам произведения принадлежит большая пространственность фигуры, соответствующая особенностям материала, — столь широко раскинутые руки и расставленные ноги возможны только в бронзовом литье. Образ Ленина интересен и своей особой приподнятостью, романтической трактовкой, которая встречается все же значительно реже, чем утверждающая или призывающая. Однако по силуэту памятник удачно смотрится далеко не со всех точек зрения. Голова кажется излишне крупной. Правая, протянутая вперед рука утяжелена и увеличена зажатой в ней фуражкой. Критика отмечала также недостаточно убедительную «форму ног, размещение складок брюк, излишнюю их «смя-тость». Это... ослабляет «зрительную устойчивость» фигуры и ее связь со строгими формами пьедестала» 1.


1 Бартенев И. Главная тема творчества.— «Искусство», 1972, № 11, с. 8.

 

И все же тот романтический порыв, та свобода и «раскованность», которые есть в этом памятнике, являются его наиболее сильной стороной и тем новым, что внес М. Аникушин в Советскую Лениниану.

Наряду с романтической трактовкой большой интерес представляет и символическая. Некоторая увлеченность многогранностью и человечностью ленинского образа, особенно характерная для первой половины и середины 60-х годов, не помешала, однако, ряду ведущих скульпторов разрабатывать и тип памятника-символа. Наиболее интересным из произведений этого рода является гранитный памятник Н. Томского в Берлине, открытый в дни празднования 100-летия со дня рождения В. И. Ленина в 1970 году (арх. И. Неттер). Здесь Томский продолжил ту новую линию своего творчества, которая впервые проявилась, пожалуй, в проекте памятника Ленину для Москвы, где выраженная в образе Ленина утверждающая сила и государственная мощь превращали также это произведение в памятник-символ. В работе для Берлина эта новая грань творчества Томского выявилась еще более наглядно и убедительно.

Памятник интересен еще и тем, что он установлен в новом районе и превосходно стилистически скоординирован с новой, современной архитектурой. Как известно, это задача очень трудная, и полноценные ее решения до сих пор достаточно редки.

В берлинском монументе на основе принципа подобия достигнуто впечатляющее единство скульптуры и архитектуры, получен тот желанный синтез, которого сейчас столь упорно добиваются, причем достигнут он без всяких «жертв» со стороны скульптуры или архитектуры.