Карта сайта

Глава IV - Часть 10

Значительную группу проектов составляли изображения головы В. И. Ленина. Здесь следует отметить работу Н. Никогосяна в соавторстве с Р. Мурадяном. Правда, слишком резко был поднят вверх подбородок Ленина, так что осевая линия лица оказывалась наклоненной назад почти под углом в 45° к горизонту. Такое положение головы требовало достаточно низкой ее установки, что для подобного типа монумента не являлось большим эстетическим достижением. Непродуманность архитектурной части отмечали и рецензенты, говоря одновременно об эмоциональности, «пластической выразительности и подкупающей романтике образа» 1. Но раздавались и справедливые, на наш взгляд, упреки, что при всех достоинствах этой скульптуры ей «не хватает монументальности форм, необходимой для памятника» 2.

Наиболее положительно рецензенты и выступавшие на обсуждении специалисты отнеслись ко второму проекту памятника В. И. Ленину Г. и Ю. Нерода (арх. М. Бубнов, В. Лазарев), представлявшему огромную титановую голову, утвержденную на гранитном постаменте, составленном из нескольких разной высоты объемов, так что с некоторых обзорных точек он воспринимался как поставленная стоймя раскрытая книга. Этот проект подкупал выражением сложного духовного содержания образа и выразительной пластикой, хотя, например, С. Земцов считал установку в Кремле памятника-головы вообще спорной 3. Отмечалось сочетание «глубокой человечности с современным звучанием образа» 4. И. Шмидт говорил о «законченности скульптурных форм, полноте и внутренней насыщенности характеристики образа» 5. Этот проект несомненно имел ряд достоинств, одним из которых следует считать многогранность трактовки. Здесь была предпринята, пожалуй, наиболее значительная попытка синтетически, разносторонне решить портрет, то есть использовать лучшие достижения станкового искусства, что благодаря особенностям материала, интересному архитектурному решению и обобщенности пластики превосходно сочеталось с задачами монументального искусства, так как пластическая манера авторов предохранила их от размельченности и излишней конкретизации.

В целом положительным итогом конкурса было стремление отойти от привычных схем и канонов, от однообразных штампов и добиться глубокой человечности ленинского образа. И. Шмидт отмечал также, что в результате конкурса выявилась «общая тенденция скульпторов сочетать внутреннее богатство и содержательность образа с поисками большей обобщенности... композиционной собранности замыслов, четкого выявления архитектоники в строении статуй и композиции» 6. Можно отметить также, что значительно органичней и интересней стали архитектурные части проектов. Отчетливо проявилась и тенденция «приблизить» памятник к зрителю, способствовать его прямому общению с людьми.


1 Шмидт И. Указ. соч., с. 4.
2 Вождю Революции, с. 3.
3 Земцов С. Указ. соч., с. 26.
4 «Творчество», 1966, № 4, с. 2.
5 Шмидт И. Указ. соч., с. 4.
6 Шмидт И. Указ. соч., с. 7.

 

В заключение скажем о развитии некоторых образных и пластических идей, активно прозвучавших в отдельных конкурсных проектах,, рассмотренных выше. Как помнит читатель, в ряде проектов Ленин был изображен вместе с представителями народа — рабочими, солдатами, крестьянами. Реализация подобных замыслов достаточно трудна в основном по архитектурно-планировочным соображениям, ибо городской многофигурный памятник требует совершенно особой, соответствующей ему архитектурно-пространственной ситуации. Все же несколько попыток создать многофигурные памятники Ленину было предпринято. Выше уже говорилось о памятнике И. Бродского в Новосибирске, наиболее удачном среди многофигурных памятников вождю.

Интересна также работа Г. Ястребенецкого, установленная в Дрездене (1974). Ленин здесь помещен на фоне знамени, а по бокам и чуть сзади него находятся еще две фигуры. Одна из них в полувоенной форме, в фуражке, похожей, скорее, на тельмановку, и с характерным жестом поднятой и сжатой в кулак правой руки, наподобие рот-фрон-товского приветствия. По-видимому, это немецкий коммунист. Слева же изображен русский рабочий. Памятник выполнен из гранита,, очень монолитен, но не имеет хорошо читаемого силуэта. Трехфигур-ная композиция лишь слегка приподнята над уровнем площади. В целом эта работа представляется интересной, хотя, может быть, излишне грузной.

С идейно-образной стороны большим достоинством является то, что здесь наряду с ленинской темой автор удачно выразил и идеи интернационализма, дружбы народов.

Менее удачной представляется работа Ю. Нероды (1970, арх. Воронков, Ю. Воскресенский) в Горьком, где ниже постамента с фигурой Ленина и как бы обходя этот постамент движется процессия — женщина, солдат, поднимающий знамя, рабочий с серпом и молотом. Еще один рабочий падает, по-видимому, сраженный царской пулей. Вся эта композиция очень описательна и литературна. Положение фигур запутанно, нет четкого силуэта. Основной же порок в том, что не получилось органичного композиционного единства группы со статуей Ленина, расположенной выше, над народом. В отличие от четырехфигурной группы, отмеченной композиционной неясностью, статуя Ленина выполнена очень хорошо, с присущим Ю. Нероде мастерством и умением создавать символизированные, обобщенные образы.

Как видим, пока что многофигурные памятники Ленину не получили большого распространения, а имеющиеся решения далеко не во всем могут быть признаны удовлетворительными.

Второй интересной пластически-образной идеей, продемонстрированной на конкурсах и нашедшей также свое воплощение в ряде мемориалов и военных памятников, был принцип «фрагмента» и, в частности, идея создания памятников, композиционно-образной основой которых являлась голова модели. Среди небольшого числа произведений такого рода выделяется памятник в Алуксне (1970, ск. Г. Грун-берг, арх. Д. Крауклис), где большая голова Ленина из светлого камня утверждена на горизонтально расположенном гранитном параллелепипеде. Скульптор использовала здесь обобщенные формы, ограничи-

вая объемы ровными плоскостями, соприкасающимися под тупыми углами. Поэтому создается впечатление, что голова представляет собой как бы объемную мозаику, набранную из точно пригнанных кусков ограненных камней. Этот прием очень хорошо выявляет возможности традиционного и излюбленного в латышской скульптуре материала. Образ вождя строг и монументален. Ленин чуть прищурил глаза и напряженно смотрит вдаль. Его пристальный взгляд как бы устремлен в будущее. Большой масштаб придает этому памятнику величественность и символичность. Внимание сосредоточено на главном — на выражении мысли и воли Ленина. Лаконизм и выразительность общего решения в сочетании с образной значительностью создают особое «эстетическое поле» вокруг памятника, настраивают на серьезность и углубленность восприятия произведения. Удачно сочетание памятника с вековыми и молодыми деревьями, служащими для него фоном. Эта работа относится к типу символических памятников, характерных для конца 60-х — первой половины 70-х годов.

Таким образом, хотя многие конкурсные проекты и не были осуществлены, идеи, в них заложенные, оказали животворное влияние на творчество других скульпторов и способствовали разработке концен туальных принципов монументальной пластики 60—70-х годов.