Карта сайта

Глава IV - Часть 9

Остальные проекты по чисто формальному признаку можно разделить на многофигурные и однофигурные, изображающие Ленина в рост и сидящим, и наконец, головы и бюсты. Среди многофигурных выделялся проект украинских скульпторов В. Бородая, В. и И. Зноба (арх. А. Игнащенко и А. Рубахо), представлявший Ленина идущим. В фигуре вождя подчеркнуто характерное — широкий энергичный шаг, заложенные за спину руки. Рядом с ним идут рабочий и солдат. Внимание сосредоточено на движении их рук, как бы выдвинутых вперед, в такт шагу. Впечатление от группы очень стремительное, динамичное, но вряд ли такой памятник хорошо бы сочетался с комплексом исторических кремлевских зданий. Ваятели, по-видимому, хотели подчеркнуть ту мысль, что Ленин свершал революцию «в одном строю» с рабочими и солдатами. Но эта строевая стремительность шага, передающая революционный накал событий, не совсем вязалась с той порой жизни и той деятельностью, которая была характерна для Ленина в последние — кремлевские — годы его жизни. Кроме того, как это обычно бывает во многих произведениях, изображающих Ленина рядом с, так сказать, неизвестными, безымянными героями, возникает противоречие между документально-портретным, хотя бы и монумен-тализированным образом Ленина и, как правило, типизированными, обобщенными образами «представителей народа». Скульпторы пытались преодолеть это противоречие и одновременно подчеркнуть близость Ленина с трудящимися и солдатами довольно наивным и рискованным приемом — все три фигуры во многом друг на друга похожи. У рабочего и солдата почти тот же строй лица, разрез рта, профиль носа. Даже фуражка рабочего в чуть меньшем размере почти повторяет кепку Ленина.

Почти все писавшие о конкурсе уклонились от анализа этого произведения, а И. Шмидт ограничился замечанием, что проект «запоминается своей динамикой, стремительной поступью трех монументальных фигур»

Однако положительным моментом является как раз комплексность памятника, попытка изобразить Ленина вместе с народом, причем в совсем иной трактовке, чем это было, например, в проекте памятника Ленину для Ленинских гор А. Кибальникова или М. Лысенко, В. Бородая, И. Суходолова, где в первом случае Ленин шел впереди народа и его фигура должна была быть более крупной, а во втором — народ служил своего рода пьедесталом для фигуры вождя. 1.


1 Вождю Революции.— «Творчество», 1966, № 4, с. 2; Шмидт И. Проекты памятника В. И. Ленину в Кремле.— «Искусство», 1966, № 4, с. 6.

 

Из стоящих фигур интересной попыткой передать глубокое внутреннее содержание, дать психологическую разработку образа был один из проектов М. Мерабишвили (арх. Б. Тхор). Романтизированный образ Ленина — знаменосца Октября создали скульпторы Л. Кербель и В. Буякин (арх. В. Датюк и С. Феоктистов). Несколько, на наш взгляд, излишне «домашний» вид у проекта статуи, предложенной В. Набатовым. Средняя часть фигуры здесь получилась очень грузной, брюки и френч слишком широкими. Между тем рецензенты отмечали, что модели В. Набатова, а также А. Грубе и И. Бродского отличаются «большой внутренней теплотой образа, выразительностью и простотой пластического решения» 1.

Проект, выполненный Н. Томским, был близок к его же решению памятника для Ленинских гор. Образ Ленина здесь очень значителен и обладает большой утверждающей силой. Это образ вождя и руководителя.

Двойственное впечатление производил проект, представляющий фигуру Ленина, выполненную М. и О. Манизерами. От остальных проектов ее отличала особая приглаженность и обстоятельность в перечислении деталей одежды. Глядя на напряженное, всматривающееся в даль лицо Ленина, можно было говорить о большой внутренней содержательности этого образа. Между тем поза его статична и движение какое-то очень «домашнее» — Ленин стоит в костюме и пальто, надетом на одно плечо и придерживаемом руками. Создается впечатление, что он одевается, готовится к какому-то торжественному рауту — столь тщательно отглажены его пиджак и брюки, аккуратно завязан галстук, край рукава рубашки чуть выпущен из рукава пиджака и т. д. Выражение же лица и энергичный поворот головы говорят совсем о другом.

Среди проектов с сидящими фигурами кроме предложения В. Пин-чука наиболее интересным, пожалуй, был проект П. Бондаренко (арх. В. Климов)—Ленин спокойно сидит, задумавшись. Скульптура помещена на сравнительно низком постаменте. Нижняя часть статуи слабо расчленена и как бы сливается с постаментом. Предельно конкретизирована лишь голова, что помогает передаче основной мысли скульптора— изобразить Ленина как мыслителя.

Значительным представляется и проект Г. и Ю. Нерода (арх. М. Бубнов и В. Лазарев) — Ленин, спокойно сидящий, с картой ГОЭЛРО на коленях и как бы ушедший в свои думы о будущем России и чуть улыбающийся. Это был очень «человечный» "образ, тоже отличавшийся обобщенностью и целостностью решения. С. Земцов отмечал, что «фигура выполнена очень эскизно, по существу, только намечена, но зато прекрасно отработана голова» 2. Рецензент оценивает это предложение очень высоко. Но в то же время высказывались мнения, что черный камень, из которого предлагали сделать статую, вряд ли подойдет для данного образного решения.


1 Шмидт И. Указ. соч., с. 5.

2 Конкурсные проекты памятника В. И. Ленину в Кремле,—^Архитектура СССР», 1966, № 5, с. 25.

 

Не будем перечислять других «сидящих» проектов, отметим лишь, что многие из них, как и «стоящие», включают в свою композицию некоторые конкретизирующие предметы — книги, листки с записями, карты и даже кирпич и мастерок — тенденция, проявившаяся во многих проектах.