Карта сайта

Глава IV - ПАМЯТНИКИ К.МАРКСУ, Ф. ЭНГЕЛЬСУ, В. И. ЛЕНИНУ. ОТ КОНЦЕПЦИИ «ЖИВОГО ГЕРОЯ» — К ОБРАЗУ-СИМВОЛУ

В последние годы произошли существенные изменения в образной структуре портретных памятников. Они коснулись не столько композиции памятников, сколько именно отношения к образу, что выразилось в стремлении полнее, глубже, разностороннее раскрыть особенности характера и судьбы выдающейся личности, ее вклад в определенную сферу политики, науки, искусства. Это привело, с одной стороны, к большей «интимизации» памятников, к поискам воплощения в монументальном искусстве черт «живого героя», а с другой — к желанию возвеличить, символизировать образ, превратить портретный памятник в символ. На композиционные изменения наложили также свой отпечаток и новая архитектурная ситуация, потребовавшая создания памятников не только для парадных площадей, но и, во-первых, для более интимных, непосредственно связанных с человеком пространств, а во-вторых, для всего города или для значительной его части, то есть памятников, являющихся идейно-композиционными центрами больших районов и городских массивов.

Наш обзор начинается с монументов и памятников Марксу, Энгельсу и Ленину — наиболее выдающимся деятелям мировой истории. При этом два обстоятельства представляются особенно существенными. Во-первых, в нашей стране памятники Ленину в русле общего развития монументальной скульптуры являются произведениями наиболее распространенными. Практически каждый крупный город имеет памятник Ленину. Следовательно, здесь можно наиболее наглядно проследить изменения всей концепции памятника, произошедшие в 60—70-х годах.

Во-вторых, в памятниках Ленину как произведениях по своему идейному значению наиболее ответственных раньше и прочнее, чем в других областях монументальной скульптуры, сложился с 30—50-х годах определенный канон, а в некоторых случаях и штамп, который успешно преодолевался именно в 60—70-х годах. Из всего обилия новых пластических решений в данную область монументальной скульптуры попали лишь наиболее верные и наиболее впечатляющие. Здесь было гораздо меньше случайного, временного, того, что не получило дальнейшего развития. Зато пластические, образные, архитектурно-композиционные находки, проявившиеся в памятниках вождям Революции, закреплялись и получали свое дальнейшее развитие в ряде других портретных памятников. Поэтому можно сказать, что характерные черты советской монументальной пластики 60—70-х годов как бы в концентрированной и вместе с тем в наиболее строго выразительной, идейно насыщенной форме проявились именно в памятниках великим революционерам — Марксу, Энгельсу и Ленину.

Если памятники Ленину уже давно являются наиболее распространенными в советской монументальной скульптуре, то памятники Марксу и Энгельсу получили сравнительно широкое распространение именно в послевоенный период. Особо ответственное отношение к увековечению памяти Маркса и Энгельса способствовало привлечению к этой работе наиболее талантливых скульпторов, вызывало атмосферу творческого поиска, результаты которого, несомненно, оказали огромное влияние на все развитие монументальной пластики.

Наконец, следует иметь в виду тот исторический факт, что памятник Марксу в Москве и хронологически как бы открывает собой период 60-х годов. Это был один из первых памятников, в котором отдельные черты нового подхода к монументальной скульптуре проступили достаточно явственно.

Сложение новой концепции в том или ином виде искусства — дело коллективного творчества, в котором участвуют не только многие художники, но и зритель, своими оценками производящий определенный отбор и утверждение новых принципов и способов воспроизведения действительности. Этому закономерному процессу существенно помогает такая форма организации художественной деятельности, как конкурсы, публичные обсуждения и т. д. И следует сказать, что наиболее интересные проекты памятников Марксу и Ленину, получившие в конечном счете воплощение в бронзе и граните, были отобраны как раз на конкурсах, причем конкурс на памятник Марксу был наиболее широким и одним из первых конкурсов конца 50-х — начала 60-х годов.

Таким образом, и с этой точки зрения имеет смысл выделить в отдельную главу рассмотрение памятников великим революционным деятелям.