Карта сайта

Глава III - Часть 8

Памятник представляет собой монолитный каменный блок, в толще которого высечены голова бойца в низко надвинутом шлеме и пальцы его руки, сжимающей автомат. Изображение сделано в высоком рельефе. Верхний левый (от зрителя) угол стелы, или пилона, обработан как крупный скол со следами просверленных шурфов, при помощи которых обычно раскалывают гранит и мрамор. Эта, так сказать, технологическая деталь является очень образной и говорящей о работе скульптора, о сопротивлении инертного материала, о силе и выдумке человека, преодолевающего это сопротивление, что характерно для искусства нашего времени, когда так часто показывается «сделанность», «рукотворность» произведения, оставляется «отпечаток руки» мастера.

Сурово смотрит прямо на зрителя лицо воина-ополченца. В памятнике образно выражена твердость, стойкость тех, кто сражался на ближних рубежах столицы и не пустил врага в Москву. В то же время в этом застывшем, спокойном лице, как бы вмурованном в камень, есть скорбная мемориальная нота, та необходимая, несколько траурная «памятниковость», которая специфична для массовых захоронений, братских кладбищ и пантеонов.

Композиционно нов и необычен также памятник «Медикам — героям Великой Отечественной войны» (1972, ск. Л. Кербель, арх. Б. Тхор). Он размещен на территории 1-го Медицинского института на Большой Пироговской улице. Образную и архитектурную основу памятника составляет медицинский Красный Крест —равноконечное крестообразное сооружение четырехметровой высоты, выполненное из красного полированного гранита. В верхней части креста глубоким рельефом обозначено лицо медицинской сестры и голова раненого бойца, которую поддерживает сестра. Автор и здесь чрезвычайно немногословен. Мы видим лишь пальцы руки медсестры на лбу раненого и лишь часть его лица. Умение экономно распорядиться деталями, отсечь все лишнее — одна из впечатляющих особенностей творчества Л. Кербеля.

Крест с рельефом установлен на площадке, мощенной бетонными плитами с крупными травянистыми швами, идущими параллельно лицевой плоскости памятника. Немного впереди и слева расположен еще небольшой гранитный куб, воспринимающийся как надгробие. Активную роль в общей композиции играет зелень деревьев. В целом и здесь скульптору удалось добиться ясного, торжественного траурного звучания, большой эмоциональной выразительности. Кроме того, женское лицо и пальцы руки, поддерживающие раненого, сообщают произведению лиричность, человеческое тепло, которого нет в памятнике фрун-зенцам, да, наверное, оно там и не столь необходимо. Здесь же благодаря столь женственному, материнскому жесту руки медсестры подчеркивается гуманная роль медицины, ее постоянная жертвенная забота об облегчении страданий людей. Монумент Героям-медикам — один из лучших в большом ряду памятников Героям.

Оригинальным памятником с ясно выраженным стремлением к ансамблевости и особой «скульптурной драматургии» является работа молодого волгоградского ваятеля А. Криволапова. Эта трехфигурная композиция посвящена воинам-комсомольцам Сталинграда (1973, переведена в металл в 1975 г.). Она установлена по оси бульвара, идущего посредине центрального проспекта города недалеко от площади Павших борцов. Такое местоположение требовало протяженной, как бы «разворачивающейся» композиции.

На длинной и низкой гранитной горизонтальной плите-постаменте скульптор расположил три фигуры. Первым вдоль оси бульвара стоит комсомолец с автоматом. Его лицо повернуто к площади. Несколько далее, прислонившись головой к его плечу и опираясь на его руку, в усталой позе стоит другой молодой воин, очевидно раненый. Поодаль от него, также по центральной оси, положена на гранит каска — это как бы надгробие. И, наконец, завершает композицию фигура девушки-комсомолки, слегка наклонившей голову, прижавшей руку к груди и глядящей на эту каску, то есть отдающей дань памяти погибшим. Таким образом, здесь развертывается сложное действие, и существенным его компонентом становится фактор времени. Эта повествователь-иость и протяженность действия во времени, удачно решенная скульптурно-пространственными средствами, являются важным достоинством работы Криволапова.

Среди многочисленных памятников Волгограда работа Криволапова выделяется определенной нетривиальностью подхода и композиционной выдумкой. Несколько традиционно лишь точно «срединное» положение каски-надгробия. Она является образным ключом произведения, но это вовсе не значит, что она должна быть и его геометрическим центром.

В подобных же памятниках Героям или памятниках Славы, установленных в сельской местности, сложилась определенная традиция. В большинстве случаев они представляют собой стелы, пилоны или даже небольшие обелиски иногда с рельефными изображениями или же воспроизведением военного ордена — Отечественной войны, Красной Звезды или Золотой Звезды Героя, а также с указанием фамилий погибших жителей данного села или поселка. Подобных памятников очень много в Белоруссии, на Украине, в Молдавии. Большинство из них создавалось без участия скульпторов. Однако имеются и некоторые запоминающиеся исключения. В 1965 году в армянском селе Чар-дахлы С. Багдасарян выполнил памятник в честь 320 воинов этого села, погибших на фронтах Великой Отечественной войны. Рядом с гранитным обелиском стоит женщина на одном колене, опирающаяся на голову льва и держащая опущенный меч в одной руке и венок Славы — в другой. Согласно народной легенде, в одной семье мать родила сыновей-богатырей, могущих и достойных победить льва. Однако, пожалуй, фигура женщины трактована слишком экспрессивно.

Более торжествен и статично-траурен памятник павшим воинам в Наркин Хатурнахе в Армении К- Нуриджаняна. Эта торжественность создается преимущественно архитектурными средствами. Два боковых чуть скошенных по краям пилона и вдвинутый вглубь обелиск с козырьком образуют ограниченное пространство, в котором помещена фигура женщины с чашей в руках. Симметричность композиции придает произведению отдаленное образное сходство с надгробием и одновременно со склепом — все это обеспечивает ту статичную молчаливую траурность, которая здесь необходима. Материалы — базальт и медь. К сожалению, последняя хорошо смотрится лишь в верхней части фигуры женщины. Ее тело, сделанное нарочито плоским с небольшим орнаментальным рельефом на подоле платья, выглядит несколько облегченным, лишенным статуарной плотности.

Большое количество памятников Героям установлено в окрестностях Ленинграда. Воздвижение памятников и памятных знаков на местах героической обороны города было запланировано заранее. Но на практике создание особого пояса или кольца Славы происходило в какой-то мере стихийно, и к настоящему времени оно представляет собой довольно разрозненный по стилю ансамбль, начавший формироваться еще в конце 40-х годов в основном благодаря самодеятельности населения и бывших участников обороны города. Профессиональные художники, скульпторы и архитекторы были привлечены к проектированию значительно позже — уже в 60-х годах. Среди десятков однообразных обелисков и стел именно их работы являются наиболее выразительными и определяют художественную значимость всего ленинградского пояса Славы.

Один из запоминающихся памятников в ленинградском поясе Славы—это Лемболовские высоты (1967, ск. Б. Свинин, арх. Ю. Цари-ковский). Здесь весьма удачно проявилась характерная для монументальной скульптуры 60-х годов тенденция — ансамблевость памятников, их все большая архитектурность, построенность и особая предметность, иногда буквальная, когда какие-либо подлинные предметы или их изображения включаются в общую архитектурно-скульптурную композицию, или же образная, когда сами скульптурные массы и объемы вызывают определенные предметные ассоциации. Монумент или, вернее, микроансамбль на Лемболовских высотах выражает обе эти тенденции.

Он примечателен еще и завидным умением авторов соединить архитектурно-скульптурные сооружения с окружающей природой. Пространство перед ансамблем открыто. Здесь только зеленая трава, упрямо пробивающаяся между каменными ступенями. Лишь у столба с рельефом две небольшие елочки. Зато за монументом, словно защищенная им, молодая поросль вечнозеленых елей и тонких берез. Окружающее пространство как бы омывает монументальные рельефы, просачивается в глубь них, подчеркивая весомость куба на столбе. Оголенность пейзажа перед мемориалом имеет содержательное значение. Созданная здесь пейзажная среда получилась очень одухотворен ной и образно «работающей» в помощь монументу.

До сих пор мы рассматривали монументы и памятники Славы, посвященные главным образом событиям Великой Отечественной войны. «Событийная» конкретность подобных памятников не противоречит их общему символическому или аллегорическому характеру. Более того, героическое предполагает высокое реалистическое обобщение, ясную символику произведений. Еще один тип памятников Славы, распространенный главным образом в восточных и среднеазиатских республиках,—-это более абстрагированные памятники Героям или монументы Славы, прославляющие не только героев Великой Отечественной, но и героев революции, героев борьбы за установление Советской власти или борьбы за независимость данной нации. Эти памятники как бы олицетворяют героев вообще, героическое начало в исторических судьбах данного народа.