Карта сайта

Глава III - Часть 5 - Военные памятники и монументы

Последняя и самая большая группа монументов и памятников-сим-волов — это военные памятники. Они весьма разнообразны, количество их насчитывается не десятками и сотнями, а тысячами, и основная их часть была сооружена в 60—70-х годах. Значение этих памятников для развития всего нашего монументального искусства очень велико — главным образом благодаря их разнообразию, как содержательно-образному, так и формально-композиционному.

Сооружение военных памятников — международное явление. Это дело не столько государственных, муниципальных или архитектурных органов, сколько преимущественно общественное. И в Советском Союзе и в ряде других социалистических и капиталистических стран воен ные памятники очень часто возводились на средства, собранные трудящимися, родственниками и близкими погибших или же самими участниками военных событий. Но ни в одной другой стране это движение, это участие народа в развитии монументального искусства не играло и не играет такой важной и определяющей роли, как в Советском Союзе. В этом отношении наша страна не знает себе равных. Естественно, что при таком размахе сооружения военных памятников и разнообразии их видов вклад Страны Советов в развитие мирового монументального искусства исключительно велик и плодотворен.

Шестидесятые-семидесятые годы характерны не только ростом числа военных памятников и многообразными композиционными поисками, но и тем, что в это время наряду с монументами и памятниками, отражающими события времен Великой Отечественной войны, было сооружено немало произведений, посвященных гражданской войне, рождению Красной Армии, ее первым сражениям, ее полководцам и т. д. Сооружались также памятники Героям и памятники Славы, олицетворяющие подвиги Армии и Народа как в гражданской войне, так и в Великой Отечественной.

Ради придания изложению некоторой исторической перспективы мы начнем с анализа памятников, посвященных гражданской войне.

Одним из запоминающихся произведений этого плана является монумент на окраине Пскова, у развилки дорог к Ленинграду, Киеву и Риге. В этих местах 23 февраля 1918 года было остановлено немецкое наступление, и враг был отброшен от Пскова и Нарвы, что вынудило германское правительство ускорить подписание Брестского мирного договора. Монумент был открыт в 1969 году, авторами его являются скульптор Г. Мотовилов и архитектор И. Билибин. Композиционное его решение просто и выразительно — длинная, низкая стела с рельефом, чуть приподнятая над землей, и взметнувшийся вверх сорокасемиметровый граненый штык. Высокий рельеф выполнен в повествовательных традициях, свойственных русскому монументальному искусству. Он изображает рабочих и крестьян, получающих оружие и становящихся первыми бойцами рождающейся Красной Армии. Далее изображены представители различных родов войск этой армии — пехотинцы, артиллеристы, кавалеристы, игравшие столь важную роль в эпоху гражданской войны. Здесь же высечены слова: «Доблестной Рабоче-Крестьянской Красной Армии, ее бойцам, командирам и политработникам в честь первых славных побед над империалистическими захватчиками в феврале 1918 года».

В годы гражданской войны вместе с молодой Красной Армией рос и мужал комсомол, также детище Революции. И почти все первые комсомольцы были бойцами или командирами Красной Армии. Поэтому с полным правом можно отнести к военным монументам и памятник Первым комсомольцам. Он установлен в Москве, в районе нового здания Университета в 1972 году (ск. Ю. Нерода, арх. Е. Стамо).

Место выбрано очень удачно — недалеко от проспекта Вернадского, в начале зеленого Университетского проспекта. Поставленный в окружении молодых берез и серебристых елей, памятник превосходно вписался в городской пейзаж нового района — района, где все связано с молодостью, студенчеством, с комсомолом.

Ему идейно близок памятник, установленный не так давно в столице Латвии.

На одной из новых площадей Риги, непосредственно примыкающей к старому центру города, возвышается мощный монумент, а за ним — здание современной архитектуры, облицованное рельефными медными плитами. Эти два сооружения составляют небольшой мемориальный ансамбль, посвященный Красным латышским стрелкам.

Памятник Латышским стрелкам оригинален и выразителен по композиции. Три солдата в длинных шинелях и характерных национальных военных фуражках стоят спина к спине, словно в бессменном карауле. Темно-красный гранит как бы символизирует нерушимую стойкость революционных латышских стрелков.

Компактность и нерасторжимая слитность фигур монумента, их длинные шинели и слегка вытянутые пропорции создают общую торжественную вертикаль, превосходно контрастирующую с несколько приземистым зданием музея, имеющим подчеркнуто горизонтальные формы. Площадь не замкнута. Одну ее сторону составляет набережная реки. Это придает монументу и всему ансамблю большую про-странственность. Словно широкая дорога в светлые дали уходит от площади Латышских стрелков новый мост через Даугаву.

Особой удачей авторов — скульптора Владиса Албергса и архитекторов Дзинтарса Дрибы и Гунарса Лусис-Гринберга — является то, что они сумели достичь органичной связи традиций латышского искусства и архитектуры с новыми современными принципами социалистического искусства. Подчеркнутый вертикализм скульптурного монумента придает ему некоторое сходство с обелиском, что сообщает памятнику дополнительную ноту величавой торжественности. Вместе с тем эта «обелисковость» перекликается с готической стрельчатой архитектурой старых зданий Риги.

В скульптурной группе хорошо передан дух того сурового и героического времени, когда несли свою службу красные латышские стрелки. Несмотря на единство трех фигур монумента, каждый из стрелков скульптурно решен индивидуально. Поэтому монолитность здесь лишена монотонности, основная тема имеет вариации и получает развитие.

Еще один монумент, посвященный гражданской войне, воспроизводит типический образ тех огненных лет. Речь идет о «Легендарной тачанке» — величественном монументе, сооруженном на кургане в степи близ Каховки. Он создан в 1967 году авторским коллективом в составе скульпторов Ю. Лоховинина, Л. Михайленка, Л. Родионова и архитектора Е. Полторацкого.

Художникам удалось сочетать величественность, истинную монументальность с повышенной динамикой, смелой передачей вихревого движения и в то же время с внутренней напряженностью, волевой собранностью, которые характеризуют состояние людей, участвующих в военных действиях. Величественность монумента во многом определяется фигурами мчащихся коней. Хорошо, что скульпторы, может быть, даже отойдя от исторической правды (в тачанки обычно запрягали пару), изобразили четверку лошадей. Это сразу сближает «Тачанку» с древними квадригами, что придает ей освященный традицией пафос и значительность, а также сообщает монументу известную необычность и исключительность, так как мотив квадриги встречается в монументальной скульптуре очень редко.

Хорошо, что авторы отказались от мелкой проработки форм ряда несущественных деталей, предоставив зрителю самому домыслить подробности: отсутствуют вожжи в руках у возницы, спицы в колесах, некоторые элементы упряжи и т. д. Всем этим пожертвовано ради создания наиболее концентрированного общего целостного впечатления от монумента.

Величественным произведением, посвященным окончанию гражданской войны, является многофигурный, ансамблевого типа памятник во Владивостоке, открытый в 1961 году (ск. А. Тенета, арх. А. Усачев и Т. Шульгина).

Доминантой ансамбля является фигура красноармейца на высоком постаменте, обращенная лицом к Тихому океану. Встающее на востоке солнце первым на Советской земле освещает знамя, которое воин придерживает правой рукой. А в левой у него горн — он словно приветствует зарю и возвещает о том, что красные бойцы «на Тихом океане свой закончили поход» и молодая Советская республика освобождена от интервентов.

У этого памятника происходят торжественные церемонии в дни революционных празднеств. Здесь молодые моряки-дальневосточники принимают присягу верности Родине. Комплекс был задуман как общественный центр города и стал своеобразным символом Дальнего Востока.

Большой удачей скульптора является центральная фигура памятника, решенная в романтическо-героическом ключе, — красноармеец. У него выразительный, хорошо читаемый силуэт. Развевающееся над головой красноармейца знамя придает всему облику бойца большую пространственность и легкость. Фигура словно овевается морскими ветрами. Известен ряд памятников, стоящих спиной к городу и лицом к воде. Вспомним хотя бы «Чкалова» в Горьком, гигантскую фигуру Ленина в новом районе Волгограда. Почти всегда такие памятники выглядят как-то отчужденно от города, от его архитектурных ансамблей. Работа же А. Тенеты благодаря ее превосходно читаемому силуэту и общему романтическому настрою не порождает этого впечатления. Смысл позы красноармейца хорошо и мгновенно прочитывается и воспринимается не только исторически закономерно, но и художественно логично. В образной увязке памятника с городом и морем, пожалуй, заключается самое большое достижение скульптора.

Среди комплексных работ, посвященных и гражданской и Отечественной войнам, отметим архитектурно-скульптурный микроансамбль в новом районе Оренбурга, открытый в 1973 году (ск. Ю. Александров, Ю. Чернов, арх. А. Андреев). Основной пластический мотив его-кольцо, или круг, Славы. В окружении зеленых деревьев среди новостроек устроен круглый партер, обведенный кольцеобразной бетонной дорожкой. От этого внешнего кольца три ступени ведут вниз и внутрь к площадке, в центре которой возвышаются четыре тонких прямоугольных четырнадцатиметровых столба. На них на высоте девяти метров укреплено расширяющееся кверху бронзовое кольцо с рельефами. По периметру площадки в ступени врезано шесть камней-стел с рельефными атрибутивными изображениями и текстами, рассказывающими о событиях гражданской и Великой Отечественной войн, связанных с Оренбургом.

В целом этот комплекс представляется хотя и необычным, но все же несколько однообразным по композиции, построенным как-то слишком размеренно точно, слишком «чертежно». Архитектурные элементы здесь явно превалируют, причем решены они не слишком индивидуально и ассоциативно. Да и скульптурно изобразительная часть кажется лишь «объясняющей», иллюстрирующей общую тему и тексты камней-пилонов.

Важно, однако, отметить градостроительную роль этого монумента. Он стал центром небольшого сквера, разбитого на бывшем пустыре, и вместе с тем идейно-планировочным центром нового микрорайона, внеся в стандартную малоинтересную архитектуру живой, содержательный акцент.