Карта сайта

Глава III - Часть 2

А ведь монумент в Уфе создавался на века, да и само понятие «дружба народов», которым руководствовались М. Бабурин и Г. Левицкая, есть наиболее фундаментальное понятие в истории нашей страны, есть та основа, без которой не может быть Советского Союза. Поэтому последовательное и основательное использование классической традиции здесь представляется не модной стилизацией, а внутренне оправданным, тщательно продуманным принципом, помогающим идейному воздействию монумента, обеспечивающим его долговремен-ность и неподвластность тем или иным преходящим стилистическим веяниям. Конечно, такая позиция в чем-то дискуссионна и уязвима,

так как мы все же хотим видеть в современном памятнике не только интерпретацию традиций, но и черты сегодняшнего искусства. Но авторы этого произведения реализуют свои принципы бескомпромиссно и вплоть до мельчайших деталей оформления, что вызывает законное уважение.

Не менее интересным, однако почти противоположным по исходным эстетическим воззрениям является Монумент Дружбы в Ижевске, столице Удмуртской АССР (ск. А. Бурганов, арх. Р. Топуридзе).

От площади перед Домом правительства республики, постепенно снижаясь, идет широкая аллея. По бокам ее, среди берез —новые современные здания, в центре —зеленые лужайки и каскад фонтанов. Понемногу она подходит к ровной площадке над крутым обрывом. Внизу —пристань, еле виден противоположный лесистый берег. Это искусственный пруд на реке Иж, созданный нашими предками для того, чтобы силой воды заставить работать построенный здесь железоделательный завод. На берегах этого пруда не выберешь лучше места, чем площадка над обрывом. Здесь и установлен монумент в ознаменование 400-летия добровольного присоединения Удмуртии к России.

Поднимаются вверх более чем на сорокашестиметровую высоту два пилона из монолитного железобетона, облицованные нержавеющей сталью. Они словно два крыла, между которыми помещены скульптурные изображения, как бы скрепляющие их и конкретизирующие идею монумента — «Навеки вместе» («Дружба»). Со стороны города между этими крыльями, символизирующими Россию и Удмуртию, помещены геральдические и другие «поясняющие» изображения — серп и молот, сноп, секира древних воинов, винтовки и автоматы Великой Отечественной: республика не только посылала своих сынов на фронт, но и ковала оружие для Победы. Все это венчает вынесенный вперед позолоченный герб Советской России.

Наиболее же интересные скульптурные композиции находятся по другую сторону пилонов-крыльев и особенно хорошо воспринимаются с воды и широких гранитных лестниц, идущих от берега к площадке. В верхней части монумента —две женские фигуры в национальных костюмах на фоне знамен. Их поднятые руки словно приветствуют зрителей. Это аллегории России и Удмуртии. Ниже, на втором ярусе — красноармеец в буденовке и боец в шлеме, олицетворяющие гражданскую и Великую Отечественную войны. Наконец, внизу— символическая фигура кузнеца с молотом и наковальней, представляющая мирный труд. И в то же время в ней выражена та революционная романтика, которая нашла воплощение в известной песне 20-х годов:

«Мы кузнецы, и дух наш молод, Куем мы к счастию ключи! Вздымайся выше, тяжкий молот...»

Монумент примечателен и тем, что он является наглядным воплощением современного понимания синтеза искусств. Его основу составляет оригинальное архитектурное решение, раскрываемое и конкретизируемое скульптурными элементами. Крупные горельефные изображения выполнены из кованой меди. Их основные контуры позолочены. Это замечательная находка, придающая монументу особую красоту и декоративность: серебристо-серый, холодноватый цвет стали выразительно сочетается с теплым, красновато-огненным оттенком меди и блестящим, горящим на солнце золотом, придающим графическую точность рисунку горельефов. Впечатляет и общее архитектурное решение— компактный, легкий, как бы стремительно врезающийся в синее небо монумент символизирует общую устремленность советского народа к светлому будущему. Необычайно удачен и выбор места, дающий обзор монумента и со стороны города и с озера. Единая по замыслу и стилю эта работа знаменует собой новое понимание городского монумента. Своей конструктивностью, стремительностью, самим своим материалом она передает дух времени, говорит о нешаблонном творческом развитии принципов социалистического монументального искусства.

Монумент Дружбы народов трех братских республик —Российской Федерации, Украины и Белоруссии — воздвигнут в 1975 году на стыке трех областей — Брянской, Черниговской и Гомельской. По своей композиции он близок Монументу Дружбы народов, возведенному в 1974 году в городе Фрунзе,— три пилона, охваченные внизу мощным кольцом скульптурного рельефа. Пластически монумент во Фрунзе (ск. Т. Садыков, 3. Хабибулин, С. Бакашев), посвященный 100-летию добровольного присоединения Киргизии к России, значительно интереснее и выразительнее.

Таким образом, в 60—70-х годах зародился новый вид монументальных произведений — памятники Дружбы народов — и начали успешно разрабатываться композиционные принципы подобного рода монументов.

Рассмотренные выше примеры определяют некоторые важные особенности первой группы монументов и памятников-символов. Средствами монументального искусства эти работы интерпретируют такие сложные понятия, явления и события, как Родина, Народ, Дружба народов, Освоение космоса и т. д., составляя сравнительно новую для советской монументальной пластики категорию произведений. Понятно поэтому, что она привлекла пристальное внимание нашей общественности, а также художников и критиков. Сложность и часто необычность поставленных задач, их идейная значимость и масштабность способствовали тому, что здесь решались некоторые принципиальные задачи монументальной пластики, и монументы обобщенным явлениям и понятиям стали своего рода образцами, оказавшими значительное и положительное влияние на все развитие монументальной пластики 60—70-х годов.

В частности, важными представляются следующие особенности этих монументов и памятников-символов. В них наиболее убедительно и органично сочетались изобразительные и неизобразительные элементы. Их общая композиция и связь со средой определялась обычно архитектурными принципами. В большинстве случаев эти памятники являются масштабными и сложными сооружениями, и архитектурное начало во многих из них проявилось особенно впечатляюще. Памятники-символы дали наиболее интересные и значительные образцы «внутреннего синтеза», то есть сочетания архитектурных форм с формами круглой скульптуры и цветом. Многие из них отличались также продуманным цветовым и общедекоративным решением, где немалое значение имело и обыгрывание фактуры материалов.

Существенное значение монументы и памятники-символы имеют для решения проблемы «большого синтеза», то есть сочетания памятника не столько даже с окружающей его архитектурной или природной средой, сколько с городом в целом. Такая идейно-образная связь, способствующая органическому вхождению монумента в среду города и делающая его своего рода символом города, особенно сильно выражена, например, в «Матери-Грузии». Четкая градостроительная функция, градообразующее начало относятся к достоинствам Монумента Дружбы народов в Ижевске, обелиска, посвященного 50-летию Октября в Ереване, и ряда других произведений.

В памятниках, олицетворяющих обобщенные идеи, наша монументальная пропаганда поднялась как бы на новую ступень выражения в образной форме общих принципов, связанных с существом социализма, с интернационализмом, лежащих в основе нашего миропонимания и образа жизни. Такие понятия, как Социалистическая Родина, Дружба народов, до сих пор не имели своей образной интерпретации в мировом искусстве. Впервые эти образы-понятия оказались раскрытыми художественными средствами в советском монументальном искусстве 60—70-х годов, а также в отдельных монументальных произведениях, созданных в восточноевропейских социалистических странах. Кроме собственной значимости этого факта в нем нельзя не видеть и плодотворного развития и углубления идей и традиций, заложенных в ленинском плане монументальной пропаганды.