Карта сайта

Глава II - Часть 5

Одним из важнейших средств повышения декоративности монументальной пластики является цвет. В последнее десятилетие цвет начал использоваться авторами произведений гораздо активнее и разностороннее. В пластике 60 — 70-х годов имеется немало примеров не только чисто декоративного применения цвета на основе контраста или соответствия окружающей среде, но и использования его содержательно, то есть с символическими, ассоциативными и иными целями. Серебристо-белая алюминиевая «Картлис Деда» над Тбилиси контрастна окружающей ее пышной южной зелени. Вместе с тем ее цвет напоминает цвет современных лайнеров, придает ее облику некоторую техничность, связывает ее с современностью. Очень эмоционально и содержательно использован цвет в монументе в честь 400-летия добровольного присоединения Удмуртии к России, где серебристо-серая сталь соседствует с «жарким» красноватым цветом меди, а контуры изображений выделены золотом.

Интересно использование зеленой патины в памятнике Давиду Гурамишвили. Она связывает его с окружающей зеленью небольшого, открытого дворика, а вместе с тем придает памятнику несколько древний, архаичный вид, что весьма соответствует созданному скульптором образу поэта-отшельника, аскета, с вытянутыми, нарочито «уплощенными» формами фигуры в длинном одеянии.

Активно использован цвет в декоративной скульптуре «Муза» М. Бердзенишвили, установленной около нового здания Тбилисской филармонии. Интенсивно-зеленый цвет ее патины связывает цвет серого бетона и темного камня с зеленью газонов и деревьев и в то же время и контрастирует с ними, как всякая искусственная патина с изменчивой живой природой.

Особого рассмотрения требует сложное и неоднозначное использование цвета нашими выдающимися мастерами монументальной скульптуры в памятниках, установленных в дружественных социалистических странах. Речь идет о памятниках В. И. Ленину в Берлине Н. В. Томского, К. Марксу в Карл-Маркс-Штадте Л. Е. Кербеля и В. И. Ленину в Дрездене Г. Д. Ястребенецкого.

Основной цвет немецкой монументальной пластики, в частности многочисленных бронзовых фигур и композиций, установленных в 60-х годах,— черный. В целом эта нейтральная ахроматическая окраска очень контрастно выделяет скульптуру на фоне окружающей среды — среди зелени или цветных покрытий современной архитектуры. Этот цвет удачно соответствует темным сохранившимся старым зданиям средневековой архитектуры и некоторым оставленным руинам военных лет (например, в Магдебурге).

Н. В. Томский выполнил памятник В. И. Ленину в красном граните. Это сразу же выделило его по цвету среди пластики немецких скульпторов. Кроме того, этот цвет, конечно, имеет и символическое значение—-это революционный цвет, и использование его для памятника Ленину вполне оправдано.

Большой сложностью в цветовом отношении отличается окружающая памятник среда. Справа от памятника как его основной фон находится серое здание с белыми ограждениями балконов и обширными стеклянными поверхностями, отражающими цвета неба, то есть голубой или серый. Слева в несколько большем отдалении — светлое здание с интенсивной желтой облицовкой лоджий. Далее между этими двумя зданиями — большой пространственный прорыв, в котором видна поднимающаяся холмистая местность, засаженная кустами и деревьями. Здесь основным фоном для памятника является небо и зеленый цвет весной и летом, серо-бурый — зимой и желто-оранжевый — осенью. Наконец, перед памятником расположен зеленый газон, зимой обычно покрытый белым снегом. Следовательно, основные цвета фона памятника—серый, голубой, зеленый и белый различных оттенков с небольшим вкраплением ярко-желтого. Цвет красно-серого гранита — пожалуй, единственный цвет, эстетически выразительно сочетающийся с любым из перечисленных цветов на основе контраста и частично подобия. Этот цвет, гармонируя с каждым из других, взятых по отдельности цветов окружающей среды, приводит ее в целом к эстетическому равновесию и в то же время превосходно выделяется из существующего цветового окружения, помогая концентрации внимания на высокоидейном произведении искусства. Мастерски найденное цветовое решение является эстетически оптимальным для данной среды. Цвет здесь функционально неоднозначен и во многом способствует раскрытию содержания произведения и наиболее полноценному его восприятию.

Несомненно, что Г. Д. Ястребенецкий, создавая свой памятник В. И. Ленину для Дрездена, учитывал опыт Н. В. Томского. Он также выбрал красный гранит, не только удачно соответствующий светлосерому архитектурному фону и зелени и имеющий к тому же символи-чески-смысловое значение, но и как бы перекликающийся с цветом берлинского монумента Томского. Тем самым подчеркнуто еще и некое единство работ советских скульпторов, что также помогает выделению этих произведений среди других образцов монументальной пластики.

Иначе поступил Л. Е. Кербель. Он патинировал свой памятник Марксу темным цветом, как бы указывая на его связь с традициями немецкой пластики. Но и в данном случае выбранный цвет многозначен по функции. Он соответствует общему тону центральной площади, где находится ратуша и ряд других строений с темной каменной облицовкой. Более того, этот серо-черный, неяркий, серебристо-графитный цвет в какой-то мере символизирует сам бывший Хемниц, рабочий город индустрии и химии, которые в нашем сознании стереотипно связаны с темными цветами и несколько мрачным колоритом. Теперь это, быть может, и не соответствует истине, но ведь памятник Марксу в какой-то мере несет образный отпечаток той эпохи, когда жил и действовал великий учитель пролетариата, а в тот век угля и пара промышленность, тяжелый труд и даже сам образ рабочего ассоциировался с темными, мрачными тонами. Вспомним картины на темы труда Домье, Менье, Ярошенко и других художников.

Наряду с этим непосредственным фоном для мощной бронзовой головы Маркса служит светлое здание, прорезанное горизонталями окон, в которых отражается небо, а прямо за памятником устроена большая ниша, облицованная серебристым алюминием с вычеканенным на нем лозунгом «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», повторенным на разных языках. Таким образом, для восприятия памятника создан выразительный цветовой контраст, причем в ахроматической гамме, что придает монументу и связанному с ним окружению необходимую серьезность и даже некоторую суровость. Наконец, постамент памятника Марксу выполнен из гранита более светлого тона, и это как бы отрывает памятник от земли, препятствует созданию впечатления излишне давящей тяжести и мощи. Наоборот, возникает ощущение некого движения, парения памятника, подчеркивается его необычный характер и точно очерчиваются контуры самого бронзового изваяния.

Интересно, что в данном случае автор не применил зеленого травяного ковра около памятника. Его постамент прямо возникает из облицованной гранитом площадки перед зданием. Это еще сильнее зрительно связывает скульптуру с архитектурой здания, где в нижнем этаже расположен небольшой музей Маркса, а также подчеркивает общую строгость и монументальность замысла, ибо все воспринимающееся рядом с памятником поле архитектурной среды решено в ахроматической гамме, причем с ограниченным числом оттенков черного и серого (здание, алюминиевая ниша, гранитная площадка, постамент, затененный вход и т. д.).

Таковы примеры достаточно сложного многозначного использования цвета в скульптурных композициях, сооруженных в нашей стране и в Германской Демократической Республике, где советским скульпторам необходимо было при выборе того или иного цветового решения учитывать сложившиеся традиции национальной школы монументальной пластики.

Все эти примеры говорят о повысившемся внимании скульпторов к вопросам цветового решения памятников и о значительно более активном отношении к цвету. Наиболее же существенным является то, что цвет используется не только как средство повышения визуальной выразительности произведения, но и семантически, в достаточно сложных ассоциативных ходах, что, обогащая декоративный строй, усиливает образность памятника, делает его более художественно органичным и содержательно емким.

С цветом тесно связан и свет. Однако здесь можно пока отметить лишь интерес к подсветке памятников в вечерние часы, что создает новые и часто весьма выразительные условия для их восприятия.