Карта сайта

МУЗЕЙ ДВУХ ПОЭТОВ

Маршрут: ст. Ашукинская (6-я зона, 48 км ог Москвы) — д. Мураново — д. Артемово — ст. Калистово (6-я зона, 52 км от Москвы).

Протяженность маршрута — 10—12 км.

Маршрут проходит по красивым лесным зарослям в окрестностях деревни Мураново, где находится Музей-усадьба Ф. И. Тютчева. Туристы знакомятся здесь с жизнью и творчеством выдающихся русских поэтов Е. А. Боратынского и Ф. И. Тютчева, с окружавшей их обстановкой.

Поход начинается от станции Ашукинская. Чтобы попасть оттуда в Мураново, надо пересечь пристанционный поселок, перебраться на другой берег речки Талицы и пройти около 4 км по грунтовой дороге, которая то вьется вдоль берега, то уходит в глубь леса. Неожиданно деревья расступаются, и впереди возникают строения деревни Мураново. Перейдя по мостику через Талицу, туристы поднимаются к музею-усадьбе «Мураново», одному из интереснейших в Подмосковье. Светлое здание музея, расположенное на возвышенности, четко вырисовывается на фоне старого парка.

Впервые о Муранове упоминается в рукописи, датированной 1767 г. и озаглавленной: «Межевая книга и план сельцу Муранову и деревни Гри-горовой с пустошми». В то время эти места принадлежали Оболенским. В 1816 г. Мураново купила Е. П. Энгельгардт. Ее муж Лев Николаевич Эн-гельгардт, командир Уфимского полка, участник Русско-турецкой войны 1787—1790 гг., некоторое время служил под начальством А. В. Суворова.

Сергей Тимофеевич Аксаков в «Детских годах Багрова внука» так вспоминает о нем: «...по своему росту и дородству он казался богатырем между другими и к тому же был хорош собой. Он очень любил меня, и я часто сиживал у него на коленях... с благоговением посматривая на два креста, висевшие у него на груди, особенно на золотой крестик с округленными концами п с надписью: «Очаков взят 1788 года 6 декабря».

После покупки Муранова Л. Н. Энгельгардт и его семья обычно проводили здесь каждое лето, приезжали сюда и зимой. В Муранове Энгельгардт работал над {.-шисками» — любопытными воспоминаниями о време-нпх Екатерины II и Павла I.

Плана или рисунка усадьбы того времени не сохранилось, по воспоминания современников довольно точно воссоздают ее внешний вид. Одноэтажный деревянный дом был построен просто, без украшений. Рядом с ним стояла домовая церковь. Неподалеку, в саду, находилась оранжерея. От северных ветров сад прикрывали густые высокие ели. В усадьбе была целая система искусственных прудов, соединявшихся с большим прудом перед домом. На небольшой площадке стояли две пушки «времен очаковских иль покоренья Крыма».

В Муранове часто бывал близкий знакомый Л. Н. Энгельгардта — герой Отечественной войны 1812 г., поэт Денис Васильевич Давыдов, живший недалеко отсюда в имении Мышецкое (см. маршрут «К усадьбе героя Отечественной войны 1812 г.»). Имя «счастливого певца вина, любви и славы», одного из руководителей партизанского движения в грозные месяцы 1812 г., открывает литературную летопись Муранова. Не исключена вероятность, что Д. В. Давыдов познакомил с Энгель-гардтами поэта Евгения Абрамовича Боратынского, ставшего впоследствии мужем старшей дочери владельца усадьбы.

Е. А. Боратынский, современник и друг А. С. Пушкина, был выдающимся поэтом XIX века. «Боратынский принадлежит к числу отличных наших поэтов, — писал Пушкин. — Он у нас оригинален, ибо мыслит. Он был бы оригинален и везде, ибо мыслит по-своему, правильно и независимо, между тем как чувствует сильно и глубоко».

После смерти Л. Н. Энгельгардта усадьба перешла во владение его дочерей. Е. А. Боратынский взял на себя заботы по управлению имением и с увлечением занялся сельским хозяйством. В 1841 — 1842 гг. по проекту Боратынского на месте старого дома был выстроен новый, сохранившийся до наших дней. Его архитектурный облик ничем не напоминает традиционные дворянские усадьбы той эпохи. В частности, нет портика и мезонина, столь обычных для строений такого типа.

К основному двухэтажному зданию примыкает одноэтажная пристройка с двухэтажной башней. Дом построен из вертикально поставленных бревен. Основное здание и башня обложены кирпичом. Над главной частью дома возвышается так называемый «фонарь» — восьмигранная башенка. Своеобразна и внутренняя планировка дома. В «фонаре» находилась классная комната. Окна в ней подняты высоко от пола, чтобы дети не отвлекались от занятий. Поперек здания проходит длинная комната — зала. Под домом проложен подземный ход, по которому носили дрова. Анфилада комнат от прихожей до библиотеки завершалась «зеленой перспективой» — зимним садом, расположенным около башни. Зимний сад был уничтожен во второй половине XIX века. В то же время были пристроены застекленное крыльцо и комната с балконом, выходящим в сад.

Боратынский очень любил Мураново и посвятил ему немало прочувствованных строк. В стихотворении «Есть милая страна, есть угол на земле» поэт писал:

Я помню ясный, чистый пруд;

Под сению берез ветвистых,

Средь мирных вод его три острова цветут;

Светлея нивами меж рощ своих волнистых,

За ним встает гора, пред ним в кустах шумит

И брызжет мельница. Деревня, луг широкий,

А там счастливый дом... Туда душа летит,

Там не хладел бы я и в старости глубокой!

Там сердце томное, больное обрело

Ответ на все, что в нем горело,

И снова для любви, для дружбы расцвело

И счастье вновь уразумело.

После смерти Боратынского Мураново перешло к сестре его жены. Ее муж Николай Васильевич Путята знал А. С. Пушкина и был близок со многими литераторами. С 1866 по 1872 г. он был председателем О6щества любителей российской словесности при Московском университете.

Н. В. Путята закончил Московское училище колонновожатых, готовившее офицеров Генерального штаба. В то время там учились будущие декабристы Н. В. Басаргин, братья Бобрищевы-Пушкины, П. А. Муханов и другие. Путята был близко знаком и с декабристами Е. П. Оболенским, К. Ф. Рылеевым, И. И. Пущиным, А. А. Бестужевым. И хотя к следствию по делу декабристов он не привлекался, но над ним был установлен секретный надзор. В его архиве хранились многие, тщательно переписанные заиретные произведения того времени —«К Чаадаеву» А. С. Пушкина, «Негодование» П. А. Вяземского, басни Дениса Давыдова.

В гостях у П. В. Путяты бывали выдающиеся представители русской литературы. 22 августа 1849 г. Мураново посетил Н. В. Гоголь. На верхнем этаже дома сохранилась комната, в которой останавливался великий писатель.

В усадьбе часто гостил и С. Т. Аксаков, любивший посидеть с удочкой на берегу славившегося судаками мурановского пруда.

Дружеские и родственные отношения связывали Н. В. Путяту с Ф. И. Тютчевым (сын поэта был женат на дочери Путяты). Большую часть жизни Тютчев провел за границей, находясь на дипломатической службе. Там же началась его литературная деятельность. Возвратившись в 1844 г. в Россию, Тютчев поселился в Петербурге. Но поэт не прерывал связи со своими московскими друзьями и нередко посещал Мураново. Последний раз он приезжал сюда летом 1871 г.

После смерти Ф. И. Тютчева в усадьбу были перевезены его личные вещи и обстановка из петербургской квартиры, а также из Овстюга — родовой усадьбы Тютчевых.

После Великой Октябрьской социалистической революции, в августе 1920 г., в Муранове был открыт Музей имени Ф. И. Тютчева. Его экспозиции посвящены жизни и творчеству Е. А. Боратынского и Ф. И. Тютчева.

После осмотра залов музея можно пройти в парк. Его пересекает липовая аллея, начинающаяся у северного фасада дома. Неподалеку стоит маленькая деревянная избушка, построенная сыном поэта И. Ф. Тютчевым для детей. В глубине парка, на краю оврага сохранилась небольшая кирпичная церковь. Она была перестроена в конце прошлого века из амбара, сохранившегося со времени Л. Н. Энгельгардта. Около церкви — склеп, где похоронены Иван Федорович и Николай Иванович Тютчевы, сын и внук поэта. Н. И. Тютчев был бессменным директором музея со дня его основания до 1949 г.

Мурановский парк незаметно переходит в лес. Здесь много овражков, густо заросших папоротником и кустарником. На склоне одного из них можно устроить привал. Затем тропой, постепенно переходящей в грунтовую лесную дорогу, надо пройти около 3 и в северном направлении и выйти к деревне Артемово, расположенной на холмах, на правом берегу речушки Сумерь.

В 1841 г., когда Боратынский приступил к строительству нового дома в Муранове, сюда, в Артемово, переселилась его семья. В письме к матери поэт писал: «Мы живем... в глубоком уединении... Все помещичьи дома вокруг пусты». Дом в Артемове, где жил Боратынский и его семья, не сохранился.

За восточной окраиной деревни начинается хорошо протоптанная тропа, вьющаяся вдоль берегов Сумери среди густого смешанного леса. Через 3 км она приводит к пристанционному поселку Калистово, где и заканчивается маршрут.