Карта сайта

САМАРКАНД - Часть 48 - ГЛАВА 4 В дни свержения царизма

В феврале 1917 года под ударами вдохновляемых большевиками народных масс рухнуло царское самодержавие в России. Известие о революционном перевороте в Петрограде было встречено по всей стране с ликованием. С воодушевлением и радостью об этом историческом событии узнали и трудящиеся далекого Самарканда. 4(16) марта 1917 года в городе состоялся военный парад, на котором была оглашена телеграмма последнего Туркестанского генерал-губернатора Куропаткина о совершившемся перевороте. В тот же день состоялась многолюдная демонстрация населения старого и нового города. Трудящиеся вышли на улицу с красными флагами.

Рабочие и служащие торговых и промышленных предприятий Самарканда послали на имя Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов телеграмму, в которой писали: «Восторженно приветствуем товарищей рабочих со славной победой над вековым врагом всероссийского пролетариата — реакцией. Организуясь в союзы, готовы выступить под красными знаменами труда на защиту пролетарских прав и интересов» 1.


1 Победа Великой Октябрьской социалистической революции в Туркестане. Сборник документов под редакцией И. К. Додонова, Ташкент. Госиздат УзССР, 1947.

 

Как и всюду, в Самарканде образовалось двоевластие: 5(17) марта был избран Совет рабочих и солдатских депутатов и одновременно был образован так называемый Комитет общественной безопасности, который представлял в городе Временное правительство.

Несмотря на свержение самодержавия, власть в Туркестанском крае, в том числе и в Самарканде, сохранялась в руках старорежимной администрации. Генерал Куропаткин оставался на своем посту до конца марта 1917 года. Царский сатрап, опираясь на реакционные силы, пресекал всякие попытки народов Средней Азии освободиться от национально-колониального гнета. Он даже представил Временному правительству проект дальнейшего закабаления края. В своем дневнике Куропаткин писал: «Был сегодня у министра юстиции Керенского и министра земледелия Шингарева. Указал на необходимость не применять полностью принципа равенства, иначе Туркестан пойдет назад... Керенский согласился с моим мнением» 1.

Как и другие лидеры буржуазного Временного правительства, Керенский поддерживал великодержавный лозунг «единой и неделимой России». Он успокаивал местных эксплуататоров, встревоженных ходом революционных событий, обещая им сохранить все их богатства и привилегии. «Если в Туркестане произойдут волнения против России, то будут приняты самые крутые меры», — заверял он.

Какова же была социально-экономическая обстановка в Самарканде после свержения царизма? Известно, что в Самаркандской области накануне социалистической революции насчитывалось 100 предприятий с 2550 рабочими. В самом городе было 57 предприятий, где трудилось свыше тысячи рабочих, большинство которых были сезонными. В 1916 году в Самарканде жило свыше 96 тыс. человек, из них мужчин — 56 тыс., женщин — более 40 тыс.

На протяжении ряда веков город был известен различными ремеслами. Накануне революции в Самарканде было 725 мастерских, в которых трудилось 1215 кустарей (всего в области насчитывалось 8400 ремесленных предприятий и мастерских, где работало около 12 тыс. человек).

В дореволюционные годы Самарканд был крупным центром мусульманского духовенства. Здесь действовали 23 медресе и 62 мечети.

В городе функционировало 20 правительственных учреждений. Здесь было значительное число промышленников и торговцев, связанных с Петербургом, Москвой, Варшавой и другими городами. На Востоке торговые связи доходили до Китая. Кроме того, в Самарканде было 8 чаеразвесочных складов, три керосинных склада, склад разных товаров и 11 мануфактурных складов.

Самарканд был наиболее интернациональным городом края. На ряду с узбеками и таджиками, составлявшими основную часть населения (свыше 60 тыс. человек), в городе жило много русских (более

13 тыс. человек), евреев, татар, иранцев, азербайджанцев и армян. Пестрым был и социальный состав городского населения: рабочие, ремесленники, дехкане, гарнизонные солдаты, баи, капиталисты, купцы, представители мусульманского и православного духовенства, чиновники, служащие государственных и торговых учреждений и т. д.


1 А. Туманов. Борьба за установление и упрочение Советской власти в Турке стане. В сборнике статей «Установление Советской власти на местах в 1917—1918 годах». М., Госполитиздат, 1953, стр. 549.

 

Все это накладывало своеобразный отпечаток на политическую и экономическую жизнь, на развитие революционной борьбы трудящихся города.

В конце марта 1917 года генерал Куропаткин был смещен с занимаемого поста. 7(20) апреля был образован Туркестанский комитет Временного правительства. В Самарканде был создан так называемый Исполнительный комитет. Вместо военного губернатора была введена должность областного комиссара, которую занял полковник П. Слинко. Заместителем его был самаркандский богач Б. П. Вараскин.

В старогородской части Самарканда власть находилась в руках особой комиссии, созданной из местных баев, шуроисламистов, джадидов. Во главе уездов и волостей области стали комиссары из бывших царских чиновников и участковых приставов. «Тяжело видеть вчерашних палачей в роли выборных, облеченных доверием народа»,— с возмущением писали трудящиеся Джизака.

Органы Временного правительства в Самарканде прилагали все усилия, чтобы затормозить поступательный ход революции и сохранить прежние старорежимные порядки. Туркестанский комитет Временного правительства высказывался против представления народам Средней Азии какой бы то ни было автономии, тянул с решением рабочего и аграрного вопроса, оказался неспособным улучшить продовольственное положение.

8 апреля 1917 года Турккомитет сообщил в Петроград Временному правительству: «В Туркестане наступили черные дни голода, бескормицы, неурожая плодов...» К лету 1917 года особенно обострились хозяйственная разруха и голод в Самаркандской области. Небывалая засуха погубила урожай сельскохозяйственных культур. На 1098 тыс. человек населения Самаркандской области в 1917 году было собрано зерновых культур 10 928 тыс. пудов, бобовых, кукурузы и риса — 1810 тыс. пудов, картофеля 31 тыс. пудов, а всего по сравнению с 1915 годом — на 16 млн. пудов меньше 1.

На голоде и страданиях народа бессовестно наживались баи, купцы, спекулянты. Газета «Голос Самарканда», описывая бедствия трудящихся области, писала, что «под давлением голода население волостей бежит за Кара-Дарью, продавая жен и детей, чтобы избавиться от лишних ртов». Баи, закупая просо по 23 рубля за пуд, размалывали его дома и продавали просяную муку голодному населению по 50 рублей за пуд.


1 «Голос Самарканда», № 71, 13 апреля 1917 г.

 

Голод ударил прежде всего по неимущему населению городов и сел. Между тем местные представители Временного правительства, не желая ущемлять интересы буржуазии и баев, наживавшихся на спекуляции продуктами питания, не принимали никаких мер, чтобы облегчить положение голодающих, не решили вопроса о контроле над производством и потреблением продуктов.

Эту антинародную политику Туркестанского комитета Временного правительства целиком и полностью поддерживали меньшевики и эсеры. Реакционную линию проводили националистическая буржуазия и духовенство и их националистические организации «Шуро-Исламия» и «Улема».

«Шуро-Исламия» была создана в Самарканде в марте 1917 года. Она объединяла в своем составе баев, купцов и мулл. В «Шуро-Исламию» входили также джадиды — проповедники реакционных идей панисламизма и пантюркизма, выступавшие против сплочения трудящихся местных национальностей вокруг Советов и русского рабочего класса. Наиболее откровенно реакционной группировкой в лагере буржуазно-националистической и феодальной контрреволюции в Самарканде была панисламистская организация «Шурой Улема» (Совет духовенства). В Самарканде существовала тогда также пантюркистская организация «Иттиход». К этой реакционной организации примыкала главным образом буржуазная националистическая интеллигенция города. В городе были созданы также группы сионистов и дашнаков.

Органами революционного народовластия становились Советы рабочих и солдатских депутатов. В Самарканде, Каттакургане, Джизаке, Ходженте Советы были созданы уже в начале марта 1917 года. Но в первое время в Самаркандском Совете, как и в других городах Туркестана, преобладали меньшевики и эсеры, которые поддерживали антинародную политику буржуазного Временного правительства. Однако в процессе перерастания буржуазно-демократической революции в пролетарскую, с ростом влияния большевиков, Советы превращались в органы пролетарской диктатуры.

Единственной партией, выражающей коренные чаяния и стремления трудящихся всех национальностей, была партия большевиков. Верная своему революционному интернационалистическому знамени, она развернула борьбу за дело рабочих и крестьян, за национальное и социальное освобождение народов всей России.

В первые дни после февральской революции в Туркестане стали активизировать свою деятельность социал-демократические организации. В начале марта 1917 года развернула свою деятельность и самаркандская организация РСДРП. Но получив возможность работать легально, большевики города допустили серьезную ошибку и вопреки указаниям ЦК партии до конца 1917 года продолжали состоять вместе с меньшевиками в одной организации. Социал-демократы Самарканда не пошли на организационный разрыв с эсерами и вместе с ними издавали ежедневную газету «Свободное слово». При всем этом большевики Самарканда по всем принципиальным вопросам вели самостоятельную революционную линию.

Они принимали активное участие в работе Совета рабочих и мусульманских депутатов, неустанно разоблачали . империалистическую политику Временного правительства, соглашательство меньшевиков и эсеров, антинародные взгляды буржуазных националистов. Большевистскую группу в городе возглавляли такие активные и энергичные члены партии, как В. Фигельский, А. Фролов, В. Гуща, Д. Деканов, И. Чечевичкин и другие. Большевики Самарканда развернули большую работу среди рабочих, солдат, ремесленников и дехкан. Они крепили союз рабочих и дехкан, посылали своих представителей в кишлаки и аулы для работы среди дехканских масс. Они сплачивали вокруг себя лучших представителей местных национальностей, вовлекали их для работы в Советах и в профсоюзах, в ряды большевистской партии. В состав городского Совета рабочих и солдатских депутатов еще в марте 1917 года были избраны 18 депутатов от старого города. Среди них — рабочие А. Ход-жаев, Т. Джурабаев, У. Хаитов и другие. В состав областного Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов были избраны И. Мирджамалов, И. Ибрагимов, С. Джурабаев, М. Акчурин, А. Мамедов, А. Адилов, М. Юлдашев и другие. Все они были тесно связаны с большевиками и получали от них необходимые революционные указания: «Мы, — вспоминает А. Мамедов, — часто советовались с товарищами Фигельским, Фроловым, Журавлевым и другими».

6—7 марта 1917 года в квартале Кош-Хауз старого Самарканда открылась первая организация старогородской бедноты «Мусклуб». Мусульманский клуб именовали также собранием бедноты. Местным джадидам удалось овладеть руководством этой организации. В правление «Мусклуба» были избраны председателем Акабир Шамансу-ров, членами Бехбуди, Ш. Шакурбанов, А. Хасанджанов и другие.

Под давлением бедноты «Мусклуб» вынес постановление «снять с работы всех царских чиновников, ликвидировать царский аппарат, а вместо него избрать по примеру нового города комитеты из трех лиц» Эта организация провела четыре массовых демонстрации, распространяла газету «Ойна» («Зеркало»). Внутри организации происходила ожесточенная борьба между революционно настроенной частью членов клуба и ее руководителями — джадидами. Просуществовала эта организация всего полтора месяца, а затем, раздираемая внутренними противоречиями, распалась.

Тяга трудящихся Самарканда к организации и сплочению заметно возрастала. В старом городе Самарканда возникла организация — общество трудящихся местных национальностей, получившее наименование «Иттифак». Инициаторами его создания были тыловые рабочие, находившиеся под влиянием большевиков.

Наряду с рабочим движением росла борьба дехканских масс за землю и воду. Дехкане Самаркандской области выступали против местных баев и аксакалов, требовали справедливого распределения оросительной воды. Безземельные и малоземельные дехкане бросили крупным землевладельцам прямой вызов: «Будем отбирать у вас землю!»

В этот период Коммунистическая партия, возглавляемая В. И. Лениным, объединяла в единый мощный поток общедемократическую борьбу за мир, крестьянско-демократическое движение за ликвидацию помещичьего землевладения с передачей помещичьей земли крестьянам, национально-освободительное движение народов нашей страны в социалистическое движение пролетариата за свержение буржуазии и установление диктатуры пролетариата. В этот единый и мощный революционный поток влилась и борьба трудящихся Самарканда.


1 А. Гуманенко. Октябрь в старом городе Самарканда. Ташкент, Госиздат УзССР, 1933, стр. 7—10. Его же: «Шамси», Ташкент, 1938.