Карта сайта

САМАРКАНД - Часть 25 - ГЛАВА 1

В произведениях этих писателей отражены мысли и чаяния обездоленных масс, они гневно бичуют алчных правителей и ханов, представителей духовенства, критикуют феодальные порядки. Эти мотивы особенно ярко отразились в творчестве Турды, обличавшего в своих стихах злодеяния хана, феодальной знати, ханжество духовенства, шейхов, ходжей. С возмущением говорит поэт:

«Все блага богачам: и власть им и почет, До каких пор еще терпеть нам этот гнет? 1.

Турды сравнивает ханскую клику с ненасытным драконом, раскрывающим пасть, чтобы поглотить награбленные богатства, чужой труд. Нет предела жадности хана, высасывающего последние соки из придавленного нуждой трудового люда:

Побором, воровством и тысячами бед Он разорил страну, затмил в ней солнца свет. Есть деньги или нет, одет ты иль раздет, Плати ему налог вперед за много лет 2.

Острие сатиры Турды направлено против правящей феодальной верхушки. «Все вы, беки, что собака, грызете тело подданных!» «Довольно, беки, сеять рознь, довольно слабых обирать, объединится наш народ, мы станем грозны и сильны!» — восклицал поэт 3.

Выходец из Андижана, Бабарахим Машраб долго странствовал как монах-дервиш. Он побывал в Ташкенте, Ходженте, Бухаре, Индии, некоторое время жил в Самарканде. В своих произведениях Машраб выступает против социального неравенства, высмеивает официальные догмы ислама. За свои вольнодумные стихи Машраб поплатился жизнью: духовенство объявило его «еретиком», и он был казнен в 1711 году.


1 Турды. Избранные произведения. Ташкент, Изд-во УзССР, 1961, стр. 25.

2 Там же.

3 Антология узбекской поэзии. М„ Госполитиздат, 1950, стр. 208.

 

В XVI и XVII веках в Самарканде и Бухаре были написаны труды по истории народов Средней Азии: «История Абдуллы хана», «Муким-ханская история», «Убайдулла-аме», «Родословное древо тюрков». Современник поэта Турды, историк XVII века Мухаммед Шариф Малиха, создал «Антологию» — своеобразную летопись, в которой без прикрас и лести описывает современную ему эпоху со всеми ее трагичными сторонами. Так, он свидетельствует, что «хан во всех подвластных ему местностях, особенно в Самарканде, каждый год непременно взимал семигодовые налоги вперед. Если с кого-нибудь причиталась одна таньга, с него взыскивали семь. В семьдесят раз возросли расходы на содержание чиновников, канцелярии и ар-бобов (старост). С частных земель, — пишет Малиха, — взыскивали такой поземельный налог, что владельцы отдавали ему землю даром, но никто не брал... и все это сильно разоряло страну» 1.

В XVIII веке Самарканд вновь пережил напряженные события, отразившиеся на его экономическом и культурном развитии. В этот период феодальная раздробленность узбекских земель достигла крайней степени, что привело к внутреннему ослаблению ханств, терзаемых междоусобицами и разоряемых нашествиями завоевателей.

Непрекращавшаяся междоусобная борьба феодальных правителей, нашествия, сопровождавшиеся опустошениями и гибелью населения, довели состояние ханств до глубокого упадка. Этому процессу социально-политического кризиса способствовали также низкий уровень развития производительных сил, застойная техника земледелия и ремесла, опутанность феодальных отношений пережитками патриархально-родового быта, тормозившие развитие экономики.

Известную роль оказало также удаление Средней Азии от мировых политических и экономических центров. Благодаря великим географическим открытиям уже в XVI веке произошло общее перемещение торговых путей, по которым протекала торговля между Европой п Азией. Это обстоятельство не могло не сказаться на транзитном значении Средней Азии и на ее экономических связях. Ослабление торговли прежде всего отрицательно сказалось на городах и оседлых районах. Самарканд и другие города приходили в упадок и пустели.

В начале XVIII века Самарканд входил в состав Бухарского ханства, которым правили аштарханиды (1599—1753 гг.). Внутри ханства не прекращалась междоусобная борьба, на престол возводились и свергались то одни, то другие главари враждующих клик. Нередко эти сепаратистские выступления сопровождались вспышками народного гнева. Еще при Абдулле Азиз-хане (1645—1680 гг.) вблизи Самарканда в селении Дагбид вспыхнуло народное восстание. Хан жестоко подавил восстание и сжег все непокорные селения в окрестностях города.


1 Цит. по книге «Турды». Ташкент, Изд-во АН УзССР, 1959, стр. 12.

 

В 1709 году вспыхнули волнения в самом Самарканде. Они произошли в правление Убайдуллы-хана (1702—1711 гг.). Поводом к восстанию послужил выпуск неполноценной монеты, которая содержала в четыре раза меньше серебра. Купцы, ремесленники, хлебопекари и мелкие лавочники в виде протеста закрыли свои лавки и прекратили торговлю. Хан приказал под страхом смертной казни открыть лавки. Это еще более усилило возмущение масс. Придворный летописец, современник этих событий, сообщает, что народ был «непокорен и склонен к восстаниям и мятежам» 1.

Слабость центральной власти и феодальная раздробленность страны достигли крайней степени при последнем представителе династии аштарханидов — Абулфайзе-хане (1711—1747 гг.). Так же как и при предшествующих ханах, при Абулфайзе не прекращались народные движения. Современники рассказывают, что этот хан имел только титул, распоряжались же всеми делами честолюбивые алчные чиновники, безжалостно грабившие народ.

В 1714 году в Самарканде вновь поднялся народ, на этот раз против жестокого правителя Рахим-бия, который вместе с приближенными «стал чинить разные жестокости и насилия над семьями мирных жителей. Хотя несколько раз об этом сообщали центральному правительству, однако, якобы, не достигли места назначения. Тогда население подняло восстание 2.

Через шесть лет ремесленники города, доведенные варварской эксплуатацией до нищеты, снова заволновались. Сменивший Рахим-бия правитель Фархад-бий был не лучше. «В бытность свою правителем Самарканда, — гласит источник о деспотизме этого хана,— каждый день без причин требовал он от народа деньги. И когда народ приходил к нему, то всегда вручал ему деньги. Он не боялся того, что разрушает Самарканд. Словом, он в Самарканде поступал как тиран» 3.

Фархад-бия заменил Ибрагим-бий, захвативший Самарканд в 1722 году, но и этому правителю не суждено было долго удержаться у власти. Через год его сменил жестокий властелин Раджаб-хан. В 1723 году он во главе семидесятитысячного войска предпринял грабительский поход против Бухары. После продолжительной и напряженной борьбы бухарцы нашли в себе силы отразить натиск Раджаб-хана.


1 Всемирная история, т. 5, М., стр. 26.

2 Абдурахман-тали, «Тарихи Абулфайз-хана» (перевод с таджикского А. А. Се менова), Ташкент, Изд-во АН УзССР, 1959, стр. 38.

3 Там же, стр. 67.