Карта сайта

САМАРКАНД - Часть 21 - ГЛАВА 1

Машраб отправился дальше. В Заамине, в Джизаке, в Янги-Кургане он проезжал между полей наливающейся золотом пшеницы, мимо тучных, радующих глаз урожаев ячменя. «Чьи же это хлеба?» — спросил Машраб у крестьян «Ходжи Ахрара», — ответили они ему.

Машраб поехал дальше. Невдалеке от Самарканда он увидел мельницы, огороды, сады, простирающиеся широко вокруг, и спросил: «Чьи же это сады, огороды, мельницы?» «Ходжи Ахрара», — ответили ему.

Машраб въехал в Самарканд, где его окружили крики, звон, шум и говор тысячеголосого огромного базара. «Чье это все — торговые ряды, постоялые дворы, нарядные чайные, караваны, которые приходят и уходят? — спросил он. «Ходжи Ахрара»,— отвечали ему на базаре.

Диван Машраб продолжал свой путь. Он проехал Карши, Гузар, Шир-Абад и возле Термеза увидел опять необъятные стада, табуны, отары, сады, огороды. «Чье это?» — спросил он. «Ходжи Ахрара»,— снова ответили ему.

Тогда Машраб сошел со своего старого, тощего осла, ударил его и сказал: «Иди к этому стаду, принадлежи уж и ты Ходже Ахрару». И, взяв палку, пошел пешком» 1.


1 С. Айни, Соч., т. 2, М., 1960, стр. 330—331.

 

Ходжа Ахрар считался одним из самых богатых людей в тимуридском государстве, пользовавшемся исключительным политическим и духовным влиянием в Мавераннахре. Этот шейх-феодал через своих управителей выколачивал с крестьян в огромных размерах налоги и подати.

Таким предстает перед нами грязный и мрачный образ этого некоронованного властелина. Ходжа Ахрар был беспощаден к своим противникам. Любой человек, возразивший ему однажды, был обречен на верную гибель. Источники XV века приводят немало фактов жестокости и изуверства этого палача в мантии святейшего шейха. Вот один из них: однажды, когда Ходжа Ахрар ехал в свое владение под Самаркандом, какой-то каландар (отшельник) преградил ему путь и сказал: «Эй богач! Сколько ты будешь копить добра?» Ишан проехал ничего не ответив, а на следующий день каландар был найден убитым. Жестокость и коварство Ходжа Ахрар прикрывал флагом борьбы против неверных, за чистоту суннитской секты Ислама. В одном из своих писем к Алишеру Навои он резко требовал: «Несогласие с шариатом — дело неугодное богу. Если в настоящее время не будут уничтожены во всех областях зло и порок, нельзя будм добиться (осуществления) шариата».

Вокруг Ходжи Ахрара объединились вся черная реакция, все силы тьмы, невежества, мракобесия. В жестокий и кровавый век Улугбека шла непримиримая борьба между правдой и ложью, между наукой и религией, между прогрессом и реакцией. По определению ученого-востоковеда академика В. В. Бартольда, «пятнадцатый век был для Средней Азии временем борьбы двух миросозерцании; представителями одного был внук Тимура, Улугбек, сорок лег правивший в бывшей столице Тимура Самарканде; представителем другого — его младший современник, дервиш из ордена накшбен диев, Ходжа Ахрар, через два года после смерти Улугбека воспользовавшийся своим религиозным авторитетом для захвата политической власти и тоже в течение сорока лет правивший страной через подставных лиц из действительных или мнимых потомков Тимура».

Фанатики ислама — шейхи, муллы — плели нити коварного заговора против великого ученого. Они не раз пытались «образумить» Улугбека, но ученый, глубоко веривший в силу человеческого разума, не слушал шейхов и смело обличал их.

Орудием злодейской расправы с ученым-гуманистом мракобесы избрали старшего сына Улугбека — Абдуллатифа. Все враги собирались вокруг этого изувера, ненавидевшего своего родного отца. Среди них — Аббас, отец которого был казнен по приказу Улугбека. Глухая вражда между сыном и отцом, подогреваемая духовенством, привела в конце концов к войне между ними. Улугбек выступил против мятежного сына, но потерпел поражение.

Шейхи организовали над бывшим правителем Мавераннахра тайный суд. Убить Улугбека за отступничество от ислама было поручено его кровному врагу Аббасу. О последних минутах жизни Улугбека со слов Ходжи Муххамеда Хосроу, с которым Улугбек отправился в Мекку, рассказывает Мирхон:

«В сырой холодный день, в конце октября 1449 года Улугбек верхом выехал из Самарканда вместе с указанным Ходжи, который был дан ему в спутники. Только несколько нукеров сопровождали недавно могущественного правителя. Не успели они утомить в нервом перегоне своих лошадей, как их догнал какой-то чагатай и передал предписание заехать в соседнее селение, где им надлежало получить нужное снаряжение, подобающее Улугбеку, дабы достойно отправиться в путь» 1.


1 История Узбекской ССР, т. I, Ташкент, АН УзССР, 1955, стр. 449.

 

В кишлак, неподалеку от Самарканда, прискакал озлобленный фанатик Аббас. Великого астронома связали и вывели во двор. В последний раз Улугбек поднял свои глаза к небу, прощаясь с ним. Аббас взмахнул мечом и опустил его. Обезглавленное тело скатилось в арык. Это произошло 27 октября 1449 года 1.

Улугбек был похоронен в усыпальнице Тимуридов Гур-и-Эмире. В июне 1941 года могила его была вскрыта историко-археологиче-ской экспедицией под руководством профессора Т. Н. Кары-Ниязова. В мраморном саркофаге, высеченном из целого куска камня, хорошо сохранился скелет с отдельно лежащим черепом. Саркофаг был закрыт мраморной плитой. На плите — посвящение Улугбеку. Надпись на таджикском языке гласит: «Эта светоносная могила, это славное место мученичества, этот благоухающий сад, эта недосягаемая гробница есть место (последнего) успокоения государя». Надпись заканчивается словами: «Каждый плывет до назначенного ему срока, когда время его жизни достигло до положенного предела, а предназначенный ему срок дошел до грани, указанной неумолимым роком, — его сын совершил в отношении его беззаконие и поразил острием меча, вследствие чего тот принял мученическую смерть» 2.

Вскрытие могилы Улугбека показало, что он пал насильственной смертью: один из шейных позвонков рассечен острым оружием, что полностью соответствует историческим данным, согласно которым Улугбек был убит наемниками его сына. На основе тщательного изучения черепа, известный антрополог и скульптор профессор М. М. Герасимов восстановил облик Улугбека 3.

После трагической гибели великого звездочета шейхи объявили холм «Кухак» местом погребения «сорока дев» и построили здесь мавзолей, получая от посещения его богмольцами большие доходы.


1 Раскрывая причины предательской ,расправы духовенства над Улугбеком, профессор Т. К. Кары-Ниязов пишет: «Нет сомнения в том, что в убийстве Улугбека ведущая роль принадлежала Ходже Ахрару. В самом деле, как известно, последний был крупнейшим феодалом и самым влиятельным ишаном — главой среднеазиатского суфизма, ордена накшбендиев. Этот мракобес, окруженный самым реакционным духовенством, возглавил борьбу против Улугбека. Спрашивается, мог ли занимать нейтральную позицию в вопросе об убийстве ученого-астронома такой человек, как Ходжа Ахрар — глава самого реакционного духовенства, подготовившего фетву, то есть религиозное обоснование убийства Улугбека? Конечно, нет. Больше того, хотя и нет прямых фактов, но неумолимая логика вещей говорит о том, что именно он, Ходжа Ахрар, был главным идеологом убийства Улугбека. Астрономическая школа Улугбека..., стр. 288).

2 Надпись дешифрована проф. А. А. Семеновым. См. Т. Н. Кары-Ниязов, Астрономическая школа Улугбека..., стр. 289—295.

3 В. П. Щеглов. Обсерватория Улугбека в Самарканде, М., Изд. АН СССР,. 1958, стр. 14.

 

Таким образом, самаркандское духовенство пыталось погасить в пароде память о замечательном светоче науки — Улугбеке и его обсерватории. Но со смертью великого астронома его звезда не погасла. Верный ученик Улугбека Али-Кошчи, вынужденный оставить родной Самарканд, спас звездную книгу «Зиджи-Гургани» и обнародовал -ее, сделал достоянием поколений

После убийства Улугбека черные силы реакции ополчились против его сподвижников. В Самарканде замолкли поэты, покинули столицу ученые, а обсерватория была разрушена вандалами. По память о великом астрономе и его учениках навсегда осталась в истории Самарканда, в истории мировой науки.

«Султан Улугбек, потомок хана Тимура, был царем, подобного которому мир еще не знал, — писал Алишер Навои. — Все его сородичи ушли в небытие. Кто о них вспоминает в наше время? Но он, Улугбек, протянул руку наукам и добился многого. Перед его глазами небо стало близким и опустилось ниже. До конца света люди всех времен будут описывать законы и правила с его законов».1.


1 В течение сотен лет месторасположение обсерватории Улугбека оставалось неизвестным. Только в 1908 году самаркандский археолог В. В. Вяткин (1862—1932 гг.) на основании исторических документов обнаружил следы разрушений обсерватории. С этого периода началось археологическое изучение этого редчайшего астрономического памятника. На месте обсерватории правительство Узбекистана в 1949 году воздвигло мраморный монумент и сейчас построено красивое здание музея имени великого астронома.