Карта сайта

САМАРКАНД - Часть 20 - ГЛАВА 1

В этих условиях проходила государственная и научная деятельность Улугбека, который, подражая своему деду, заботился о благосостоянии Мавераннахра и блеске его столицы — Самарканда.

При Улугбеке в Самарканде были построены монументальные здания. На площади Регистан появились новые ханака, медресе, а также мечеть.

Медресе на площади Регистан не было единственным: по велению Улугбека были возведены еще два медресе: в Бухаре и Гижду-ване.

Бухарское медресе было построено в 1417 году. Оно сохранилось до настоящего времени. На его дверях вырезан завет великого просветителя: «Стремление к знанию является обязанностью каждого мусульманина и мусульманки». Задолго до нашего времени Улугбек провозгласил стремление к знанию обязанностью не только мужчин, но и женщин.

Самаркандское медресе сооружалось в течение 1417—1420 годов. Здание это имело два этажа, четыре высоких купола и четыре минарета по углам. По преданию, в этом медресе сам Улугбек читал лекции по астрономии. Курс астрономии читал здесь также Казы-заде Руми, которого называли «Платоном своей эпохи». Слушать лекции этого крупного ученого в Самарканд приезжал и молодой таджикский поэт Джами.

При Улугбеке было завершено также строительство мавзолея Гур-и-Эмир. Но главным детищем Улугбека была его обсерватория, воздвигнутая в 1428—1429 годах. Она выстроена на скалистом холме Кулак на берегу арыка Обирахмат и представляла собой, по словам Бабура, трехэтажное здание, покрытое прекрасными изразцами. Здание это — круглое, диаметром более 46 метров, высотою не менее 30 метров. В нем вмещался громадный инструмент для наблюдения за солнцем, луной и другими планетами небесного свода. Обсерватория была для своего времени уникальным сооружением. Подробное описание его мы находим у историка Абд-ар-Раззака, современника улугбека.

«...К северу от Самарканда, с отклонением к востоку, было назначено подходящее место. По выбору прославленных астрологов была определена счастливая звезда, соответствующая этому делу. Здание было заложено также прочно, как основы могущества и базис величия. Укрепление фундамента и воздвигание опор было уподоблено основанию гор, которые до обусловленного дня страшного суда обеспечены от падения и предохранены от смещения. Образ девяти небес и изображение семи небесных кругов с градусами, минутами, секундами и десятыми долями секунд, небесный свод с кругами семи подвижных светил, изображения подвижных звезд, климаты, горы, моря, пустыни и все, что к этому относится, было изображено в рисунках восхитительных и начертаниях несравненных внутри помещений возвышенного здания высоко воздвигнутого» 1.


1 Обсерватория Улугбека. Труды Института истории и археологии АН УзССР, т. V, Ташкент, 1953, стр. 87.

 

Главным инструментом обсерватории являлся гигантский угломер (вертикальный круг), радиус окружности которого приблизительно равнялся 40,212 метра, а длина самой дуги составляла 63 метра. Главный инструмент — секстант был ориентирован точно по линии меридиана с юга на север. Об этом свидетельствуют проверочные определения Т. Н. Кастальского и В. П. Щеглова.

В. Л. Вяткин считал, что сооружение, обнаруженное в траншее обсерватории, «представляет собою не что иное, как часть гигантского квадранта, половина которого помещалась ниже уровня горизонта, а другая половина должна была возвышаться над ним. Высота сохранившейся части инструмента, находящейся в траншее, оказалась 10 метров. Однако исследования Г. Д. Джалалова и Т. Н. Кары-Ния-зова доказывают, что инструмент представлял собой не квадрант, а секстант. В своей фундаментальной работе «Астрономическая школа Улугбека» академик Т. Н. Кары-Ниязов утверждает, что «...задача главного инструмента Улугбека состояла в определении основных постоянных астрономии: наклонения эклиптики к экватору, точки весеннего равноденствия, длины тропического года..., что этот инструмент был построен главным образом для солнечных наблюдений вообще, Луны и планет в частности. Для подобных наблюдений совершенно достаточно дуги в 60°» 1.

В последнее время вновь высказывается мысль о том, что главный инструмент обсерватории был не секстантом, а квадрантом. Этой мысли, в частности, придерживается профессор Н. И. Леонов, который в своей книге «Научный, подвиг самаркандских астрономов XV века» утверждает, что «рабочую часть главного инструмента обсерватории Улугбека можно условно назвать секстантом, так как вследствие географического положения Самарканда эта рабочая часть не превышала 60°, но в целом инструмент, несомненно, представлял полную четверть окружности, то есть квадрант» 2. Сохранившаяся до наших дней часть этого инструмента была опущена в глубокую узкую траншею, выбитую в скальном основании холма, по которой уложены две параллельные дуги из жженого кирпича, сцементированного раствором алебастра. Сверху дуги облицованы плитами из мрамора, толщиной в 10—20 сантиметров. На западной дуге неглубоким рельефом нанесены соответствующие обозначения. Над этими двумя мраморными дугами проходили рельсы, по которым двигалась карета с неподвижно укрепленной трубой, через которую и велись наблюдения.


1 Т. Н. Кары-Ниязов. Астрономическая школа Улугбека М— Л Иял АН СССР, 1950, стр. 80—81.

2 Н. И. Леонов. Научный подвиг самаркандских астрономов XV века М, 1960, стр. 91.

 

Огромные размеры главного инструмента, удачная его конструкция, глубокое мастерство самаркандских астрономов обеспечили поразительную точность наблюдений Солнца, Луны и других планет Улугбеку принадлежит заслуга создания астрономического каталога — «Зиджи-Гургани», известного под названием «Звездные таблицы Улугбека». Над этими таблицами самаркандские астрономы работали долго и закончили их к 1437 году. Вместе с Улугбеком в обсерватории работала плеяда крупных ученых.

Научный труд Улугбека явился выдающимся вкладом в сокровищницу мировой астрономической науки. «Все, что наблюдение и опыт узнали относительно движения планет, сдано на хранение этой книге», —писал сам Улугбек. В труде обобщены основы астрономических исследований, проводившихся в течение многих веков учеными Востока.

«Звездная книга» состоит из двух частей: введения и самих таблиц. В обширном теоретическом введении дается «объяснение того, что понимается под эрами, годами, месяцами и их подразделениями», приводятся многочисленные астрономические таблицы и данные, излагаются основные вопросы методики астрономических наблюдений и вычислений, применявшихся в то время, раскрываются способы определения высоты звезд, определения меридианной линии, долгот и широт, а также расстояний между звездами и планетами.

В специальном разделе введения подробно излагается теория движения Солнца и планет, определяются моменты лунных и солнечных затмений, отмечаются ошибки популярного в ту эпоху трактата о звездах Абд-ар-Рахима Суфи. Следует сказать, что самаркандские ученые, возглавляемые Улугбеком, в соответствии с требованием своей эпохи использовали астрологию и писали о различных сочетаниях небесных светил, на основании которых можно якобы определить человеческие судьбы.

Среди многочисленных астрономических исследований Улугбека большой интерес представляет таблица географических координат €83 различных городов не только Средней Азии, но и России, Армении, Ирана, Ирака и даже Испании.

Точность наблюдений самаркандских астрономов тем более удивительна, что они велись без помощи оптических приборов, невооруженным глазом. Астрономические таблицы Улугбека содержат координаты 1018 звезд. Они не потеряли своего значения и в наши дни. С поразительной точностью произведено и вычисление длины звездного года. По данным Улугбека, звездный год равен 365 дням 6 часам 10 минутам 8 секундам, а истинная длина звездного года (по современным данным) составляет 365 дней 6 часов 9 минут 9,6 секунд. Таким образом, ошибка, допущенная в то время, составляет менее одной минуты.

Звездные таблицы остались последним словом средневековой астрономии, той высшей ступенью, которой могла достичь астрономичеекая наука до изобретения телескопа. Вот сколь велико значение научного подвига самаркандских астрономов XV века.

Знаменитый Лаплас назвал Улугбека «величайшим в истории астрономом-наблюдателем».

Результаты научных достижений астрономической школы Улугбека оказали огромное влияние на развитие науки народов Запада и Востока, в том числе на развитие науки в Индии и Китае.

Научная деятельность самаркандской астрономической школы, возглавляемой Улугбеком, была ненавистна реакционному мусульманскому духовенству и феодалам, возглавляемым главарями дервиш-ских орденов. Они сеяли ненависть к нему, искали повода, чтобы расправиться с великим ученым.

Непримиримым врагом Улугбека был, прежде всего, Ходжа Ах-рар — глава дервишекого ордена Накшбендия. Ярый реакционер и враг просвещения, он на протяжении нескольких десятилетий душил любую мысль, любое отклонение от догм Ислама.

Грязными способами, хитростями, жестокостью, обманом, насилием над дехканством Ходжа Ахрар сумел награбить огромное богатство. Ему принадлежали обширные земли (по данным исторических источников этот шейх-феодал владел около 1300 земельными участками, разбросанными по всей территории государства). Ходжа Ахрар, как и другие приближенные к нему духовные лица, превращаясь в крупных землевладельцев, беспощадно эксплуатировали десятки тысяч зависимых от них бедняков, опутывали народные массы невежеством и суеверием, отвлекали их от борьбы с тяжелой феодальной действительностью.

В народных сказаниях, сохранившихся до наших дней, раскрываются реальные исторические факты о несметных богатствах Ходжа Ахрара. Вот как одна из легенд передана Садриддином Айни:

«Однажды диван Машраб на тощем осле поехал из Намангана в Балх. Когда он подъезжал к Мирзачулю, навстречу ему попались стада баранов, коней и множество верблюдов. «Чей это скот?» — спросил Машраб одного из пастухов. «Ходжи Ахрара», — ответил тот.