Карта сайта

САМАРКАНД - Часть 18 - ГЛАВА 1

Такова легенда. История не знает имени Биби-Ханым. Известно,, что главную жену Тимура звали Сарай-Мульк-ханым.

По словам одного из исследователей мечети Биби-Ханым Ш. Е. Ратин, эта сверкающая изразцами, как драгоценными разноцветными камнями, каменная громада, стихийно взметнувшаяся из океана зелени и застывшая в своем устремлении ввысь, воспринималась различными кругами тогдашнего общества по-разному. Одни сравнивали мечеть по красоте и блеску с Млечным путем, другие называли ее «заповедной», и молитву, совершаемую в ней, — «молитвой страха», у третьих ее роспись и богатство вызывали осуждение. «Слыхал я, — отозвался о ней один современник, — что ты, мечеть, построена на средства, добытые путем неправедным, но хвала богу, не находишь сочувствия, как женщина, кормящая сирот на средства, добытые распутством. Горе тебе» 1.

От соборной мечети Биби-Ханым сохранились ныне лишь руины. Но и они производят неизгладимое впечатление.

В 1404 году по распоряжению Тимура был воздвигнут мавзолее «Гур-и-Эмир» («могила Эмира») для праха любимого внука его Мухаммеда-Султана. Тонкость архитектурных линий, легкость форм, богатство разнообразной мозаики — все это сделало мавзолей замечательным памятником среднеазиатской феодальной архитектуры. Особенно величественен ребристый купол усыпальницы, выложенный голубыми изразцами, сравнивающимися с голубизной неба.

«Гур-и-Эмиру» суждено было стать последним убежищем самого Тимура, его родственников и близких. Здесь погребены два сына Тимура — Шахрух и Мираншах, его внуки Мухаммед-Султан и Улугбек,. а также духовный наставник Тимура — Мир Сейид Береке и некий Шах-Ходжа.

Таким предстает перед нами Самарканд в эпоху Тимура. Все это великолепие было создано трудом и потом народных масс — крестьян и ремесленников, беспощадно эксплуатировавшихся тимурской знатью, феодалами, купечеством и духовенством. Все шедевры архитектурного искусства создавались в классовых интересах феодалов и мусульманского духовенства, которые использовали их для одурманивания и угнетения масс. В речи, произнесенной на площади Регистан, говоря о прошлом Самарканда, М. И. Калинин подчеркивал социальную роль феодальной архитектуры: «Все это давило, притупляло, порабощало народные массы»


1 А. Ю. Якубовский. Цит. соч., стр. 53.

 

Выдающийся поэт XV века Джами с болью в сердце писалотом„ во что обходилось народным массам великолепие столицы:

«Целые города разграбляет твое притеснение

Только для того, чтобы построить тебе один дворец,

Лучше бы ты прекратил эти постройки,

Только к грабежу они ведут тебя.

Целые сады гибнут от твоего насилия

Лишь для того, чтобы тебе попал в руки объедок яблока».

В последние годы жизни Тимур готовился к грандиозному походу на Китай, который ему не суждено было завершить. В самом начале похода, в феврале 1405 года, он умер в возрасте 69 лет. Тело его было перевезено в Самарканд и погребено в мавзолее Гур-и-Эмир.

В «Зафар-Наме», сочинении, принадлежащем перу Шарафаддина Езди, целая глава посвящена описанию болезни и смерти Тимура:. «...Тогда Тимур, пригласив своих жен и эмиров, сделал следующее-завещание: «Необходимо, чтобы вы не испускали ни криков, ни стонов о моей смерти, так как они ни к чему не послужат в этом случае.. Кто когда-нибудь прогнал смерть криками? Я требую, чтобы мой внук Пирмухаммед Джехангир был моим наследником и преемником; он должен удерживать трон Самарканда под своей суверенной и независимой властью, чтобы он заботился о гражданских и военных делах, а вы должны повиноваться и служить, жертвовать вашими: жизнями для поддержки его власти».

Все приближенные Тимура, в том числе эмиры, поклялись, что< его воля будет беспрекословно выполнена. Чтобы не прерывать начатого похода, было решено держать в тайне смерть Тимура, тело^ которого было отправлено в Самарканд. Ни эмиры, ни царевичи непризнали государем Пирмухаммеда. В конечном итоге феодальное: государство Тимура за несколько месяцев распалось.