Карта сайта

САМАРКАНД - Часть 2 - ГЛАВА 1 СКВОЗЬ ВЕКА

Колыбель древней культуры

Когда на берегах Зарафшана появились первые поселения людей, как жили и трудились они, когда началась история Самарканда, как сложились судьбы его жителей на протяжении многих веков?

Правильные ответы на все эти вопросы ищут и находят ученые, историки, археологи, лингвисты, этнографы.

История Самарканда уходит в глубь веков. Страницы ее неразрывно связаны с историей народов Средней Азии — обширной области, которая являлась одной из колыбелей древнейшей человеческой культуры. Долины Аму-Дарьи и Сырдарьи, Зарафшана, благодаря своему плодородию и климатическим условиям, были заселены человеком с незапамятных времен. Фридрих Энгельс, перечисляя в труде «Происхождение семьи, частной собственности и государства» древнейшие очаги цивилизации, наряду с долинами Нила, Ганга, Инда, Тибра и Евфрата, Дона и Днестра указывает и на долины великих среднеазиатских рек.

Средняя Азия была связующим звеном между странами древнего Востока: Месопотамией и Ираном, Китаем и Индией. Предки современных таджиков, узбеков, туркменов, киргизов, казахов, каракалпаков, исторические судьбы которых тесно переплетались между собой, поддерживали политические, экономические и культурные связи с народами Азии и Европы.

Буржуазные ученые и пропагандисты пытаются изобразить народы Средней Азии лишь в качестве пассивного объекта завоевательных вожделений полчищ Александра Македонского, арабских халифов, Чингиз-хана, Тамерлана. Они утверждают, что среднеазиатские народы в древности не имели самобытной культуры, что их культура была лишь копией античной, арабской или иранской культуры. Такого рода утверждения не имеют ничего общего с подлинной наукой, подлинным историческим прошлым среднеазиатских народов, появление которых на исторической арене оказало заметное влияние на всю мировую историю и внесло много нового, самобытного в общую сокровищницу цивилизации.

На протяжении своей многовековой истории народы Средней Азии прошли те же основные этапы экономического и общественного развития, которые характерны и для народов других областей земного шара. Вся мировая история, в том числе и история среднеазиатских народов, неоспоримо подтверждает известное ленинское положение о том, что «развитие всех человеческих обществ в течение тысячелетий во всех без изъятия странах показывает нам общую закономерность, правильность, последовательность этого развития таким образом, что вначале мы имеем общество без классов — первоначальное патриархальное, первобытное общество, в котором не было аристократов; затем — общество, основанное на рабстве, общество рабовладельческое» 1.

Первобытно-общинный строй занял в истории человечества наиболее продолжительный период времени и для изучения его основным источником служат археологические материалы. Благодаря археологическим открытиям стали известны целые эпохи в истории народов. Археология расширила пространственный горизонт истории почти в той же степени, в какой телескоп расширил поле зрения астрономии.

Археологические и исторические источники позволили определить, что человек обитал на современной территории Средней Азии за многие тысячи лет до нашего летоисчисления, в эпоху палеолита 2., проследить развитие общественного строя народов Узбекистана, его городов и селений, в том числе и Самарканда.


1 В. И. Ленин. Соч., изд. 4-е, т. 29, стр. 438.

2 Советскими археологами обнаружены и исследованы несколько десятков палеолитических стоянок первобытных людей на территории Средней Азии. См. А. П. Окладников. Находка неандертальца в Узбекистане. «Вестник древней истории». 1939; Его же. Мустьерская стоянка в гроте Тешик-Таш в Узбекистане. Краткие сообщения ИИМК АН СССР. 1939; Его же. Неандертальский человек и следы его культуры в Средней Азии. «Советская археология», т. VI. М.—Л., 1940; Д. Н. Лев. Древний палеолит в Аман-Кутане. Труды УзГУ. Новая серия № 39, Самарканд, 1939; Его же. Новые памятники палеолита в Узбекистане. Труды комиссии по изучению четвертичного периода, т. XIII, Изд-во АН СССР, 1957.

 

Археологические памятники свидетельствуют о том, что Зарафшанская долина была заселена людьми с незапамятных времен (около 100 тысяч лет назад) — в мустьерское время. Об этом свидетельствуют находки в открытой и исследованной Д. Н. Левом пещере Аман-Кутан в районе перевала Тахта-Карача к югу от Самарканда. В пещере были найдены орудия из кварца, диорита, кварцита и кремния, обнаружено большое количество остатков четвертичной фауны. Главными промысловыми животными, на которых охотились аманку-танские неандертальцы, были азиатский муфлон, бурый медведь, олень, косули и другие.

Археологами Средней Азии изучено большое количество памятников мустьерского времени. Что касается поселений позднего палеолита, то они до недавнего времени здесь не были известны. С этой точки зрения большое значение имеет поселение, открытое в центре Самарканда, датируемое первой половиной верхнего палеолита.

В предисловии к монографии Д. Н. Лева «Поселение древнекаменного века в Самарканде» виднейший советский археолог профессор П. Н. Борисовский подчеркивает, что Самаркандская стоянка датируется поздним палеолитом, второй половиной древнего каменного века. Ее древность измеряется уже не сотнями, а десятками тысячелетий. Она характеризует следующий этап первобытной истории Узбекистана. Это единственное хорошо выраженное поселение людей позднего палеолита на всей территории Средней Азии. Оно, несомненно, имеет мировое научное значение, так как его материалы позволяют разрешить многие вопросы древнейшей истории не только Средней Азии, но также Ирака, Ирана, Индии и других стран, где поздний палеолит изучен пока очень слабо 1.

Объединенной археологической экспедицией Самаркандского государственного университета и Института истории и археологии АН УзССР на стоянке прослежены три культурных слоя. Здесь обнаружены остатки жилищ, по-видимому землянок, и большое количество изделий: ножей, скребков, топоров, тесел, изготовленных из кремния, кварца, халцедона и диорита. Среди найденных орудий выделяются массивные каменные топоры и тесла. Подобные изделия, как известно, типичны для раннего неолита. Следует отметить, что топоры неизвестны в палеолите Западной Европы. Академик Украинской Академии наук А. П. Ефименко указывает: «На Западе топор в стоянках позднего .палеолита совершенно неизвестен. На Востоке же топор в эту пору появляется в двух видах: из кремния и кости... Топор известен Самаркандской стоянке. Он здесь имеет простейшую форму, вероятно, исходную для топора из костенок. Остальной инвентарь из Самаркандской стоянки отличается большой простотой: он вполне отвечает раннему времени позднего палеолита... Эта стоянка носит бесспорно очень древний характер...


1 Д. Н. Лев. Поселение древнекаменного века в Самарканде. Труды СамГУ, выпуск 135, Самарканд, 1964, стр. 3—4.

 

Среди подобных стоянок на стоянка считается одной из наиболее ранних, относящихся к ранней поре позднего палеолита 1. Это свидетельство того, что среднеазиатская палеолитическая культура является более прогрессивной по сравнению с палеолитом Западной Европы.

В 1962 году на границе между верхним и средним культурными слоями, на глубине 3 ж и 20 см был найден зуб человека, а затем в этом же горизонте — фрагмент нижней челюсти с хорошо сохранившимися девятью зубами, принадлежащей женщине лет двадцати пяти. Эта уникальная находка, по мнению антропологов и археологов, имеет мировое значение. Это — первая находка ископаемого человека типа Homo sapiens на территории Средней Азии и Казахстана.

Здесь было обнаружено большое количество костей животных. Первобытные обитатели Самаркандской стоянки охотились на диких лошадей, благородных оленей, быков, верблюдов, зубра, сайгу. Мясо животных жарилось на кострах (остатки больших костров обнаружены на стоянке). Найдены также и мастерские, где изготовлялись каменные орудия, о чем свидетельствуют осколки кремния и других пород и незаконченные изделия.

Обитатели Самаркандской палеолитической стоянки приносили на место своего поселения кремниевые породы с берегов Зарафшана. Изготовление каменных орудий производилось на месте поселения. Найдены кремниевые желваки (нуклеусы), отщепы и осколки кремния. Мастера, изготовлявшие орудия, бережно относились к кремниевому материалу: найдены не только хорошо оформленные орудия, но и тщательно обработанные осколки кремния.

Интересно отметить, что некоторые из каменных орудий, в особенности крупные, напоминают орудия, найденные археологами при раскопках палеолитических стоянок Сибири. По всей вероятности, в эту эпоху имели место связи между первобытными

племенами 2.


1 А. П. Ефименко. К вопросу о возрасте позднепалеолитической стоянки в Самарканде. Труды СамГУ, выпуск, 135, Самарканд, 1964, стр. 112.

2 Д. Н. Лев. Поселение древнекаменного века в Самарканде, газета «Ленинский путь», 5 июня 1959 г.

 

В Самаркандской области в настоящее время известны и более поздние памятники первобытного общества. Недавно в районе города Навои были обнаружены мастерские по обработке кремния, относящиеся к эпохе раннего неолита, а в районе Тыма найдены микролиты эпохи неолита — начала металла. И, наконец, исключительныii интерес представляет открытое недалеко от Самарканда богатое погребение эпохи бронзы. Его обнаружил в Муминабаде рабочий совхоза Мирза Ташев 1. Копая лунки для посадки винограда, в апреле 1964 года он неожиданно обнаружил скелет женщины с погребальным инвентарем, состоящим из глиняного сосуда и бронзовых украшений. О своей находке М. Ташев сообщил самаркандским ученым. Обстоятельное изучение места погребения и обнаруженных в ней сопроводительных предметов дали возможность археологам прийти к выводу, что муминабадский памятник является комплексом раннего периода андроновской культуры, относящейся к концу первого и началу второго тысячелетия до нашей эры. Об этом свидетельствуют найденные здесь две серьги в виде колокольчиков, четыре браслета, два больших бронзовых кольца, бронзовое зеркало и около одной тысячи уникальных литых брус и другие предметы, характерные для эпохи бронзы.

Таким образом, мы видим, что в Самаркандской области прослежены все этапы развития первобытно-общинного строя.

В середине первого тысячелетия до н. э. у древних обитателей Средней Азии и Казахстана (в персидских клинописях они выступают под общим именем саков, а в сочинениях греческих писателей — скифов) сложились две формы хозяйства: оседлое и кочевое. В бассейне Зарафшана, как и в плодородных оазисах, орошаемых водами Сырдарьи и Амударьи, сложилось оседлое хозяйство.

В начале первого тысячелетия до н. э. жители Зарафшанской долины начали широко использовать железо, сыгравшее, по определению Ф. Энгельса, «революционную роль в истории». Применение железа способствовало значительному подъему производительных сил: земледельческие общины стали более интенсивно осваивать безводные земли, прибегая к искусственному орошению. На земле, отвоеванной у природы упорным трудом местного населения, возде-лывались пшеница, просо, ячмень. В садах выращивались вишни, абрикосы, гранаты и виноградные лозы. Население занималось также скотоводством.

Применение железа, металлических орудий, повышение продукции земледельческого труда, сооружение каналов, в строительстве которых все больше и больше стал применяться труд рабов, — все мо усиливает процесс разложения первобытно-общинных отношений. Внутри общины постепенно растет имущественное неравенство, усиливается роль военачальников и вождей, развивается патриархальное рабство, появляются бедные и богатые


1 Муминабад расположен в двадцати двух километрах от Ургута.

 

О периоде распада первобытной общественно-экономической формации и возникновения на территории Средней Азии первых государственных образований мы находим важные сведения, в частности в «Авесте» — священной книге предков современных среднеазиатских народов.

«Авеста» — древний эпос. Она состоит из свода религиозных предписаний, молитв и гимнов зороастризма — религии, основной догмой которой было учение о непрекращающейся борьбе между добром и злом, тьмой и светом. «Авеста» создавалась на протяжении веков. Ранние части ее возникли во второй четверти первого тысячелетия до н. э. на территории Средней Азии, в Хорезме и Бактрии. Дальнейшие изменения и пополнение «Авесты» происходили в Мидии, Антропатене (ныне — Азербайджан) и особенно в Фарсе (ныне Иран).

В «Авесте», составление которой начато приблизительно в VIII и VII веках до н. э., Средняя Азия красочно изображается как страна, «где высокие горы, изобилующие пастбищами и водами, дающие скоту обильный корм, где глубокие озера с обширной водной гладью и судоходные реки с широкими руслами...». «Авеста» прославляет труд, подчеркивает, что местное население создало к тому времени довольно высокую культуру орошаемого земледелия. В книге впервые упоминаются племена, населявшие в далеком прошлом Среднюю Азию. Страницы ее содержат данные об организации общества, имущественном неравенстве внутри общин, культах, развития производительных сил, ремесел, городов. В «Авесте» называются такие социальные группы местного населения, как жрецы, воины, земледельцы и ремесленники.

Постепенно органы родового строя и военной демократии из орудия народной воли «превращаются в самостоятельные органы господства и угнетения, направленные против собственного народа 1. Возникает государство. Древнейшими государственными образованиями в Средней Азии явились Бактрия, Хорезмия, Согдиана.


1 Ф. Энгельс. Происхождение семьи, частной собственности и государства. М., Госполитиздат, 1953, стр. 170.