Карта сайта

МАЛОЯРОСЛАВЕЦ - Часть 18 - ГОД 1812

Не дождавшись охраны, Наполеон со свитой отправился к Малоярославцу. Было еще темно, на Боровской дороге лишь кое-где светились бивуачные огни, виднелись темные силуэты орудий, разбитых повозок, понурых часовых. Ехали медленно, осторожно продвигаясь вперед. Напуганное воронье поднималось с деревьев и кружилось над всадниками. Только их зловещее карканье нарушало предрассветную тишину.

На востоке небо стало светлеть. Легкий ветерок прошумел в поредевших вершинах старых берез. Зарево догоравшего Малоярославца уже тускнело и едва освещало дорогу. Почти сутки Наполеон и его свита не сходили с лошадей. У польского генерала Паца, сопровождавшего Наполеона, стали слипаться глаза. В темноте он наехал на дерево и, зацепившись за сук, сорвал эполет. Все невольно приостановились подождать злополучного генерала. Нагнувшись к земле, Паца услышал топот коней. Он доложил об этом Наполеону. В это время на Боровской дороге качалась непонятная паника: бежали солдаты, проскакали лошади без всадников, промчались никем не управляемые повозки. Конногвардейский взвод, ехавший впереди наполеоновской группы вправо от дороги, неожиданно увидел массу врассыпную двигавшихся всадников.

В то время, когда Наполеон в деревне Городне собирал военные советы, атаман Платов, выполняя приказ Кутузова, готовился совершить налет на Боровскую дорогу. Взяв шесть казачьих и один егерский полки, он в пяти верстах ог Малоярославца, пользуясь мраком осенней ночи, перешел вброд на левый берег реки Лужи. Егеря остались у берега для прикрытия обратной переправы, а казаки, разбившись на три колонны, углубились в лес.

Осторожно продвигался к Малоярославцу Наполеон, но еще осторожнее подбирались казаки к Боровской дороге. Даже сучья не хрустели под копытами лошадей. Скоро казаки заметили огни костров. Их окружали французы, итальянцы, поляки. Местами торчали поднятые вверх оглобли повозок. Кое-где поблескивали стволы поставленных в козлы ружей. Казаки остановились. Начальники соединившихся колонн, посоветовавшись, решили ударить по неприятельским орудиям и замеченному в кустарнике обозу. Не теряя времени, двинулись они в сторону мигавших огней сначала шагом, потом рысью и галопом вылетели на дорогу... Генерал Рапп бросился к Наполеону с криком: «Спасайтесь, это они!» — и повернул его лошадь к Городне. Наполеон не заставил себя просить дважды.

Дав шпоры лошади, он стрелой поучался От налетавших казаков Платова.

Разогнав свиту Наполеона, казаки заметили стоящий у деревни Меличкино артиллерийский парк. Напав на него, они захватили 11 орудий, обоз. «Если бы они знали, за кого они, так сказать, рукой хватались, то конечно не променяли бы этой добычи ни на какие пушки и обозы!»—вспоминал поэт-партизан Денис Давыдов.

Неожиданность встречи да темная осенняя ночь спасли Наполеона. Казаки не заметили его. Захватив пушки и обоз, они благополучно вернулись в Панское.

Прискакав в деревню Городню и взяв конвойные части, Наполеон снова поехал в Малоярославец. Печальная картина представилась его взору. Весь город лежал в развалинах, на улицах валялись обуглившиеся трупы многих тысяч людей.

Русские войска стояли на немцовских позициях, имея впереди себя артиллерию. Кутузов был готов принять новый бой.

На выходе из Малоярославца находились корпус Даву и два корпуса кавалерии, они составляли неприятельский авангард. В городе стоял корпус Багарну, часть которого расположилась на берегах Лужи. Дальше, на Буниной горе и у деревни Городни,стояли гвардия и два корпуса кавалерии, за Городней — корпус Нея. У Боровска и дальше к Верее были войска Поня-товского, Мортье, Жюно и других маршалов.

Наутро, вернувшись в Городню, Наполеон собрал третий военный совет. Он сел в переднем углу за простой тесовый стол на деревянную лавку. Обхватив руками голову и облокотившись, он нагнулся над картой. Все маршалы стояли, один Мюрат сел. Эта сцена хорошо известна по картине знаменитого художника-баталиста В. В. Верещагина «Военный совет в Городне. Пробиваться или отступать?»

Вести с Александром I переговоры о мире было уже поздно, так как после Малоярославецксго сражения всем стало ясно, что Наполеон должен уходить из России, что кампания 1812 года проиграна им.

После весьма продолжительного молчания Наполеон предложил высказаться начальнику гвардейской кавалерии Бессьеру. Тот заявил: «Чтобы пробиться на Калужскую дорогу, не хватит сил даже у самой гвардии, тем более, что упавшие духом войска должны будут пойти на такого неприятеля, у которого только что обмундированные и только что обученные рекруты с удивительным мужеством бросались навстречу смерти. Чтобы убедиться в этом, стоит только припомнить вчерашний бой. Единственным спасением является отступление».

Трудно было Наполеону признать себя побежденным. Закрыв военный совет, он послал приказ князю Понятовскому проверить дороги на Можайск и Медынь. Он решил еще раз попытаться обойти Кутузова и окружным путем пробиться в Калугу.

Отряд в 5700 человек двинулся к селу Кременскому, а один пехотный и четыре кавалерийских полка под командой генерала Тышкевича направились к Медыни. Медынскую дорогу охранял казачий полковник Быхалов. Встретив превосходящие силы врага, он начал отступать. На помощь ему поспешил казачий отряд генерала Иловайского. Оба отряда решили устроить неприятелю засаду. С каждой стороны Медынской дороги стали казаки Иловайского, а полковник Быхалов продолжал отступление.

Душя, что все внимание Кутузова сосредоточено под Малоярославцем, граф Тышкевич беззаботно, не принимая никаких мер предосторожности, ехал впереди своего отряда. Поляки двигались к Медыни, уверенно и громко разговаривали. Когда авангард Тышкевича поровнялся с местом засады, лес ожил. Справа и слева, точно из-под земли, вырастали казаки. С длинными пиками наперевес, с громкими криками ринулись они на испуганных поляков.

Не ожидая нападения, отряд Тышкевича смешался. Завязалась жаркая рукопашная схватка. Солдаты Быхалова прекратили отступление и тоже ударили по неприятелю. Враг оказался атакованным с трех сторон и, не выдержав сильного натиска русских, бросив пушки, обратился в бегство. Расстроенные ряды противника отступали к селу Кременскому. Иловайский и Быхалов последовали врага. Поляки оставили на поле боя 500 человек убитыми.

О разгроме Тышкевича почти одновременно узнали Кутузов и Наполеон. Наполеон понял, что свободных дорог в России для него нет.

Кутузов отлично понимал, что Наполеон ишет обходных дорог, и решил стать ближе к Калуге. 14 (26) октября русская армия отошла от Малоярославца на 24 версты и остановилась у Детчина и Гончаровки. Под Малоярославцем остались Милорадович, Платов и партизанские отряды Фигнера и Сеславина. Они должны были тщательно наблюдать за неприятелем и обо всем доносить в главную квартиру.

14 (26) октября Наполеон выехал к своим флешаМ на Бунину гору. Окруженный маршалами и свитой, он сел у одной из пушек на деревянную скамью, скрестил на груди руки, положил вытянутую ногу на барабан и устремил взгляд, полный злобы и ненависти, на дымившийся Малоярославец. Перед ним был город, через который он не мог пройти, перед ним текла река, через которую он не мог перешагнуть. Недаром один из историков XIX века сказал: «От Парижа до Малоярославца для Наполеона была целая вечность, от Малоярославца до острова св. Елены оставался только один шаг».

Почти весь день Наполеон не сводил глаз со страшного города. К вечеру он отдал приказ об отступлении. Наполеон понимал, что этим1 он подписывает смертный приговор своей армии. Очень хорошо изобразил этот момент адъютант Наполеона граф де Сегюр: «...Помните ли вы это злосчастное поле битвы, на котором остановилось завоевание мира, где 20 лет непрерывных побед рассыпались в прах, где началось великое крушение нашего счастья? Представляются ли вам этот разрушенный кровавый город и эти глубокие овраги и леса, которые, окружая высокую долину, образуют из нее замкнутое место? С одной стороны французы, уходившие с севера, которого они так боялись, с другой стороны у опушек лесов — русские, сохранившие дорогу на юг и пытавшиеся толкнуть нас во власть их грозной зикы. Наполеон — посреди этой долины, его взгляды, блуждающие с юга на восток, с Калужской дороги на Медынскую. Обе они для него закрыты: на Калужской — Кутузов и 120 тысяч человек, со стороны Медыни он видит многочисленную кавалерию — это Платов»

Началось отступление. Армия Наполеона пошла от Малоярославца на Смоленскую дорогу. Чтобы замаскировать отступление и выиграть хоть немного времени для отрыва от русских, маршал Даву двинулся на Милорадовича. Тот отступил по Новой Калужской дороге до деревни Афанасово (8 км). Но, догадавшись, что Даву только прикрывает отступление французских войск, Милорадович остановился и начал сражение, открыв сильный артиллерийский огонь. Даву повернул назад.

15 (27) октября Милорадович был уже у развалин Малоярославца. Армия Наполеона шла на Боровск, Верею, Можайск. В ночь на 15 (27) октября Кутузов перешел к Полотняному Заводу. В доме Гончаровых была его штаб-квартира. Наполеон в этот день был уже в Можайске и, не сумев миновать Бородинское поле, покрытое еще не убранными трупами солдат и офицеров его армии, вышел на Смоленскую дорогу. Кутузов через Медынь, село Егорьевское повел свои войска в контрнаступление. Этот гениальный параллельный марш преследования приводил в трепет Наполеона, боявшегося, как бы Кутузов не повторил Малоярославец.

К 16 (28) декабря русская земля была очищена от иноземного нашествия.

В одном из своих донесений Александру I М. И. Кутузов с большим удовлетворением отмечает содействие, оказанное русской армии крестьянами Калужской губернии 1. «С душевным удовольствием русского сердца долгом считаю донести о поведении крестьян Калужской губернии в бурное время неприятельского в оной пребывания. Неприятель употребил все усилия, которыми можно было обольстить другие народы, разливал серебро, чтобы привлечь на свою сторону и тем сих мирных людей противупоставить правительству, но ничто не могло поколебать их сердец. С Мученической твердостью переносили они все удары, сопряженные с нашествием неприятеля, скрывали в лесу свои семейства и малолетних детей, и сами вооруженные искали поражения в мирных жилищах своих появляющимся хищникам. Нередко самые женщины хитрым образом уловляли сих злодеев и наказывали смертию их покушения; нередко вооруженные поселяне присоединялись к нашим партизанам, весьма им способствовали в истреблении врага. Можно без увеличения сказать, что многие тысячи неприятеля истреблены крестьянами. Подвиги сии велики, многочисленны и восхитительны духу Россиянина...»

Беседуя с пленным французским генералом Пюи-бюском, Кутузов говорил: «Под Малоярославцем я с вами сразился затем, что мне нужно было загнать вас на ту дорогу, по которой вы пришли». Именно на этой дороге Кутузов похоронил армию Наполеона в русских снегах. От 600-тысячной армии у Наполеона осталось под ружьем около 15 ООО солдат.

«Сражение под Малоярославцем разрушило стратегические расчеты Наполеона на спасение его армии», — пишет военный историк Жилин. Профессор Окунев в разборе военных операций 1812 года пишет: «Сражение под Малоярославцем имело для русской армии значение самой высокой важности. Это было моментом перехода в наступление, с коим она уже больше не расставалась до конца кампании».

Сражение под Малоярославцем подводило итог всей борьбы за переход русской армии в контрнаступление. Насколько высоко ценил значение этой битвы сам Кутузов, видно из его донесения царю: «Сей День есть один из знаменитейших в сию кровопролитную войну, ибо потерянное сражение при Малоярославце повлекло бы за собой пагубнейшис следствия и открыло бы путь неприятелю через хлебороднейшие наши провинции».

Бессмертны слова Кутузова, ставшие девизом города: «Малоярославец — предел нападения, начало бегства и гибели врагов».


1 Приводится в сокращении.