Карта сайта

МАЛОЯРОСЛАВЕЦ - Часть 17 - ГОД 1812

Подоспевшие резервы неприятеля стали теснить корпус Бороздина. На помощь ему Кутузов послал 3-ю гренадерскую дивизи-ю Шаховского. Из Тарутина подошли полки Коновницына. Подозвав его, Кутузов сказал: «Голубчик, Петр Петрович, ты знаешь, как я тебя берегу, и всегда упрашивал не кидаться в огонь, но теперь прошу тебя: очисти город». Полки Коновницына прямо с марша пошли в атаку. Враг не выдержал русского штыкового удара и отступил к реке. Среди груды развалин, покрытых раскаленным пеплом, летевших со всех сторон искр, среди целых гор убитых и раненых сражались полки Шаховского и Коновницына. Московский полк генерала Капцевича усиленно поддерживал их артиллерийским огнем. «Все выстрелы были очень меткими, они клали французов целыми рядами», — писал в своих воспоминаниях один из участников войны 1812 года.

Последним из Тарутина с арьергардом русской армии прибыл Милорадович. С его приходом под Малоярославцем сосредоточилась вся русская армия.

Лишь к 11 часам ночная мгла прекратила битву, продолжавшуюся без перерыва 18 часов. Город, 12 раз переходивший из рук в руки, представлял собою груду пепла и дымившихся развалин 1. Битва, в которой сражалось 50 тысяч солдат, ограничилась пределами сравнительно небольшого города. В течение одного дня Наполеон потерял в Малоярославце около семи тысяч только убитыми. Потери русских составляли около шести тысяч. С обеих сторон было раненых около 24 тысяч человек. Сражение было настолько ожесточенным, что пленных почти не было.


1. Старожилы города утверждают, что в сражении 12 октября 1812 года Малоярославец переходил из рук в руки 12 раз, а не 8, как это было принято считать до сих пор. Автор данной статьи, подсчитав все атаки неприятеля, подтверждает мнение старожилов города.

 

Несмотря на самые отчаянные усилия, Наполеон ничего не добился. Он не только не вышел на Калужскую дорогу, но и не смог взять Малоярославца, хотя пришел к нему первым, когда в городе еще не было ни одного русгкого солдата.

Кутузов счел бесполезным удерживать сгоревший город. Не желая иметь у себя в тылу глубокое овражистое русло речки Карижки, он отвел войска на немцовские высоты — левый берег Карижки. Под Малоярославцем остался с арьергардом русской армии Милорадович. В город вошли французы.

Ночью русские солдаты пробрались в занятый неприятелем город и подожгли случайно уцелевшие здания. Пожар осветил пригород. Когда французы пытались тушить пожар, их отгоняли картечью.

В деревне Немцово, в домике Александра Николаевича Радищева, поместилась ставка Кутузова. На военном совете были подведены итоги. После мало-ярославецких потерь у русских было под ружьем, кроме ополчения, 90 тысяч солдат, 20 тысяч казаков и 622 орудия. Прошло то время, когда армия Наполеона более чем втрое превосходила русские войска. У Малоярославца силы сторон почти сравнялись. Можно было переходить в контрнаступление.

Отдав все необходимые приказы и распоряжения, выслушав рапорты и донесения адъютантов, Кутузов прилег на бурку отдохнуть под открытым небом.

А в это время Наполеон, понурив голову, ехал по Боровской дороге в деревню Городню 1.

Мрачнее тучи вернулся Наполеон в деревню Городню после неудачного сражения под Малоярославцем. Он вошел в избу, где была его ставка. Выслушав донесения войсковых начальников, Наполеон послал за маршалами. Начальник гвардейской кавалерии Бессьер только что проехал по всему фронту. Встретив вопросительный взгляд Наполеона, он сказал: «Их невозможно атаковать...»


1 Деревня Городня находится в 8 километрах от Малоярославца по дороге в Боровск.

 

«О, боже! — воскликнул Наполеон. — Неужели это правда? Вы ручаетесь за это?»

Бессьер подтвердил. По его наблюдениям, позиции русских таковы, что достаточно 300 гренадер для задержания целой армии. Наполеон сел за стол в углу избы, схватился руками за голову и склонился над картой. Путь на Калугу был отрезан.

В старой полутемной лачуге деревенского ткача Кирсанова глухой ночью при свете лучины молча сидели император Франции и его маршалы. Никто не смел нарушить молчания. Среди мертвой тишины Наполеон, наконец, пришел в себя и, не говоря ни слова, кивнул головой. Все разошлись. Наполеон лег, но уснуть не мог, сон бежал от него.

Он вскочил со своей походной кровати (эта кровать находится в Московском историческом музее) и снова собрал военный совет, который должен был решить: принимать битву или отступать.

Пылкий Мюрат вскричал: «Дайте мне каЕалерию — я прорвусь». Наполеон ему ответил. «Довольно безумной храбрости. Достаточно сделано уже для славы. Пришло время, когда надо подумать о спасении армии». Тогда выступил маршал Лобау и сказал: «Государь, я полагаю, что мы должны возвратиться за Неман кратчайшим путем через Можайск, и притом как можно скорее, ...как можно скорее».

Наступило молчание. Первый раз в жизни Наполеон услышал совет об отступлении. Минут пятнадцать Наполеон ходил взад и вперед по маленькой горенке, напоминая попавшего в западню зверя. «Дело становится серьезным, — сказал он, останавливаясь. — Я сейчас во всем удостоверюсь сам. Этот Кутузов — старая северная лисица. Прикажите подать лошадей. Едем». Он схватил треуголку и пошел к двери.