Карта сайта

МАЛОЯРОСЛАВЕЦ - Часть 16 - ГОД 1812

Полки 6-го корпуса генерала Дохтурова уже шесть раз очищали Малоярославец от неприятеля. Дохтуров был в самых опасных местах. Человек необычайной храбрости, доброты и скромности, он пользовался большой любовью солдат. Когда его уговаривали поберечь себя, напоминая, что у него есть жена и дети, он отвечал: «Здесь жена моя — честь, войска же, вверенные мне, — мои дети». Одно его появление воодушевляло солдат.

К 4 часам дня силы 6-го корпуса стали истощаться. Все полки находились в бою. И вот в это трудное время на Буниной горе показался громадный корпус «железного маршала» Даву. Соотношение сил становилось слишком неравным.

Дохтуров, посоветовавшись с Ермоловым, тоже не покидавшим поле боя, решил послать донесение Кутузову о положении дел в Малоярославце. Русская армия к этому времени успела переправиться через реку Протву и сосредоточиться в районе села Спас-Загорья. Здесь был сделан привал.

В глубокой задумчивости на простой скамье, покрытой ковриком, под дубом, посаженным когда-то Петром I, сидел главнокомандующий русской армией Михаил Илларионович Кутузов. Он невольно вздрогнул, когда с галопа, круто осадив коня, перед ним появился гонец. Узнав о ходе сражения в Малоярославце, Кутузов тут же направил к городу 7-й корпус генерала Раевского, который уже прославил свое имя под Смоленском и у Бородина. Сам же Кутузов решил не спешить к Малоярославцу, а, посылая постепенно корпус за корпусом, ставил задачей как можно дольше изматывать вражескую силу.

Наполеон, находясь на Буниной горе, в подзорную трубу хорошо видел, что в Малоярославце нет еще главных русских сил. И он решил возобновить свои атаки на город, который изумлял его своей неприступностью и упрямством обороны. Наполеон никак не мог понять силы духа и стойкости русского солдата, защищавшего свое отечество.

В полуверсте выше моста, сожженного городничим Быковским, французские саперы построили еще один мост на козлах. Собрав остатки дивизий Пино, итальянской гвардии и подкрепив их двумя дивизиями из корпуса Даву, Наполеон бросил их на штурм упрямого города.

Войска Наполеона с двух сторон густыми колоннами ворвались в город. Завязался рукопашный бой. Шла сильная перестрелка, но дрались больше штыками и прикладами ружей. Русские войска и их противники с ожесточением отстаивали каждую пядь земли. И снова смерть собирала обильную жатву с обеих сторон. Русским солдатам удалось прорвать стену неприятеля, и они чуть было не захватили переправы на Луже. Подоспевшие свежие силы полковника Пиральди оттеснили русских егерей. Опьяненные битвой, не обращая внимания на большие потери, итальянцы ворвались в город. В это время русские разомкнулись и пропустили казаков атамана Платова, которые отбросили итальянскую гвардию к садам Спасской слободы. Здесь их встретили перекрестным огнем только что подошедшие из Тарутина полки 7-го корпуса.

Город напоминал собой огромный кипящий котел, в котором среди огня, дыма и страшного грохота сталкивались тысячи людей, нанося друг другу страшные удары. Подоспевшие полки Раевского помогли Дохту-рову еще раз очистить город.

Не успели сражающиеся вытереть пот и кровь с лица, как Наполеон бросил на Малоярославец новые силы—дивизии Жерара и Компана. Русские оставили город. В Малоярославец вошли войска Гильемино, Брусье, Пино, итальянская гвардия. На подступах к деревне Терентьево встал Жерар, около Чурикова — Компан.

Отойдя от Малоярославца к Немцову (теперь Радищеве) на пушечный выстрел (пушки били на 1000 шагов), Дохтуров и Раевский выставили вперед батареи. Наполеону стало казаться, что он вот-вот прорвется на Калужскую дорогу. Спеша это сделать до прибытия Кутузова, подкрепив занявших город итальянцев и французов солдатами Даву, он двинул их на русские позиции.

Русская артиллерия встретила врага смертоносным огнем и загнала обратно в горящий город. И опять среди пожарищ начался упорный бой. Полковник Ко-зен, прибывший из Тарутина с гвардейскими батареями, не нашел «живого места» для проезда к Калужской дороге и вынужден был проскакать с пушками по телам убитых и раненых. Он поспел как раз вовремя и картечыо не давал неприятелю даже высунуться из Малоярославца.

Было пять часов пополудни. Густое облако порохового дыма и вспышки пламени стояли над Малоярославцем

К городу шел Кутузов с главными силами русских. Прибыв к месту сражения, Кутузов поставил армию к югу от города. Полки расположились на немцовских, марьинских и терентьевских полях. Михаил Илларионович принял рапорты от генералов Дохтурова, Ермолова, Раевского и направился к действующим войскам. В этот решительный момент боя он взял командование в свои руки Не обращая никакого внимания на стрельбу, Кутузов по улице, носящей теперь его имя, проехал на монастырскую площадь. Это было одно из центральных мест упорной борьбы. Каждую секунду здесь лопались ядра, свистели пули, визжала картечь. Под барабанную дробь с ружьями наперевес, обгоняя друг друга, в штыковую атаку бежали егерские и гренадерские роты. Участник военных событий 1812 года писал: «В особенно напряженные моменты боя Кутузов лично руководил войсками, находясь в сфере ружейного огня. Он был под неприятельскими ядрами. Тщетно генералы и адъютанты упрашивали его удалиться из-под выстрелов. Он не вникал просьбам окружавших его, желая удостовериться собственными глазами в намерении Наполеона, ибо дело шло об обороте всего похода, а потому ни в одном из сражений Отечественной войны Кутузов не оставался так долго под неприятельскими выстрелами, как в Малоярославце».

Приведем еще одно воспоминание. Дед художника Афанасия Ефремовича Куликова привез в Малоярославец сухари для солдат. Попав в перестрелку, он не знал, куда деваться, и, заплутавшись, выехал как раз на монастырскую площадь. Ядро ударило в его телегу, сухари рассыпались, лошадь убило, и сам он упал на землю. Когда он опомнился и приподнялся, то увидел около себя самого Кутузова. Со слов деда А. Е. Куликов написал известную картину «Кутузов в Малоярославце».

Наполеон, заметив в подзорную трубу на монастырской площади Кутузова, быстро подошел к орудию и выстрелил в русского фельдмаршала (Наполеон по военной специальности был артиллеристом)-Одна батарея, расположенная на Буниной горе, все время действовала под личным распоряжением Наполеона. Это был редкий случай в истории Отечественной войны 1812 года.

Почти одновременно с Кутузовым к Малоярославцу прибыли последние дивизии маршала Даву, подошли корпус маршала Нея и старая гвардия Наполеона. Они расположились за рекой по Боровской дороге между деревнями Городня, Меличкино и городом Малоярославцем.

Осмотрев поле битвы, позиции неприятеля и переправы через Лужу, Кутузов сменил утомленный корпус Дохтурова 8-м корпусом генерала Бороздина. Одновременно с этим он велел соорудить редуты перед деревней Немцово. Введенные в бой свежие русские силы схватились с врагом и выбили его из города.

Но и Наполеон так же ввел в бой большие подкрепления. Сражение снова разлилось по малоярославец ким площадям, улицам и переулкам. Особенно напряженной была битва у каменных церковных стен, ограды монастыря и у склонов городища. Овраги, русла речек Филатовки и Ярославки наполнились трупами. Река Лужа покраснела от крови. Временами густые раскаты орудийной стрельбы, трескотня ружейной перестрелки заглушали все, и слышен был только общий неистовый гул.