Карта сайта

МАЛОЯРОСЛАВЕЦ - Часть 15 - ГОД 1812

Увидев атаку русских, Дельзон стал переводить на правый берег всю дивизию. И в это время батареи русских открыли огонь по переправе.

Встретившись лицом к лицу с целой дивизией, нанося противнику большой урон, егеря отступили. Кровавая схватка шла теперь на монастырской горе и Боровской улице. Больших трудов и потерь стоило Дельзону ворваться на городскую площадь.

Видя неравенство сил, Дохтуров решил ввести в бой еще 6-й и 19-й егерские полки.

Стало светать, и было видно, как егеря штыками прокладывали себе дорогу среди врагов. С каждой минутой бой становился все жарче и напряженнее. Ряды смешались, и закипела ожесточенная схватка. Кавалерия не имела возможности развернуться в оврагах и поэтому стояла в резерве. Координацию военными действиями русских полков принял на себя Ермолов.

Бой был в полном разгаре, когда сквозь облака дыма и пыли начали пробиваться лучи восходящего солнца. Над городом стоял гул орудий, лязг штыков и сабель, сквозь которые слышались крики команды и стоны раненых. От рвавшихся снарядов загорались здания, улицы и площади города окутывались пороховым дымом.

В это время из Городни к Малоярославцу со своим штабом прискакал командующий авангардом пасынок Наполеона вице-король итальянский принц Евгений Богарнэ. Выслушав рапорт о положении дел, он послал за дивизиями Брусье, Пино, гвардией и приказал им спешить к Малоярославцу.

В упорном штыковом бою русские егеря выбили неприятеля с городской площади. Не желая снова отступать к реке вниз по монастырской горе, французы всеми силами старались удержаться на небольшой монастырской площадке у Никольских ворот. Кровь струилась под ногами сражавшихся и ручьями стекала по горе. Число жертв с каждой стороны ежеминутно увеличивалось.

Впереди русских колонн показался генерал Ермолов. Воодушевленные его командой, егеря удвоили натиск, и французские гренадеры, не выдержав, стали отступать вниз к городищу. Видя отступление своих солдат, Дельзон, обнажив саблю, бросился вперед. Французские гренадеры повернули обратно, и бой закипел снова.

В этой жаркой схватке был убит генерал Дельзон. Смерть его расстроила ряды французов: одни из них отступили к реке, другие бросились за монастырскую ограду, ища там защиты от наседавших русских егерей.

Вдоль всей стены кипел ожесточенный бой. Русские егеря штыками сбрасывали врага с монастырских стен, у которых стали вырастать горы кровавых тел, изломанных ружей, смятых киверов, разбитых ящиков, разорванных барабанов. Во время этой схватки много пуль, картечи и осколков от ядер попало в ограду и монастырские ворота. Следы их заметны до сего времени.

Вице-король Богарнэ заменил павшего генерала Дельзона бригадным генералом Гильемино. Подтянув свою дивизию, соединившуюся с остатками дивизии Пино, Гильемино ворвался в город и с боем проник до городской площади, а местами и несколько дальше. Желая удержаться до прибытия подкреплений, он занял со своими стрелками два каменных дома, расположенных недалеко от монастырских ворот, и деревянную церковь, стоявшую на обрыве Спасской горы (конец нынешней Пролетарской улицы). Стрелкам было приказано оставаться на месте даже в случае отхода всей дивизии за реку: они должны были вести огонь по тылу наступающих русских солдат, когда те будут спускаться под гору, преследуя отступающих французов.

Бой продолжался. Уже пять раз Малоярославец переходил из рук в руки. С высоты городских колоколен город походил на гигантский муравейник, где вместо хвойных игл блестела щетина штыков.

В одиннадцатом часу по приказу Богарнэ к городу стала подходить дивизия генерала Брусье. Спустившись с Буниной горы, осыпаемая ядрами русских пу-

шек, она бегом пересекла луг и, перейдя Лужу, стала подниматься на Спасскую высоту. Перед городом, не доходя 500 шагов до спасских садов, дивизия развернулась.

Метким огнем артиллерия Дохтурова заставила неприятеля отступить в город к войскам Гильемино. Видя упорное сопротивление врага, Дохтуров ввел в бой свежие силы. Генерал Талызин повел в атаку Либав-ский полк, полковник Халяпин — Софийский.

Ожесточение обеих сторон дошло до крайнего предела. Места боев были покрыты трупами убитых. Особенно большие потери понес Софийский полк.

В полдень город был в огне. Несмолкаемо бил набат. Много раз русские войска выбрасывали врага из города, но он снова врывался сюда, несмотря на большие потери. Наконец после упорной и кровавой борьбы дивизия Брусье была разгромлена. Потеряв больше половины своего состава, она оставила город. Его заняли русские егеря.

Из Боровска, услышав канонаду происходившей битвы, к Малоярославцу, окруженный маршалами, прискакал Наполеон. С высокой Буниной горы, расположенной против бывшей водяной мельницы, открывается замечательный вид на Малоярославец. С этого памятного исторического места, где 12 (24) октября 1812 года около 12 часов дня остановился со своим штабом Наполеон, город и его окрестности были видны как на ладони.

Наполеон сразу же оценил создавшееся положение. Он понял, что все его хитроумные планы обмануть Кутузова и проскользнуть в Калугу мимо Тарутина сорваны. Оставалось только одно — пробиваться как можно скорее силой, пока в городе еще нет русского фельдмаршала.

Получив донесение о тяжелом положении 4-го корпуса Богарнэ, Наполеон велел передать вице-королю: «Скажите ему, пусть допивает начатую чашу до конца. Я приказал Даву подкрепить его».

Возведя на Буниной горе три флеши и установив на них артиллерию, Наполеон немедленно подтянул к городу свои ближайшие основные силы—корпуса Даву и Нея. На помощь Гильемино и Брусье он бросил дивизию Пино. Первая бригада дивизии Пино поддержала войско Гильемино, вторая бригада — Брусье. Вслед за Пино была послана итальянская гвардия, во главе которой находились лучшие офицеры генерального штаба, принадлежащие итальянской знати. Это были последние свежие силы императора Наполеона, последний его козырь, последний шанс на победу.

Горя желанием показать себя достойными звания наполеоновской гвардии, итальянцы стремительно бросились на Малоярославец. Порыв был настолько силен, что враги ворвались в Спасскую слободу (конец Пролетарской улицы), втащили пушки и насыпали флеши.

Артиллерия Дохтурова, расположенная на северовосточной окраине города (теперь участок железнодорожной средней школы № 2), встретила неприятеля ураганом картечи и ядер. Казалось, сама смерть, раскрыв страшные объятия, понеслась навстречу ошалевшим гвардейцам. Усыпав трупами Спасскую вершину, итальянцы скатились обратно к реке, где, как и в самом городе, кипела беспощадная штыковая схватка. Во время этого кровавого боя был ранен генерал Пи-но, был убит его брат генерал Левье и десятки офицеров из знатнейших итальянских фамилий. Во время схватки с итальянцами особенно отличились 11-й егерский и Вильманстранский пехотные полки.