Карта сайта

МАЛОЯРОСЛАВЕЦ - Часть 13 - ГОД 1812

Наступило 10 (22) октября. Из опустевшего и затихшего города отряд жителей во главе с городничим Быковским и повытчиком суда Саввой Беляевым направился на древнее городище. Во время татарских и литовских нашествий здесь за дубовой крепостной стеной «отсиживались» жители окрестных деревень в ожидании Московских и Серпуховских ополчений, прогонявших врага восвояси. (Сейчас от былых укреплений виднеется только земляной вал, проходящий по борту городища.)

Отряд с трудом взобрался на кручу городища, у подножия которого протекает неширокая, но глубокая, поросшая старыми ветлами река Лужа с опасными омутами, ледяными ключами; за рекой раскинулся пойменный луг. От городища, пересекая его, к Буниным горам проходит Ново-Московская или, как называют ее местные жители, Боровская дорога. Поднимаясь в гору, она исчезает в лесу. У подножия Буниных гор поблескивает небольшое озерцо. У горизонта виднеются разбросанные по горам деревушки Скрипо-рово, Меличкино, Бородухино.

Начинались ранние осенние сумерки. Жуткую тишину не нарушал даже лай собак. На горизонте зарево горящего Боровска стало ярче. Среди мертвой тишины иногда слышался только слабый плеск речной струи да оклик наблюдателей, устроившихся на монастырской и соборной колокольнях.

С напряженным вниманием небольшая отважная кучка людей следила за Буниной горой. С минуты н.ч минуту там должны были показаться французы. Быковский со своими людьми . обложил соломой и хворостом мост, находившийся недалеко от городища вниз по течению реки...

Вдруг на Боровской дороге показались всадники. Оказалось, что это свои, донские казаки из отряда генерала Иловайского, которые все время тревожили головные колонны неприятеля, не давая ему покоя. Казаки сообщили, что вражеский авангард «висит у них на хвосте», и проехали в город.

Наступил вечер. И вот из-за Буниной горы на Дороге показались кивера французской пехоты, заблестели штыки гренадер. К Малоярославцу приближалась 13-я дивизия генерала Дельзона.

Внезапно вспыхнуло яркое пламя. Оно, как молния, осветило окрестности и вооруженных оборванных и обтрепанных французских солдат. Голодные, изнемогающие под тяжестью оружия и награбленного добра, пешком от самой Москвы пришли они к этому древнему городу. Здесь они надеялись найти хоть небольшой отдых и запасы продовольствия. И вот перед ними непреодолимое препятствие — пылающий мост. «Враг издал страшное проклятие, потрясшее весь мир», — так сказал Владимир Глинка, побывавший в Малоярославце и описавший события со слов очевидцев. Подгоревшие сваи, с шипением и треском падая в воду, увлекали за собой горящий настил моста. Постепенно мост потух, и окрестности стали погружаться в мрак. Долго еще изумленный неприятель стоял с ружьями к ногам и смотрел на неприветливый город.

Так городничий Петр Иванович Быковский с небольшим отрядом жителей сжег на глазах у неприятеля мост через реку Лужу и тем самым задержал стремительное движение врага.

Опомнившись от неожиданно возникшего препятствия, генерал Дельзон приказал навести понтонные мосты. Еще дымились торчавшие из воды сваи догоравшего моста, еще между ними с шипением плавали обуглившиеся перила и бревна, еще кое-где играл синеватый огонек, а французские саперы уже спускали на воду подвезенные лодки. Их связывали веревками и закрепляли небольшими якорями. На лодки торопли во клали тут же срубленные и поднесенные бревна, застилая их досками.

Казалось, удобная переправа вот-вот будет готова— понтонные мосты, благодаря дружным усилиям работавших саперов, быстро приближались к противоположному берегу.

За действиями врага с городища с напряженным вниманием следил отряд жителей Малоярославца. Еще несколько минут — и враг войдет в город. Надо было во что бы то ни стало задержать его до подхода русских войск. Находящийся в городе небольшой казачий отряд не имел бы возможности оказать сопротивление неприятелю: враг мог войти в город оврагами, в которых русская конница не смогла бы развернуться.

Что делать? Что предпринять? Где спасение?

В этот критический момент русскому человеку Савве Ивановичу Беляеву пришла в голову гениальная по своей простоте мысль: остановить врага, разрушив

плотину городской мельницы! Нельзя было терять ни минуты.

Сказав о своем замысле товарищам, Савва бросился с городища. За ним кинулись остальные. Скоро в кустах прибрежного ивняка замелькали темные фигуры. Обливаясь потом, едва переводя дух, Беляев и не отстававшие от него товарищи прибежали на старую городскую мельницу.

— Быстрей, быстрей! — кричал Беляев

Все как один с яростью бросились на плотину. Засверкали топоры, застучали колья. Кто выдергивал вешки, кто разбивал перемычки, одни выворачивали бревна, другие расшатывали сваи.

Неприятель заметил, что на мельнице творится что-то неладное, и бросил к ней отряд кавалерии. Подскакавшая конница открыла огонь. Но и под пулями смельчаки продолжали свое дело. Несколько человек было ранено. В левую щеку был ранен и Беляев. Это не остановило горстку отважных людей, и плотина была разрушена.

Французские стрелки опоздали!

От непрерывных осенних дождей за плотиной почти на семь километров образовался водяной бассейн. Вот его-то Беляев и обрушил на врага.

Вода, вырвавшись на свободу, с ревом помчалась вниз по течению. С неудержимой быстротой неслись побелевшие гребни холодных волн, готовые все снести на своем пути, и обрушились на вражеские лонтоны. Не выдержав могучего напора, они задрожали, рванулись вперед и помчались по течению реки. Доски, бревна, лодки, саперы, наводившие понтоны, — все смешалось, закружилось, завертелось и среди криков и воплей исчезло.

Переправа неприятеля была уничтожена. Русло реки не могло вместить сразу такого количества воды. По лугу, где еще стояли оторопевшие солдаты наполеоновского авангарда, прокатилась волна, за ней вторая, третья. Левый берег Лужи стал покрываться водой. По мере разлива реки враг стал пятиться, от ступать и, наконец, бежал искать спасения на Буниных высотах.

Подвиги Быковского и Беляева заставили врага потерять целые сутки. Разлившаяся вода соединилась с небольшим озером, находившимся на месте нынешних торфоразработок. Дорога к городу оказалась под водой. Волей-неволей врагу пришлось ждать спада воды, чтобы снова подойти к берегам реки Лужи.