Карта сайта

МАЛОЯРОСЛАВЕЦ - Часть 10 - СЕДАЯ СТАРИНА

Н. В. ГОГОЛЬ В МАЛОЯРОСЛАВЦЕ

На центральной площади Малоярославца невольно привлекает внимание своей оригинальностью не большой одноэтажный каменный дом желтого цвета. Бросается в Глаза необычная форма его окон.

Их стрельчатые арочки, которые еще не так давно были украшены цветными стеклами в узорных рамках, говорят о том, что зданию присущи элементы готического стиля.

Когда в 1840 году через Малоярославец было проведено шоссе, соединившее Варшаву с Москвой, по нему стали ходить особые экипажи, или «линейки», запряженные четверкой лошадей. И вот вдоль шоссе выстроились почтовые станции. Привлекший наше внимание домик и есть одна из таких почтовых станций. Сейчас здесь расположен дорожный участок — ДЭУ-916.

Здание это не только архитектурно-художественный памятник, оно еще представляет и большой исторический интерес. С ним связано много литературных воспоминаний.

Проездом в Калугу тут же останавливался Н. Б. Гоголь. Об этом сохранились интересные и довольно подробные воспоминания Льва Ивановича Арнольди, младшего брата по матери Александры Осиповны Рос-сет-Скирновой. В Петербурге у Смирновой встречались лучшие литераторы того времени: Гоголь, Пушкин, Жуковский, Вяземский и др.

А. О. Россет вышла замуж за Смирнова, который был назначен губернатором в Калугу. В 1849 году Гоголь решил навестить Александру Осиповну, с которой был очень дружен и поддерживал постоянную переписку. Он решил прочитать ей вторую часть «Мертвых

Душ». Гоголь нашел себе попутчика в лице Л. И. Арнольди.

— У меня был прекрасный большой тарантас, — вспоминает Арнольди. — В нем мы и поехали.

В один из последних дней июня через Серпуховскую заставу Гоголь, Арнольди и камердинер-француз тронулись в Калугу. Пока ехали до заставы, экипаж немилосердно подпрыгивал по булыжной мостовой. Каулрдинер-француз, сидевший с кучером на козлах и не привыкший к таким толчкам, беспрестанно охал, хватаясь за бока. Это развеселило Гоголя. Он смеялся от души и при всяком новом толчке приговаривал:

— А ну-ка еще, хорошенько его, а что, француз, будешь помнить тарантас!

Ямщика тоже забавлял гнев француза, и он нам"-ренно не сдерживал лошадей.

Наконец, выехали за город. Потянулось Варшавское шоссе, прямое, как вытянутая лента.

Отправляясь в Калугу, Гоголь взял с собой только чемодан и большой портфель, в котором находился почти уже законченный второй том «Мертвых Душ». С портфелем Гоголь не расставался всю дорогу: на станциях он брал его в комнаты, а в тарантасе ставил всегда подле себя и опирался на него рукой.

— Немудрено, что он так заботился о нем: здесь было все его достояиие, все прошедшее и все будущее... Мог ли думать Гоголь, что никто не прочтет того, над чем он так... тогда трудился! — вспоминал впоследствии Арнольди. (Как известно, Н. В. Гоголь сжег рукописи второго тома «Мертвых душ».)

В пути Гоголь много и оживленно говорил о литературе, смеялся, шутил, беспрестанно снимал свою серую круглую шляпу, зеленый камлотовый плащ и наслаждался теплым июньским вечером, вдыхая ароматный свежий воздух полей.

Так они ехали почти до самого Малоярославца.

На другой день, когда уже стал виден город, ямщик неожиданно остановил лошадей. У экипажа лопнула дрога и треснуло заднее колесо. Путникам пришлось оставить повозку и пешком идти за тарантасом. Кое-как добрались они до Малоярославецкой почтовой станции. Злополучных путешественников окружила толпа любопытных. Начался осмотр поломки, каждый старался дать совет. В это время от присутственных мест (ныне здание райисполкома) к почтовой станции стали приближаться дрожки, и Арнольди заметил подъезжавшего городничего, в котором он узнал своего старого знакомого. Городничий немедленно послал квартального за кузнецами, договорился о цене за ремонт и вдруг спросил Льва Ивановича:

— Позвольте узнать, кто едет с вами в серой шляпе?

— Гоголь,—отвечал Арнольди.

— Какой Гоголь? — воскликнул городничий. — Уж не писатель ли Гоголь, сочинивший «Ревизора»?

— Он самый.

— Ах, сделайте одолжение, познакомьте меня с ним, я уважаю этого сочинителя... и был бы совершенно счастлив, если бы мог поговорить с ним.

Арнольди повел городничего прямо к Гоголю.

— Николай Васильевич, позвольте вам представить начальника здешнего города.

Гоголь весело и любезно поклонился и протянул руку, прибавив: «Очень рад с вами познакомиться».

— А я совершенно счастлив, что вижу нашего знаменитого писателя. Давно желал где-нибудь вас увидеть, читал все ваши сочинения и «Мертвые души», но в особенности люблю «Ревизора», где вы так верно описали нашего брата-^городничего...

Тут Арнольди оставил беседующих. Когда он вернулся, Гоголь все еще расспрашивал городничего о Малоярославце, о купцах, кто и чем торгует, где добывает товары, какими промыслами занимаются крестьяне, когда и какие в городе бывают ярмарки и т. Д. Затем все трое направились к трактиру, у которого городничий с ними распрощался. Это здание в несколько измененном виде сохранилось до наших дней. В нем находится сейчас малоярославецкая гостиница.

За завтраком Н. В. Гоголь разговорился с половым.

— Пока мы ели, — рассказывает Арнольди, —- Гоголь все время разговаривал с половым, расспрашивая его: откуда он, сколько получает жалования, где его родители, кто чаше других заходит к ним в трактир, ...хороший ли у них городничий.

Расспрашивал о всех живущих в городе и близ города и остался очень доволен остроумными ответами бойкого парня в белой рубашке, который лукаво улыбался, сплетничая насла-ву, и, как я полагаю, намеренно отвечал всякий раз так, чтобы вызвать Гоголя на новые вопросы и шутки.

Вспомнив, что под Малоярославцем в деревне Панское гостит его тетка Ольга Дмитриевна Трощинская (урожденная Кудрявцева), Н. В. Гоголь решил навестить ее.

Ольга Дмитриевна Кудрявцева в 1821 году вышла замуж за двоюродного брата Марии Ивановны Гоголь-Яновской А. А. Трощинского и, таким образом, по мужу стала тетушкой Н. В. Гоголю. Эта семья была в большой дружбе с матерью Гоголя и самим писателем. Благодаря заботам Трощинских, которые выхлопотали ему стипендию, Гоголь в свое время получил возможность кончить Нежинскую гимназию1.

Когда Николай Васильевич вернулся из Панского, экипаж был уже исправлен. Можно было отправляться в путь. Свернув за городом с Варшавки, Гоголь и Арнольди направились по Новой Калужской дороге через деревню Немцово (Радищево).

В своих воспоминаниях Арнольди пишет, что по дороге Гоголь восхищался свежей зеленью деревьев, безоблачным небом, запахом полевых цветов. Ехали довольно медленно. Гоголь беспрестанно останавливал кучера, соскакивал с тарантаса, рвал цветы, читал о них Арнольди целые трактаты и укреплял эти цветы в тарантасе, который через час стал похожим на большую корзину цветов.

После Малоярославца Гоголь четыре дня пробыл в Бегичеве, откуда ездил в Полотняный Завод. На пятый день он прибыл в Калугу.

В Малоярославце Гоголь пробыл только один день. В память посещения Гоголем города на здании, где он останавливался (ДЭУ-916), установлена мемориальная доска с барельефом писателя. Доска выполнена мало-ярославецким любителем-скульптором П. Н Демидовым.


1 Посещение Гоголем Панского рассказано по семейным преданиям Кудрявцевых. Воспоминания Л. И. Арнольди опубликованы в «Русском вестнике», 1862, № 1, стр. 54—95.