Карта сайта

Замки крестоносцев На святой земле (Часть 15) - Стратегические роли

Стратегические роли

Усложнение боевых действий на Ближнем Востоке на протяжении XII века привело к тому, что замки и крепости получили здесь особую стратетческую роль. Рейно де Шатильон. правитель Ультржурдена - формально части королевства Иерусалим. а на практике независимой области - использовал крепости как трамплин, с которого распространял свое влияние в южном направлении на Хиджаз и западную часть Аравийского полуострова. Его хорошо укрепленные владения превратились в настоящую стену между главными исламскими политическими. экономическими и военными центрами в Сирии и Египте. Не удивительно, что устранить эту стену и самого Рейно де Шатильона стало навязчивой идеей для Саладина.

Далее на север лежала еще одна небольшая и более уязвимая часть владений крестоносцев - земля Суэт, расположенная к востоку от реки Иордан на месте, где сейчас находятся Иордания и юг Сирии. Здесь на протяжении почти всего XII века гарнизон пещерной крепости Суэт пытался держать в повиновении окрестные арабские поселения и бедуинов-кочевников. Выгодная позиция в Айн-эль-Хабиз господствовала над долиной реки Ярмук и позволяла крестоносцам беспокоить стратегически важную дорогу, ведшую из Дамаска в Аравию и Египет.

Возможность беспокоить коммуникации противника, оставаясь в сравнительной безопасности давала значительные военные, политические и коммерческие преимущества. Например. замки крестоносцев на юге Иордании обычно пропускали исламских паломников, совершающих хадж в Мекку и Медину, но часто собирали с них дань. Пока в руках крестоносцев был замок Айла на южной оконечности Палестины, такой же налог собирали с паломников, идущих из Египта. Замок Айла находился на небольшом островке Джа-зират-Фараун. Саладин занял замок в 1170 г., после чего значительно усилил его укрепления. Из-за этого археологи не могут точно разделить постройки, сделанные крестоносцами и мусульманами. Мусульмане часто сопровождали паломников и караваны мощными силами прикрытия. В этом случае гарнизоны замков оставались под защитой стен, не рискуя выйти на открытое пространство.

Кроме нападений на коммуникации противника, замки крестоносцев служили для защиты собственных коммуникаций. Это была очень важная задача, по этой причине король Ричард столь медленно продвигался к Иерусалиму в последней стадии 3-го Крестового похода. Ричарду приходилось восстанавливать замки, полностью срытые отступающим Саладином. Не имея надежных баз, крестоносцы не смогли бы защищать свои растянутые линии снабжения. Именно неспособность удержать в руках дорогу на Иерусалим привела к провалу наступления Ричарда.

Башни и крепости также блокировали особо упорно обороняющиеся гарнизоны противника. В этих условиях фактически велась война крепостей с крепостями. В самом начале 1-го Крестового похода крестоносцы, осаждавшие Антиохию, возвели три мощных башни вокруг города. То обстоятельство. что две башни возвели на берегу после прибытия союзного флота, может свидетельствовать о том, что башни строились из завезенного дерева. В Италии деревянные «проти-вобаиши» были распространенным элементом осадной войны.

Письменные источники, однако, свидетельствуют о том. что по крайней мере одна из этих двух башен была частично или полностью возведена из камня. По-видимому, крестоносцы, осаждавшие Антихоию, использовали для строительства любые подручные материалы: камни с мусульманского кладбища, землю, булыжник и даже доски от разобранных кораблей.

Во время осады крестоносцами Триполи в 1101 году армия Раймонда де Сен-Жилля, в большинстве своем составленная из выходцев из Прованса, построила более крупный блокадный замок, контролирующий низинный перешеек, на котором стоял Триполи. Замок был построен на холме, известном как Монс-Перегринус среди крестоносцев и ДжабалСанджил среди арабов, то есть «холм Сен-Жилля». У основания холма тут же возникло поселение, а в 1109 году Триполи заняли крестоносцы. Замок на холме был значительно перестроен на протяжении XII-XIII веков. Старый город оставался центром региона, но после изгнания крестоносцев большинство жителей переселилось к подножию холма, а старый город пришел в упадок. В наши дни под Триполи понимают именно новый город, а старый порт превратился в сонный пригород Эль-Мина.

Арабский летописец ибн-аль-Афир считал замок крестоносцев Мон-Ферран (Барин) рядом с исламским городом Хама именно таким блокирующим замком. В то же время, известная теория, считавшая, что несколько ранних замков крестоносцев на юго-западе Палестины, были построены для блокады Аскало-на. в настоящее время большинством ученых отвергнута.

Если крепость использовалась как база для наступательной операции, то в нес свозили дополнительные запасы продовольствия и других припасов, не только для содержания обычного гарнизона, но и для снабжения армии, действовавшей в районе крепости. По свидетельству Вильгельма Тирс-кого такой крепостью был Аргах и несколько других небольших крепостей в ходе кампании 1119 года. На протяжении XII века такой базой неоднократно выступал замок Трапсак (Дарбсак). Крепость Арима (Эль-Араймах) на территории графства Триполи также использовалась в качестве базы для хранения и распределения военных припасов. Еще чаще для этой роли использовали укрепленные города. Так, огромное количество военных припасов попало в руки Саладина, когда тот взял Акру в 1187 году. Разумеется, эти припасы предназначались не только для городского гарнизона.

Полевые армии, зависевшие от таких баз снабжения, могли выиграть или протрать кампанию, не вступая в решительное сражение. Осенью 1183 года армия королевства Иерусалим успешно сдерживала действия Саладина, сначала заняв Саффурию (Сефория), а затем Эль-Фулу. Саладин был вынужден отступить, впрочем, успев при этом разорить значительную часть королевства Иерусалим. Крепость Саффурия была удобным центром сбора армии крестоносцев в случае боевых действий против Дамаска. Здесь имелась в избытке вода, поэтому армия могла стоять тут долгое время, ожидая действий противника, который имел возможность форсировать Иордан севернее или южнее Тивериадского озера. Оба направления при этом успешно перекрывались из Саффурии. По такому плану действовала армия королевства Иерусалим на начальной стадии кампании 1187 года. Армия короля Гая стояла лагерем в километре к югу от Саффурии. в районе, где протекали наиболее крупные ручьи. Однако, Гай посчитал, что пассивная стратегия политически невыгодна и выступил навстречу противнику, получив в итоге катастрофическое поражение под Хаттином.