Карта сайта

Часть 42 - Глава VII - ГОРОДСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ И ГОРОДСКИЕ ФИНАНСЫ - 5

Согласно Регламенту Главного магистрата, в Петербурге полагалось быть двум учреждениям: Главному магистрату (возглавлявшему все магистраты страны) и Петербургскому городскому магистрату. Президентом Петербургского городского магистрата был назначен купец Илья Исаев, который одновременно являлся и вице-президентом Главного магистрата. Оба магистрата должны были иметь по одинаковому числу членов и пользоваться общей канцелярией. Возникает вопрос: существовали ли они как отдельные учреждения или они представляли одно целое?

Мы знаем, что Главный магистрат существовал уже в 1721 г., а городского магистрата тогда еще не было. Вследствие этого Петр в категорической форме потребовал немедленно учредить в Петербурге городской магистрат. 19 января 1722 г. последовало грозное письмо царя на имя обер-президента Главного магистрата князя Юрия Трубецкого: «Понеже давно имеете указ и регламент о исправлении дела, вам врученного, а именно: о учинении перво магистрата правилного и цехов в

Питербурхе, в пример другим городам, а потом в Москве, и тако в протчих, но по се время никакого успеха в том не делаете, того ради определяем, что ежели в Питербурхе сих двух дел, то есть магистрата и цехов, не учините в пять месяцов или полгода, то на тебе и на товарыще твоем Исаеве жестоко будет взыскано».51

Таким образом, Петр требовал срочного учреждения как цехов, так и Петербургского городского магистрата, который должен был являться образцом для магистратов других городов. Грозный приказ царя подействовал: цехи в Петербурге были учреждены в том же году. Поэтому надо думать, что и городской магистрат был создан в это же время. В практической же своей работе этот магистрат, имея с Главным магистратом общую канцелярию и общее начальство, едва ли существовал как самостоятельное учреждение. По крайней мере И. К. Кирилов, давая в своей книге очень подробный перечень всех учреждений, существовавших в 1724—1727 гг. в Петербурге, ничего не говорит о Петербургском городском магистрате, а упоминает лишь Главный магистрат.52

Одной из обязанностей магистрата была организация ремесленных цехов. Указом от 27 апреля 1722 г. объявлялась запись в цехи, причем это полагалось делать добровольно. Как видно из текста указа, путем организации цехов правительство стремилось повысить качество ремесленных изделий. Каждый мастер отвечал за свою продукцию, а старшина цеха за все изделия цеха. Указ устанавливал три градации: мастера, подмастерья, ученики (срок ученичества не менее 7 лет).53 Старшины цехов, или альдермены, несли административные функции и являлись помощниками магистрата в его работе.

Указ об организации цехов не остался лишь на бумаге. Уже в 1722 г. в Петербурге записалось в цехи 535 ремесленников (из которых: 82% мастеров, 3.38% подмастерьев, 14.62% учеников), а в 1724 г. в 24 цехах состояло 1566 человек. Интересно, что в Москве в 1722—1726 гг. ремесленников записалось в цехи гораздо больше — 6885 человек.54 Цеховые ремесленники были одной из основных категорий регулярных граждан петровского Петербурга.

Подводя итог всему сказанному о магистратах, следует констатировать, что петровский городской магистрат в отношении своих практических функций по управлению городом мало чем отличался от петербургской Ратуши. Это было сословное учреждение, которое лишь в самой небольшой степени занималось вопросами городского хозяйства. Новое заключалось лишь в широком декларативном провозглашении прав и обязанностей магистрата (гораздо более широкое, чем оно было в практической жизни) да в обязанности магистратов организовывать цехи. Магистраты были уже не чисто купеческими органами, как ратуши, а в какой-то мере представляли и ремесленников.

Не следует забывать и того факта, что магистратская реформа, провозглашавшая невмешательство администрации в дела магистратов, а также создание центрального органа купечества — Главного магистрата, который имел право обращаться по своим делам непосредственно в Сенат и к царю, в какой-то мере подняли значение магистратов по сравнению с Ратушей и земскими избами. Что же касается правительства, то новая реформа дала ему возможность несколько упорядочить дело взимания налогов с городского населения. Как известно, одна из основных задач, которые ставило перед собой правительство Петра I при проведении магистратской реформы, состояла в том, чтобы увеличить поступление доходов в государственную казну. Эта цель в какой-то мере была достигнута.

Как мы уже говорили, Петербург, как и другие русские города, не имел своего постоянного бюджета. Все доходы, собиравшиеся в Петербурге и Петербургской губернии, шли непосредственно в царскую казну, а из казны отпускались средства на производство тех или иных расходов для нужд города. В конце царствования Петра общая сумма сборов, взимавшихся в Петербурге и в Петербургской губернии и шедших в доход казны, выражалась ежегодно в огромной для того времени цифре — около полумиллиона рублей. Так, в 1723 г., по данным А. И. Богданова, было собрано доходов:55

В следующем 1724 г. общая сумма доходов была еще больше: 579 802 руб. 96 коп., а с учетом «нарвских доходов» и доходов с Выборгского уезда — 669 834 руб. 94 коп. Основную часть сборов давал Петербург. Как видно из приведенного перечня доходов 1723 г., чисто городские сборы (такие, как например доходы от городских перевозов) составляли небольшую сумму. Основной доход давали таможня, портовые пошлины, а также винная монополия.
Средства, отпускавшиеся на нужды Петербурга, никак не определялись размером тех доходов, которые собирались в городе. Каждый раз, когда нужно было произвести тот или иной расход на строительство, городское хозяйство и другие нужды Петербурга, требовался специальный царский указ, в котором устанавливалось: размер отпускаемой суммы, за счет каких доходов производился данный расход и была ли эта сумма единовременной или ее полагалось отпускать ежегодно в течение какого-то определенного времени.

Строительство Петербурга требовало огромных средств. Царскими указами было установлено, что работные люди, ежегодно высылавшиеся в Петербург из разных губерний, должны содержаться за счет населения этих губерний. Стоимость содержания в месяц каждого человека определялась в 1 руб., а всех 40 000 человек в течение месяцев (которые они должны были отработать) — в 120000 руб. Кроме того, с населения губерний взыскивались и другие сборы, шедшие на строительство Петербурга:

Таким образом, вместе с деньгами, собиравшимися на содержание работных людей, общая сумма, взыскивавшаяся с населения страны на строительство Петербурга, составляла 242700 руб.56 Очень характерно, что каждый сбор имел вполне определенное целевое назначение: на содержание работных людей, на изготовление кирпича, на выжигание извести и т. д. Сумма в 30 700 руб., которую первоначально выплачивала целиком одна Московская губерния, шла на оплату мастеровых людей (иностранцев и русских), оплату административного персонала Канцелярии городовых дел (1748 руб.), на покупку различных материалов (железа, стали, гвоздей, стекла, бумаги, свинца, кирок, ведер и т. д. — 15 252 руб. 72 коп.), на изготовление судов для перевозок.

Налог на татар, установленный в связи с тем, что среди татар было особенно много беглых, шел на содержание мастеровых людей, переведенных на постоянное жительство в Петербург, оплату архитекторов, «мельничных мастеров», содержание «батальона городовых дел», транспортировку материалов, оплату труда арестантов и другие расходы.57 С 1712 г., как мы уже знаем, наряд людей с Сибирской губернии был заменен денежным сбором (так же как и с татар, с населения этой губернии собиралось по 10 руб. вместо каждого работника,58 а всего 3220 руб.).59

Всеми перечисленными сборами, однако, не исчерпывался перечень платежей, взимавшихся с населения страны на строительство Петербурга; правительство постоянно прибегало к дополнительным обложениям временного характера. Так, по официальным данным, в 1716 г. на содержание работных людей было собрано с населения дополнительно не менее

Все собранные деньги присылались губерниями в Москву. Здесь их принимал специально высланный из Петербурга комиссар Канцелярии городовых дел и отправлял в новую столицу. Транспортировка денег представлялась нелегким делом, потому что население вносило причитающиеся с него платежи медью и в таком виде деньги доставлялись в Москву. В 1713 г., например, из 13 200 руб., собранных с жителей Московской губернии, 10 000 руб. были доставлены в виде медных монет. Комиссару предстояла трудная задача пересчитать всю эту мелочь и запаковать деньги в бочки (по 2500 руб. в каждой). Эту работу производили счетчики. Каждый такой счетчик складывал пересчитанные им деньги в особый мешок и опечатывал его своей печатью. Мешки укладывались в бочки, которые опечатывались государственной печатью.

Затем бочки грузились на подводы и под охраной провожатых от губерний и солдат направлялись в Петербург. Сохранились сведения об отправке из Москвы в Петербург денег, полученных в 1713 г. из разных губерний комиссаром Федором Пыжовым. Всего им было получено с трех губерний (Московской, Киевской и Сибирской) 25 292 руб. Деньги были направлены в Петербург под охраной 10 солдат, 1 подьячего и 18 провожатых от губерний. Для перевозки потребовалось 45 подвод: 34 — для денег, 4 — для провожатых и 7 — для подьячего и солдат. Несмотря на то, что деньги были уже приняты комиссаром, расходы на транспортировку их до Петербурга падали на губернии, которые обязаны были поставлять подводы, продовольствие для провожатых и давать счетчиков денег. По-видимому, провожатые одновременно являлись и счетчиками. Иногда бывали случаи недостачи денег. Так, например, в июне 1714 г. при вскрытии бочек в Петербурге обнаружилась недостача в 300 руб.6 1 Вероятно для убыстрения приемки денег при подсчете их применялись весы.

В 1714 г. Сенат приговорил: послать в Петербург вместе с денежной казной «для весу денег» весы, однако на денежных дворах в Москве лишних весов не оказалось. Пришлось покупать у частных лиц. Свои услуги предложили «торговый человек» Василий Никонов и Никифор Иванов. Никонов запросил «за вески медные с железным коромыслом» да за «медный рассыпной орлёный фунт» (т. е. за мелкие гири общим весом в 1 фунт) 3 руб. 50 коп., а Иванов за 2 гири по 5 фунтов и одну в 2 фунта (железных «орлёных») — 3 руб. 40 коп. Весы и гири были куплены.6 2 Денежные сборы на строительство Петербурга являлись тяжелой повинностью для населения страны. Несмотря на всевозможные угрозы, уплата этого сбора производилась очень туго. Царские указы требовали, чтобы деньги в Петербург доставлялись ежегодно в феврале-марте месяцах, т. е. до прибытия работных людей в столицу, потому что нужно было заблаговременно закупить продовольствие и строительные материалы.63


50 Описание документов и дел, хранящихся в архиве Святейшего Правительствующего Синода, т. I, стр. 350, 373, 402, 631.
51 ЦГИАЛ, ф. 1329, оп. 1, № 18, л. 329; см. также: Высочайшие указы и повеления императора Петра I... Сборник РИО, т. XI, стр. 449.
52 И. К. Кирилов, ук. соч., кн. I, стр. 8—9, 33.
53 ПСЗ, т. VI, № 3980.
54 К. А. Пажитнов. Проблема ремесленных цехов в законодательстве русского абсолютизма. М., 1952, стр. 47, 48.
55 А. И. Б о г д а н о в , ук. соч., стр. 524-—525.
56 Доклады и приговоры..., т. II, кн. II, стр. 218—223; ПСЗ, т. IV, № 2592.
57 Доклады и приговоры..., т. II, кн. I, стр. 111—114.
58 ПСЗ, т. IV, № 2594.
59 Доклады и приговоры..., т. III, кн. II, стр. 1202—1204.
60 ПСЗ, т. V, № 3124.
61 Доклады и приговоры..., т. III, кн. II, стр. 536—537, 579; т. IV, кн. I,
стр. 469—470.
62 Доклады и приговоры..., т. IV, кн. I, стр. 537.
63 ПСЗ, т. IV, № 2517.