Карта сайта

Часть 39 - Глава VII - ГОРОДСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ И ГОРОДСКИЕ ФИНАНСЫ - 2

Число купцов в петровском Петербурге исчислялось лишь сотнями человек.1 2 Дворянство, духовенство, мастеровые и работные люди, находившиеся в распоряжении ведомств, военнослужащие, крепостные крестьяне не были подведомственны петербургской Ратуше. Несравненно большее значение в управлении Петербургом имела бюрократическая администрация. Из ее представителей первое место принадлежало петербургскому генерал-губернатору князю А. Д. Меншикову, который разрешал все вопросы, связанные со строительством, городским хозяйством и управлением Петербурга.

Через него передавались и указы Петра, касающиеся Петербурга. Однако Меншиков, занятый другими крупными делами, не мог уделять Петербургу достаточного внимания. Все вопросы, касающиеся строительства, городского хозяйства и управления Петербурга, Меншиков осуществлял через посредство подведомственных ему учреждений. Так, например, строительством Петербурга ведала Канцелярия городовых дел. После учреждения губерний была создана Петербургская губернская канцелярия во главе с вице-губернатором Я. Н. Римским-Корсаковым, для которой построено специальное здание на Большой Никольской улице Городского острова.1 3 Губернская канцелярия ведала главным образом делами Петербургской губернии и гораздо меньше занималась самим Петербургом.

В нашем распоряжении имеются лишь довольно скудные сведения о деятельности этой канцелярии в области городского хозяйства и городского управления Петербурга. Так, имеются отдельные известия, что в 1712 г. Римскому- Корсакову была поручена достройка Литейного пушечного двора,1 4 что в том же году он наблюдал за выполнением указов по регламентации городского строительства (чтобы «при Санктпитербурхе никакова хоромного деревянного строения и солдацких казарм и анбаров сего числа никому не строить, а делать мазанки», чтобы «кровли крыть черепицею и дерном »). Римскому-Корсакову предлагалось для всеобщего сведения «прибить о том листы», т. е. повесить объявления.15 По указу 1711 г. без разрешения Губернской канцелярии жителям Петербурга не разрешалось ни продавать, ни закладывать свои дома.16

В том же году петербургской Губернской канцелярией была составлена инструкция («пункты») по работе стольника Лединского-Мелецкого, которому царским указом поручалось следить за поддержанием порядка и противопожарной безопасностью в Петербурге.17 В 1714 г. петербургским жителям было объявлено, что они не имеют права держать у себя в домах пришлых людей (плотников, каменщиков и других мастеровых), не записав их в петербургской Губернской канцелярии.1 8 Все эти отрывочные сведения говорят о том, что компетенция Губернской канцелярии в какой-то степени распространялась и на Петербург, однако так обстояло дело лишь до создания Главной полициймейстерской канцелярии. После учреждения должности генерал-полициймейстера (1718 г.) петербургская Губернская канцелярия совершенно уже не занималась городскими делами, и функции органа местного управления в Петербурге в значительной степени перешли к Полициймейстерской канцелярии.

Еще меньше сведений о деятельности петербургского воеводы. В тексте указа от 9 февраля 1720 г. говорится о «бывшем санктпетербургском воеводе Иване Феофилатьеве», который был жестоко наказан за то, что не вел борьбы с самовольной порубкой деревьев в рощах «при Санктпетер- бурге».1 9 Таким образом, должность петербургского воеводы существовала; она была уничтожена, по сведениям Н. Головина, в 1718 г.2 0 В какой мере занимался воевода делами города, остается неясным. Общепринятой датой учреждения в Петербурге полиции считается обычно 1718 год, когда была создана должность генерал-полициймейстера, но фактически она возникла значительно раньше.2 1

Постоянная опасность возникновения в Петербурге пожаров заставляла правительство назначать специальных лиц, которые бы следили за выполнением царских указов по противопожарной безопасности. Этим лицам стало поручаться и поддержание в городе порядка, а также борьба с подозрительными для правительства элементами населения. Как мы уже знаем, в мае 1711 г. наблюдение за проведением противопожарных мероприятий по Адмиралтейскому острову было поручено прапорщику Даниилу Струкову. Эта мера показалась правительству недостаточной, так как уже через 2 месяца, в июле того же года, царским указом были назначены специальные лица для выполнения полицейских функций: по городу — стольник Лединский-Мелецкий, а отдельно по Адмиралтейскому острову — стольник князь Шаховской.

В инструкции, данной Лединскому-Мелецкому и Шаховскому, перечислялись их обязанности. Помимо надзора за выполнением жителями противопожарных мероприятий, Лединский-Мелецкий и Шаховской должны были также следить и за порядком в городе: прекращать драки, пресекать нищенство и т. д. Им давалось право и наказания ослушников указов: ломать кровли и печи домов, сделанных «не по указу».2 2 Обращает на себя внимание одна деталь: полицейский надзор за городом был поручен не одному, а двум лицам. Назначив таким надзирателем стольника Лединского-Мелецкого, правительство тотчас же предложило адмиралу Апраксину поручить выполнение подобных же обязанностей на Адмиралтейском острове кому-нибудь из своих людей, что он и сделал, назначив Шаховского. Лединский и Шаховской получили одинаковые инструкции, однако инструкция Лединскому была подписана Меншиковым, а инструкция Шаховскому — Апраксиным.

Все это заставляет предположить, что Шаховской и Лединский действовали независимо друг от друга (не случайно они были в одинаковых званиях) и что управление Адмиралтейским островом находилось в ведении Апраксина, который действовал независимо от Меншикова. В это время городская застройка была сосредоточена лишь на двух больших островах: Городском и Адмиралтейском. Первый, таким образом, был городом Меншикова, второй — Апраксина. В других частях Петербурга практически застройки еще не было. В 1713 г. чиновником с полицейскими функциями на Адмиралтейском острове был майор Еремей Берсенев. Берсеневу, так же как и Шаховскому, была дана инструкция или «пункты», большая часть которых относилась к мероприятиям по обеспечению противопожарной безопасности. Однако функции Берсенева уже шире: в обязанности его входило не только наблюдение за выполнением жителями правил по противопожарной безопасности и поддержанием в городе порядка, но и обеспечение надлежащей чистоты на набережных, в реках и каналах Петербурга, а также борьба с незаконной торговлей табаком и пивом. В помощь Берсеневу был дан урядник с 10 солдатами. Таким образом, здесь мы имеем налицо уже настоящую полицейскую команду. Подчинялся Берсенев не Губернской канцелярии, а Адмиралтейской.23

В 1714 г. мы видим на Адмиралтейском острове опять новое лицо, выполняющее полицейские функции, — поручика Андрея Быкова, который действовал там и в 1716 г.24 Как видно из инструкции, данной Быкову в 1716 г., функции его, по сравнению с Берсеневым, еще более расширены: он организует ночные караулы и тушение пожаров, выявляет подозрительных правительству людей, наблюдает за чистотой в городе, борется с торговлей запрещенными товарами и т. д. Караульщики являются теперь уже своеобразной организованной командой: на каждые 10 дворов назначается из жителей один ефрейтор, на 50 дворов — капрал, на 100 — сержант. О всех происшествиях ефрейторы рапортуют капралам, капралы — сержантам, сержанты — самому Быкову.25

Почти одновременно с Быковым 16 апреля 1714 г. «надсмотрщиком» при постройке в С.-Петербурге деревянных строений и мазанок был назначен поручик Федор Ефремов с шестью солдатами. Ефремову, наряду с другими обязанностями, поручалось также следить за правильным устройством печей и кровель домов, за тем, чтобы жители соблюдали чистоту и мостили улицы.26

Так постепенно царское правительство пришло к мысли о необходимости организации в Петербурге постоянной полицейской команды. Некоторые историки Петербурга считают, что уже до 1718 г. в городе существовала какая-то полициймейстерская канцелярия, которая занималась, между прочим, и вопросами строительства Петербурга. Основанием для такого мнения послужило то обстоятельство, что два петровских указа о застройке города (от 20 мая 1715 г. и от апреля 1716 г.) помещены в пятом томе «Полного собрания законов Российской империи» под названием: «Высочайшие резолюции на доклад (донощение) по делам Полициймейстерской канцелярии».27

Подлинники этих указов хранятся в Ленинградском отделении Центрального государственного исторического архива в делах Полициймейстерской канцелярии. Из их текста никак не видно, что «доношение» и «доклад» составлены именно в Полициймейстерской канцелярии, а не в другом каком-либо учреждении. По всей вероятности эти указы попали в дела полиции после того, как генерал-полициймейстер Дивиер затребовал от Сената все прежние распоряжения правительства, касающиеся Петербурга. И действительно в делах Полициймейстерской канцелярии хранится ряд указов периода 1714—1718 гг.; из них некоторые являются резолюциями Петра на доношения Канцелярии городовых дел, т. е. явно не имеют отношения к деятельности полиции. Исходя из всего этого, нам кажется, нет достаточных оснований для того, чтобы считать, что Поли-циймейстерская канцелярия существовала до 1718 г., хотя полицейская команда уже была. Только в 1718 г. полиция была окончательно оформлена организационно.


12 В 1725 г. число более значительных купцов в Петербурге равнялось лишь 162 (А. Г. Т и м о ф е е в . История С.-Петербургской биржи. СПб., 1903, стр. 25).
13 Это здание сгорело в 1720 г. (А. И. Б о г д а н о в , ук. соч., стр. 86).
14 ЦГАВМФ, ф. 1233, № 33, лл. 144—147.
15 ЦГАВМФ, ф. 1233, № 250, лл. 184а, 186, 347.
16 ЦГАВМФ, ф. 176, № 62, лл. 1—2.
17 ЦГАВМФ, ф. 176, № 67, лл. 47—48.
18 ПСЗ, т. V, № 2862.
19 ПСЗ, т. VI, № 3509.
20 Н. Головин. Петербург в петровское время, стр. 32.
21 В Москве полицейские функции еще в XVI в. выполнял «Земский двор» или
Земский приказ (История Москвы, т. I, стр. 242).
22 ЦГАВМФ, ф. 176, № 67, лл. 47—51, 53—58.
23 ЦГАВМФ, ф. 176, № 87, лл. 74—77.
24 ЦГАВМФ, ф. 176, № 97, л. 81.
25 ЦГАВМФ, ф. 176, № 116, л. 190.
26 Доклады и приговоры..., т. IV, кн. I, стр. 409.
27 ПСЗ, т. V, №№ 2909, 3019.