Карта сайта

Часть 25 - Глава V - ПРОИЗВОДСТВО СТРОИТЕЛЬНЫХ МАТЕРИАЛОВ

Успех грандиозных работ по строительству Петербурга очень сильно зависел от надлежащей организации производства строительных материалов. На только что отвоеванной у шведов и сравнительно слабо заселенной территории необходимо было в кратчайшие сроки наладить изготовление кирпича, черепицы, распиловку лесоматериалов, выжигание извести и т. д. Задача была нелегкая, тем более что такие виды строительных материалов, как черепица, изразцы, стекло были еще мало распространены в России. Поэтому надо удивляться тому, насколько быстро Петру удалось организовать производство строительных материалов в ближних и дальних окрестностях Петербурга. Видимо, помог опыт Приказа каменных дел.

Уже в сентябре 1703 г. (т. е. в год основания новой столицы) где-то в Петербурге или его окрестностях для нужд нового строительства Работала «пильная мельница» (лесопилка), как это видно из письма Меншикова, посланного из Петербурга в Шлиссельбург к Синявину. В этом письме Меншиков просит Синявина выбрать 6 лучших плотников и послать немедленно на пильную мельницу к Ивану Матвееву.1 В 1705 г. в районе Ивановских 'порогов на Неве (т. е. против устья р. Тосны) существовали уже кирпичные заводы. В одном из документов этого времени говорится, что «швецкие полки (речь идет, видимо, об отряде Майделя, — С. Л.) перешли через Неву и на порогах кирпичные заводы и что было строению пожгли».2

Из текста указа от 8 ноября 1710 г. мы видим, что в это время «кирпичные и иные всякие заводы» существовали «при Санктпитербурхе по рекам Неве, Ижоре и по Тосне и по другим речкам и по протчим местам».3 Таким образом, в 1710 г. имелся уже целый ряд кирпичных заводов, расположенных в окрестностях Петербурга. В этом году, согласно донесению Синявина (от 8 марта 1711 г.), на всех заводах было сделано подрядным способом 11 млн штук кирпича, цифра — огромная для того времени. Надо только удивляться, что всего через 7 лет после основания города количество кирпича, произведенного для нужд строительства, исчислялось уже в миллионах штук.

Для последующих лет правительство определило размер ежегодного производства кирпича в 10 млн штук.4 Однако дело упиралось в топливо, так как в первые же годы существования заводов кирпичные подрядчики хищнически пожгли весь лес вблизи этих заводов и в дальнейшем пришлось подвозить топливо издалека, что представляло большие неудобства и обходилось дорого. В 1712 г. кирпичные подрядчики подали даже челобитную, чтобы их освободили от подряда 1713 г., так как они еще не выполнили подрядов 1711 и 1712 гг. вследствие непоставки «к обжиганию того кирпича дров от подрядчиков их».5 Таким образом, выражаясь современным языком, субподрядчики тормозили работу основных подрядчиков.
Неблагополучное положение с производством кирпича заставляло царское правительство искать в других губерниях России новых подрядчиков, которые бы взялись за кирпичное производство в Петербурге. Одновременно были установлены некоторые льготы заводам, изготовлявшим строительные материалы для нужд новой столицы. 8 ноября 1710 г. было запрещено «курьерам и иных всяких чинов проезжим людям» «у управителей тех заводов и работ и у подрядчиков и у протчих людей» брать по своим подорожным казенных или частных лошадей.6

Многие кирпичные заводы принадлежали Канцелярии городовых дел. В справке, представленной в 1712 г. этой Канцелярией в Сенат, говорится о подведомственных ей кирпичных заводах, размещавшихся «вверх по Неве». На этих заводах числилось «вечного житья кирпичников, черепичного дела и других мастеровых людей 145 семей, иноземцев кирпичного дела 3, у кирпичного и черепичного дела у топтанья глины 100 волов, у возки глины, дров и лесных припасов по 100 лошадей, посошан по 1000 человек и больше, кирпичных обжигальщиков, которые отправляют по подряду своему кирпич, 4 человека; у тех же обжигальщиков бывает у дела кирпича наемных работных людей по 400 человек, да у возки к делу того кирпича, глины, дров по 200 лошадей».7

Здесь мы имеем дело, по-видимому, с двумя способами производства кирпича: хозяйственным и подрядным. На казенных заводах работало 145 мастеровых людей, переселенных сюда из внутренних губерний России «на вечное житье». В помощь им для подсобной работы выделялось 1000 человек работных людей, отбывавших трудовую повинность («посошан»), на подвозке глины и дров использовались 100 лошадей, а на мятье глины — 100 волов; 3 «иноземца кирпичного дела», очевидно, были мастерами на государственном жалованье. Это был один способ производства (хозяйственный). С другой стороны, имелось 4 подрядчика («кирпичных обжигальщика»), у которых работало до 400 человек наемных работных людей, а на подвозке использовалось около 200 лошадей. Это был уже подрядный способ производства. Не исключена, впрочем, возможность, что подрядчики работали на казенных заводах. Оба способа так тесно переплетались, что разделить их часто очень трудно, так как иногда в подряд сдавалось не все производство, а лишь определенный цикл его.

Таким образом, только на кирпичных заводах Канцелярии городовых дел, расположенных по Неве выше Петербурга, работало свыше 1500 человек, кроме того, та же Канцелярия имела в это время кирпичные заводы по реке Тосне и у Шлиссельбурга. На Тосне заводы были расположены по обеим сторонам реки. Там жило 95 семей «вечного житья кирпичников и других мастеровых людей», в помощь им привлекалось до 700 человек «посошан». На работах использовались 100 лошадей. Кроме того, были подрядчики (8 «обжигальщиков»), у которых работало до 500 наемных рабочих. У подрядчиков было 250 лошадей.

На заводах у Шлиссельбурга, как сообщается все в той же справке Канцелярии городовых дел, «посошан бывает по 500 человек, у подрядчиков мастеровых и работников 100 человек, по 500 лошадей».8 Производство кирпича доставляло Канцелярии городовых дел немало хлопот. «На дело кирпича» ей ежегодно отпускалось 22 000 руб., на которые требовалось заготовлять кирпич по цене 2 руб. за тысячу штук, между тем кирпич обходился дороже, так как с вырубкой лесов дорожали и дрова.9

По-видимому, Канцелярия городовых дел систематически недовыполняла установленную для нее норму в 10—11 млн штук кирпича в год. Для поправления дела решено было все кирпичные заводы, подведомственные этой Канцелярии, сосредоточить в одних руках. 11 апреля 1719 г. по донесению князя Черкасского иноземец Тимофей Фонармус был назначен инспектором над кирпичными и черепичными заводами этой Канцелярии. В 1719 г. «за опозданием временем» (т. е. ввиду того, что прошло уже целых 4 месяца года) Фонармусу велено было изготовить лишь 7 млн штук кирпича и 1.5 млн штук черепицы, однако в дальнейшем (с 1720 г.) требовалось уже производить ежегодно черепицы 3 млн штук и кирпича 12 млн штук, в том числе:

Таким образом, самыми мощными были «Ближние заводы», расположенные на Неве. Самому Фонармусу была назначена сдельная оплата по 6 алтын 4 деньги (т. е. по 20 коп.) с тысячи штук произведенного кирпича, за счет чего он должен был содержать и своих помощников.10

Трудно сказать, насколько улучшилось положение дела после назначения Фонармуса. Как видно из справки, составленной самим Фонармусом, со дня своего назначения инспектором до 31 октября 1720 г. (т. е. более чем за полтора года) произведено 16 571 600 штук кирпича (из коего более половины еще не было обожжено) и 416 000 штук черепицы.11 Таким образом, если по кирпичу Фонармус приблизился к установленной для него цифре, то по черепице дело обстояло плачевно.

Производством кирпича занималась не одна только Канцелярия городовых дел. Этому вопросу приходилось уделять большое внимание и другим учреждениям, выполнявшим крупные строительные работы: Адмиралтейству, Александро-Невскому монастырю и др. Первоначально число кирпича, которое изготовлялось Адмиралтейством, было незначительно:
в 1705 г. — 75 780 штук, в 1706 г. —58 700, в 1707 г. — 54 000.12 В дальнейшем производство сильно увеличилось. В 1715 г. Адмиралтейству были переданы «кирпичные заводы вверх по Неве у Черной речки (т. е. около Александро-Невского монастыря, — С. Л.), которые строил Федор Соловьев».13 Кроме того, Адмиралтейство имело кирпичный и черепичный завод в Стрельне, который в документах того времени часто называется «Новым». Этот завод возглавлял князь Юрий Щербатов,14 дела на заводе долго не налаживались. В 1713 г. Щербатов писал Ф. М. Апраксину: «Доношу милости твоей: к нам на заводы по нижеозначенное число присланы из Адмиралтейства работные люди 530 человек, а люди, государь, зело худы и бегут. И в том числе присланы и названы кирпичниками Архангелогороцкой и Воронежской губерний 82 человека, а прямых кирпичников, вологоцких каменщиков прислано 10 человек, они и кирпич делают и печи кладут; да воронежских 5 человек. А протчие, которые названы кирпичниками, никоторой в руки взять не умеет, всех (их) учат. Я было велел принудить, чтоб делали по 300 кирпичей на день, и неумею-щих кирпичников побежало 19 человек, и я, государь, приказал учить по-сошен (т. е. принудительно мобилизованных «по сохам» крестьян) и посо-шен побежало по се число 80 человек.

«А на заводах у нас сделано черепицы кривой 90 000, да прямой нового манеру 10000... и всего зделано черепичных 3 печи и над ними сарай, да в старых сараях зделано кирпичных 3 ж печи, итого черепичных и кирпичных 6 печей, а вновь делают, только, государь, медленно. Каторжных каменщиков прислано из Адмиралтейства 7 человек, и ис того числа бежал один человек, да 3 человека свободных каменщиков, и делают зело медленно, а время уже проходит... а кирпичю, государь, зделано 220 000 и ис того числа делают обжигательные печи».15
Таким образом, производительность стрельнинского завода была в 1713 г. еще невелика, и это объяснялось главным образом неквалифицированностью рабочих. Первые кирпичные заводы Александро-Невского монастыря были заложены в 1713 г. Сначала кирпич выделывался хозяйственным способом (т. е. монастырь выделывал кирпич на своих заводах и своими людьми). Кирпичники — работные люди были присланы в монастырь из Боровичей и Старорусских монастырских вотчин. Вскоре, однако, хозяйственный способ был признан негодным и кирпичные заводы стали сдаваться в подряд. В 1716 г. подрядчик Василий Мартынов изготовил на монастырских заводах 1 млн штук кирпича. Такое же количество кирпича изготовлял ежегодно в четырех обжигательных печах в 1717— 1720 гг. новый подрядчик Тимофей Смирнов. Средняя выработка на человека составляла у него 100—150 штук кирпича. На кирпичных заводах монастыря изготовлялись также и изразцы.16

Выделка кирпича на монастырских заводах так хорошо наладилась, что сам петербургский губернатор А. Д. Меншиков прибегал к займам у монастыря больших партий кирпича для нужд своего строительства.17

«В мае 1725 года», пишет в своей книге С. Г. Рункевич, монастырские «кирпичные мастерские заводы имели следующий вид: изба-мастерская для изготовления гончарами изразцов, изба, где жили кирпичные мастера. . ., изба для рабочих с каморкой, при избе сени с двумя горнами для обжигания изразцов, баня, амбар, черепичная печь с нижними и верхними сводами, в ней было насажено 12 200 штук черепицы, 5 печей кирпичных с нижними сводами, над печами шатры, крытые дранью и тесом, черепичный сарай», 8 кирпичных сараев. «На заводах было 15 станков, около 800 000 готового кирпича и свыше 3000 изразцов».18 Кроме монастырских заводов, существовали еще кирпичные заводы на Выборгской стороне, принадлежащие Новгородскому архиерейскому дому. Ему же принадлежали и кирпичные заводы, расположенные южнее реки Охты. Изготовление черепицы на монастырских заводах производилось под наблюдением специального мастера.19

В 1718—1720 гг. эти заводы изготовили свыше 100000 штук черепицы, однако около 15% ее было плохого качества.20
Несколько слов о частных кирпичных заводах. Кирпичных подрядчиков мы видели уже в первые годы существования Петербурга. Некоторые из них, как это было в Александро-Невском монастыре, брали в подряд казенные заводы, другие имели заводы собственные. Правительство Петра всеми мерами стимулировало создание частных кирпичных заводов, но долгое время это удавалось плохо. Подрядчикам раздавались земли под строительство заводов по Неве и другим рекам. Однако многие из получивших землю не спешили выделывать кирпич, а использовали свои участки для сенных покосов и лесных угодий. Правительственный указ 1721 г. угрожал, что розданные земли будут отобраны, если хозяева участков не начнут выделывать кирпич.21 Через три года, в 1724 г., всем кирпичным «промышленникам» было приказано, чтобы каждый делал на своем заводе по 1 млн штук кирпича в год, «а что больше, то лучше». Не выполнившим этот указ угрожал штраф в размере стоимости полмиллиона штук кирпича.22

В настоящее время трудно восстановить число этих «промышленников» и то количество кирпича, которое они производили ежегодно. Несомненно только, что ежегодная продукция заводов многих из таких частных предпринимателей исчислялась сотнями тысяч кирпича. В 1719 г. Адмиралтейством был заключен договор с полковником И. Е. Лутковским, который обязался в течение этого года поставить со своих заводов (из 10 печей) своими людьми и на своих судах 1 млн штук кирпича.23

В 1714 г. управляющий адмиралтейских «новых кирпичных заводов» в Стрельне князь Юрий Щербатов писал Ф. М. Апраксину, что прибыли подрядчики, взявшиеся изготовить 4 млн штук кирпича, а с ними 300 человек работных людей.24 Интересные цифры об изготовлении кирпича подрядчиками приводит в своей диссертации Л. Р. Куракин.25 В 1716 г. подрядчики Кирилов, Афиногенов и Григорьев изготовили и поставили 733 000 штук кирпича; в 1718—1719 гг. Афиногенов поставил 1 452 800 штук кирпича, в 1718 г. Никитин — 332 340 штук, в 1718 г. Тихонов — 515 000, в 1718 г. Михайлов — 484 000, в 1719 г. Щербаков — 1 130 000, в 1718— 1719 гг. Полискалов — 1 688 880 штук кирпича.

Таким образом, продукция заводов одних только перечисленных подрядчиков составляла в год более 3 млн штук кирпича. Приведем еще несколько примеров частных подрядов. В 1726 г. Канцелярия от строений поручила поручику Обернибесову заключить контракт с кирпичным заводчиком переведенцем Андреем Григорьевым на производство на Петергофских заводах 1 млн штук кирпича для городских построек в Петербурге. Характерная деталь: кирпич должен был изготовляться по образцам, которые давались подрядчику Канцелярией от строений «за печатями» архитектора Трезини. В договоре указывалось, сколько требовалось сделать кирпича каждого сорта.26


1 ЦГИАЛ, ф. 466, оп. 36/1629, № 477, лл. 10, 11. Архитектор Иван Матвеев был
одним из руководителей строительных работ в первые годы существования Петербурга.
2 ЦГАВМФ, ф. 177, № 47, л. 100.
3 ЦГАДА, ф. 198. Письма царской фамилии, № 2, л. 117.
4 Доклады и приговоры..., т. I, стр. 5—6.
5 Доклады и приговоры..., т. II, кн. II, стр. 461.
6 ЦГАЬМФ, ф. 176, № 50, ч. II, л. 426.
7 Доклады и приговоры..., т. II, кн. I, стр. 375.
8 Доклады и приговоры. . ., т. II, кн. I, стр. 375.
9 ПСЗ. т. V, № 2798; Доклады и приговоры..., т. II, кн. I, стр. 111.
10 ЦГИАЛ, ф. 467, оп. 73/187, кн. 18, лл. 184—191.
11 Там же.
12 П Н. С т о л п я н с к и й. Жизнь и быт петербургской фабрики..., стр. 15.
13 Там же.
14 Петербург петровского времени..., стр. 71.
1 5 Петербург петровского времени..., стр. 71.
16 С. Г. Р у н к е в и ч , ук. соч., стр. 141—143.
17 Описание архива Александро-Невской лавры..., т. II, стр. 492—493.
18 С. Г. Р у н к е в и ч , ук. соч., стр. 144.
19 Там же, стр. 143—144.
20 Описание архива Александро-Невской лавры..., т. III, стр. 455—456.
21 ЦГИАЛ, ф. 467, оп. 20^/643, № 1, л. 27.
22 ПСЗ, т. VII, № 4405.
23 ЦГАВМФ, ф. 1234, № 36, лл. 61—62.
24 ЦГАВМФ, ф. 233, № 73, л. 246.
25 Л. Р. Куракин, ук. дисс, стр. 104.
26 ЦГИАЛ, ф. 467, оп. 73/187, кн. 56, л. 161—162.