Карта сайта

Часть 21 - Глава IV - РАБОЧАЯ СИЛА - 2

Население всячески сопротивлялось выполнению тяжелой трудовой повинности. Помимо систематической недосылки губерниями установленного числа людей, весьма часты были случаи отправки в Петербург вместо здоровых больных, старых и даже малолетних работников. Чтобы обмануть представителей администрации, население иногда прибегало к различным ухищрениям. В 1717 г. был такой случай. Работные люди направлялись в Александро-Невский монастырь. На перекличке и на трех смотрах все люди были налицо, но в дальнейшем, в дороге, они «собою переменились детьми и братьями своими малыми», и в Петербург вместо взрослых людей прибыло много малолетних.21

Только безвыходной нуждой населения можно объяснить подобные случаи. Когда вставал вопрос о существовании всей семьи, приходилось жертвовать малолетними, чтобы дома могли остаться взрослые работники, которые были в состоянии кормить семью. Царское правительство вело жестокую борьбу с подобными случаями замены, требуя высылки работоспособных людей вместо больных, старых и малолетних, но добиться этого, несмотря на самые суровые кары, было не так-то легко.

Наиболее типичным способом противодействия населения выполнению тяжелой повинности по строительству Петербурга было бегство с дороги. Назначенные к отправке люди бежали либо перед отправкой их в Петербург, либо в дороге. Согласно донесению Синявина, в 1712 г. из партии работных людей в 1946 человек, направленных в Петербург из Московской губернии, сбежало в дороге 202 человека (или более 1/10 общего числа).22 Так же было и в последующие годы. В 1711 г. надлежало выслать со всех губерний на строительство Петербурга 30 448 человек. Однако губернии не додали 5999 человек, а из числа высланных сбежало с дороги 1068 человек.23

Понятно, что царское правительство вело беспощадную борьбу с такого рода явлениями. На строительство Петербурга за сотни верст от их домов людей гнали, как на каторгу. Для сопровождения от каждой вотчины назначались приказчики (1—3 человека с вотчины), за приказчиками наблюдали дворяне. Иногда для конвоирования употреблялись воинские части.

Во избежание побега практиковалось надевание на рабочих цепей.

Очень характерный пример того, как доставляли людей на строительство Петербурга, можно почерпнуть из архивов Адмиралтейства. В июле 1712 г. дворянин Яков Пещеряков привел из Азовской губернии партию работных людей. С ним прибыла целая армия проводников — 44 человека; на работных же людях «для охранения в дороге от побега» были «двоешные цепи»: 410 железных цепей общим весом в 24 пуда.24 Приходилось принимать меры и против побегов работных людей из самого Петербурга. Об этом будет сказано ниже.

Скоро правительство пришло к выводу, что нецелесообразно гнать людей из отдаленных мест за сотни верст для того, чтобы они отработали на строительстве Петербурга всего лишь 3 месяца. Поэтому наряд людей из Сибирской губернии был заменен денежным сбором. Уже 17 октября 1710 г. в письме к сибирскому губернатору М. П. Гагарину Петр разрешил ему вместо высылки в Петербург работных людей собирать с населения Сибирской губернии денежный сбор.25 Практически же работные люди Сибирской губернии перестали посылаться в Петербург лишь с 1712 г.26

На 1713 г., как мы видели, на строительство новой столицы было назначено лишь 33 778 человек (вместо 40000), потому что вместо 3222 работных людей с Сибирской губернии брали денежный сбор (по 10 руб. с человека), а 3000 человек Архангелогородской губернии были отправлены на остров Котлин.27 Цифра 40000 человек перестала фигурировать даже в указах.
Подневольный труд людей был непроизводителен. Это было ясно и для царского правительства. Однако долгое время не было возможности заменить трудовую повинность работой по вольному найму. Лишь после того как Петербург стал крупным городским и торговым центром, когда сюда стало тянуться все большее число охотников до получения правительственных подрядов, когда здесь сосредоточились довольно значительные контингенты людей, искавших заработка, правительство смогло, наконец, отказаться от использования трудовой повинности.

В 1717 г. Канцелярия городовых дел подняла вопрос о замене натуральной трудовой повинности по строительству Петербурга денежным сбором с населения. В докладе князя А. М. Черкасского, возглавлявшего в то время Канцелярию городовых дел, указывалось, что с 1714 г. регулярно назначалось на работы в Петербурге лишь 32 000 человек (один работник с 14 дворов). На жалованье им собиралось 96000 руб. (по 3 руб. на человека). Да сверх того в 1716 г. собиралось на работных людей дополнительно 160 000 руб. Следовательно, всего было собрано с населения 256 000 руб.

Из общего числа людей 5200 человек не участвовало в работах: кашеваров — 3200 человек, беглых и умерших — 1000 человек, больных — 1000 человек. Следовательно, по мнению Черкасского, произведенные на них затраты в 41 600 руб. (по 8 руб. на человека) оказались бесплодными. «А ныне», — говорится в доношении Черкасского, — на многие дела являются подрядчики и наемщики, которыми некоторые работы исправляются удобнее и скорее, нежели государственными работниками». На основании всего этого Черкасский предложил заменить натуральную трудовую повинность по строительству Петербурга денежным сбором, однако для осторожности в течение некоторого времени продолжать еще высылать на работы в Петербург по 8000 человек «из ближних мест», с остальных же 24 000 человек взамен натуральной трудовой повинности собирать по 6 руб. за каждого работника, а всего 144 000 руб. Со временем, по мнению Черкасского, число работных людей можно будет еще сократить: с 8000 до 2000 человек. Доклад Черкасского был утвержден.28

30 апреля 1718 г. последовало распоряжение: тех людей, которые уже отправлены в Петербург из губерний, обратно не возвращать, а впредь работных людей на строительство Петербурга не высылать.29 Однако наряд на высылку людей из ближних мест (8000 человек) не был отменен. В 1719 г., согласно этому наряду, из Петербургской и Московской губерний было направлено на работы в Петербург 6232 человека, в 1720 г. — 4853 человека.3 0 И лишь 31 марта 1721 г. натуральная повинность по поставке работных людей на строительство Петербурга была отменена окончательно. Вместо нее с населения стал взиматься денежный сбор в размере 300000 руб., который заменил все сборы на строительство новой столицы (в том числе и сборы на изготовление строительных материалов). 31

То, что к этому времени правительство уже не испытывало затруднения в рабочей силе (по вольному найму), подтверждает текст указа от 12 августа 1719 г., касающийся строительства Ладожского канала: « . . . у той канальной работы неволею отнюдь никого работать заставлять не велено, и с работы каждому отходить по своей воле невозбранно».3 2 Таким образом, в 20 х годах XVIII в. на строительстве Петербурга стал применяться в основном вольнонаемный труд, до этого же времени главное значение имело использование натуральной трудовой повинности. Наряду с ней применялись и другие виды подневольной работы: труд военнопленных, людей, осужденных на каторгу, и т. д. Указом 4 июля 1705 г. было предписано беглых солдат «бить кнутом и ссылать на каторгу в новопостроенный город в Санктпетербург, чтоб и впредь иным таким с службы и из полков бегать было неповадно».3 3 В 1707 г. в Петербург прибыла такая партия «каторжных невольников» в 95 человек, из них 53 на вечную работу. Для предотвращения побега у одних из них были вырваны ноздри, у других лбы «запятнаны иглами», а «те пятна» натерты порохом.34

Труд арестантов и каторжников использовался в последующее время для различных работ по строительству Петербурга: битья свай, земляных работ и т. д. В 1715 г. было дано специальное указание: не использовать «каторжных невольников» для мелких работ, а назначать их на такие, которые производятся в одном месте, например битье свай.3 5 Это уменьшало возможность побегов. Труд осужденных на каторгу использовался также на работах Адмиралтейства. В 1721 г. на каторжном дворе при Адмиралтействе находилось на работе от 500 до 800 человек «каторжных невольников».36

На строительстве Петербурга работали также и военнопленные шведы. В 1712 г. правительство распорядилось выслать в С.-Петербург на работы из Москвы и Воронежа 1100 человек пленных шведов. По этому указу было выслано из Москвы, по-видимому в 1713 г., 338 человек,3 7 из Воронежа — 672 человека.3 8 Часть из них поступила в распоряжение Синявина, другие были отданы на работы, производившиеся Адмиралтейством. Правительство нашло небезопасным держать шведов на острове Котлине, ив 1712 г. было отдано распоряжение всех имеющихся там шведов передать Синявину, потребовав от него взамен соответствующее число работных людей.39

В этом году на острове Котлине в острожном полку Толбухина числилось 251 человек пленных.40 По-видимому, эти шведы не входили в число 1100 человек и были присланы на остров Котлин ранее.

В 1714 г. из Москвы было выслано в Петербург еще 76 пленных шведов.41 По словам Вебера, в 1714 г. 600 пленных шведов были присланы в Петербург из Самары, где они до этого работали на серных копях.42 Пленных шведов на строительстве Петербурга мы видим даже в феврале 1721 г., т. е. в год заключения Ништадтского мира.43

Число военнопленных, как и число «каторжных невольников», на работах в Петербурге было сравнительно невелико. Более массовым видом подневольного труда был труд солдат, которые использовались на строительстве новой столицы уже в первые дни существования города. Солдаты работали в Петербурге и после отмены трудовой повинности по строительству города. Возможно, что они в какой-то степени заменили собой работных людей. Указом 1719 г. предписывалось вместо драгун прислать в Петербург (к маю месяцу) для производства земляных работ солдат гарнизонных полков из Москвы, Пернова, Риги и Выборга.44 Имеются сведения, что в 1722 г. солдаты использовались на работах, производившихся Канцелярией городовых дел,45 в 1719 г. они рыли канал у Адмиралтейства46 и т. д.

Работные люди, военнопленные, «каторжные невольники» и солдаты использовались на строительстве Петербурга главным образом на тех работах, которые не требовали особой квалификации, т. е. на битье свай, земляных работах и т. д.47 Вопрос о квалифицированной рабочей силе, об обеспечении строительных работ каменщиками, плотниками, столярами и т. д. необходимо было разрешить особо. Правительство Петра и в этом случае прибегло к излюбленной мере — насильственному переселению в Петербург из разных городов России нужных ему людей.

По указу 1710 г. было велено выслать в Петербург «на вечное житье» «с посадов и с уездов» 4720 человек мастеровых людей разных специальностей с женами и детьми, так как в Петербурге ощущалась «немалая нужда» в мастеровых людях «у Адмиралтейства и у городовых дел». Для всех переселяемых, как уже сообщалось ранее, заблаговременно строились дома. На содержание переселяемых (или как тогда их называли «переведенцев») в течение первого года было положено собрать с губерний по 22 руб. на каждого человека (12 руб. — денежное довольствие и 10 руб. на хлеб). Наряд на высылку людей раскладывался на все губернии: Московскую — 1417 человек, С.-Петербургскую — 1034, Киевскую — 199, Смоленскую — 298, Казанскую — 667, Архангелогород-скую — 555, Азовскую — 251, Сибирскую — 299.

Из текста доношения Синявина от 6 июня 1712 г. видно, что в его распоряжение должно было поступить 2500 человек (по-видимому, из общего числа 4720). В указе оговаривалось, сколько человек каких специальностей необходимо выслать: каменщиков, кирпичников, каменолом-щиков, столяров, плотников, гончаров, кузнецов, насосников и т. д.


2 1 С. Г. Р у н к е в и ч . Александро-Невская лавра..., стр. 157.
22 Доклады и приговоры..., т. II, кн. I, стр. 299—300.
23 Доклады и приговоры..., т. I, стр. 400—401.
24 ЦГАВМФ, ф. 176, № 76, лл. 301—302.
25 Указы и письма императора Петра I к московскому коменданту, а потом сибирскому губернатору кн. М. П. Гагарину. Сборник РИО, т. XI, стр. 146—147.
26 Доклады и приговоры..., т. II, кн. II, стр. 225—227.
27 Доклады и приговоры..., т. III, кн. II, стр. 1202—1204.
28 ПСЗ, т. V, № 3124.
29 ПСЗ, т. V, № 3198.
30 ЦГИАЛ, ф. 467, оп. 73/187, кн. 18, л. 45.
31 ПСЗ, т. VI, № 3768.
3 2 ПСЗ, т. V, № 3414.
33 ПСЗ, т. IV, № 2062.
34 ЦГАВМФ, ф. 176, № 16, л. 63.
35 ЦГАВМФ, ф. 223, № 20, л. 2.
36 Описание документов и дел, хранящихся в архиве Святейшего Правительствующего
Синода, т. I, стр. 183.
37 Доклады и приговоры..., т. II, кн. I, стр. 294; т. II, кн. II. стр. 28—29.
38 ЦГАВМФ, ф. 233, № 10, л. 95.
39 ЦГАВМФ, ф. 176. № 78, л. 16.
40 ЦГАВМФ, ф. 1233, № 48, л. 139.
41 Доклады и приговоры. .., т. IV, кн. I, стр. 293.
42 Записки Вебера. Русский архив, год десятый, 1872, стр. 1103.
43 ЦГИАЛ. ф. 467, оп. 73/187, кн. 19, лл. 111, 137—139; кн. 18, л. 770.
44 ПСЗ, т. V, № 3342.
45 Описание документов и дел, хранящихся в архиве Святейшего Правительствую щего Синода, т. II, ч. I, стр. 887.
46 Материалы для истории русского флота, ч. III, стр. 566.
47 Какая-то часть из них, имевшая квалификацию, использовалась по специальности Так, например, некоторые пленные шведы работали в качестве плотников.