Карта сайта

Часть 20 - Глава IV - РАБОЧАЯ СИЛА

Разрешение проблемы обеспечения строительства Петербурга рабочей силой являлось не менее трудным делом, чем организация строительных работ. Требовалось в течение целого ряда лет ежегодно сосредоточивать в одном месте десятки тысяч строительных рабочих. Таких задач до того времени еще не приходилось решать русскому правительству, которое в прежние времена имело дело с работами значительно меньшего масштаба и носившими большей частью местный характер.

Наиболее типичным для феодального государства методом обеспечения государственного строительства рабочей силой было использование натуральной трудовой повинности населения. Работная повинность в XVI и XVII вв. носила в Русском государстве временный характер. При Петре же сбор работных людей сделался почти постоянным1 и принял невиданные размеры. Вполне понятно, что, приступая к строительству Петербурга, Петр должен был применить этот уже испытанный способ обеспечения строительства работными людьми.
Несмотря на то, что уже в конце XVII в. строительные работы все чаще и чаще начинают выполняться подрядным способом, все же только работная повинность населения вплоть до 20-х годов XVIII в. давала возможность сосредоточить в одном месте большие массы работных людей. Еще до начала строительства Петербурга Петр использовал натуральную трудовую повинность населения для обеспечения рабочей силой государственных строек в Воронеже, Таганроге, Азове. Интересно, что в эти города люди посылались даже в годы полного разворота работ по строительству Петербурга, причем Петербургская губерния первоначально тоже была обязана поставлять каменщиков для Азова.2

Петербург был основан в мае месяце, когда было уже поздно рассылать указы по стране о сборе в этом году работных людей специально для строительства нового города. Поэтому в 1703 г. на строительных работах в Петропавловской крепости использовались работные люди, предназначавшиеся для Шлиссельбурга.3 Через каких-нибудь два месяца после основания Петербурга строительные работы были уже в полном разгаре. 25 июля 1703 г. петербургский губернатор А. Д. Меншиков писал Петру: «Городовое дело управляется как надлежит. Работные люди из городов уже многие пришли и непрестанно прибавляются. Чаем, милостью божией, что то предреченное дело будет поспешествовать. Только то бедно, что здесь солнце зело высоко ходит».4

Число работных людей на строительстве Петербурга в первый же год строительства определялось в тысячах человек. В «Ведомостях» от 4 октября 1703 г. сообщалось, что на постройке Петропавловской крепости работали 20000 человек «подкопщиков».5 Кроме того, шла заготовка строительных материалов. Так, например, по приказу Меншикова работные люди, находившиеся в Шлиссельбурге, обязаны были по окончании срока своих работ заготовить для Петербурга лес, который затем сплавлялся вниз по Неве.6
Начиная с 1704 г. царские указы стали требовать высылки на строительные работы в Петербург ежегодно по 40 000 человек.7 Эта повинность распространялась на все губернии тогдашней России. Даже такие отдаленные города, как Казань, Симбирск, Саратов, Яранск и другие, обязаны были поставлять людей для строительства Петербурга. Число высылаемых каждой местностью людей определялось количеством крестьянских и посадских дворов. Число дворов, от которых выставлялся 1 работник, не было постоянным. В разные годы оно изменялось от 9 до 16 дворов.8

Работа шла первоначально в три смены: каждая по 2 месяца. Первая смена людей прибывала к 25 марта и работала до 25 мая, вторая — с 25 мая по 25 июля, третья — с 25 июля по 25 сентября. В 1706 г. лишь половина всех людей поступала в Петербург, вторая же половина направлялась в Нарву. В каждую из трех смен как в Петербург, так и в Нарву по указу правительства должно было поступить в этом году по 7666 человек, а общее число людей определялось в 46 000 человек.9 Таким образом, люди должны были пройти сотни километров пешком, чтобы отработать в Петербурге положенные 2 месяца.

Вскоре правительство нашло нужным перейти на двухсменную работу (каждая смена по 3 месяца): первая — с 1 апреля по 1 июля, вторая-— с 1 июля по 1 октября.10 Поставка работных людей в Нарву была отменена, и все люди стали направляться для работы только в Петербург. Из текста указа от 31 декабря 1709 г. видно, на кого именно распространялась повинность по поставке людей для строительства Петербурга. Указ требовал «определить в Санктпетербург к городовому строению работников к будущей компании с городов, с посадов и с уездов своих великого государя дворцовых волостей и конюшенных слобод, с патриарших и архиерейских и монастырских и церковных вотчин и помещиковых и и вотчинниковых крестьянских и бобыльских и задворных и деловых людей дворов по переписным книгам 186 года11 на две перемены по 20000, итого 40000 человек, опричь каменщиков и кирпичников».
Из каждой смены 16000 поступали в распоряжение Синявина (Канцелярия городовых дел), 4000 — в распоряжение обер-коменданта Петербурга Брюса, при этом из состава первой смены 4000 человек (3000 к Синявину и 1000 к Брюсу) высылались на 2 месяца раньше и работали с 1 февраля до 1 мая. Люди обязаны были приходить с топорами, всякому десятнику полагалось иметь долото, бурав, пазник, скобель (инструмент для грубого строганья). Пропитание на все время пути бралось с собой. В Петербурге же прибывшие должны были получать «хлебное жалованье» и деньги по полтине на месяц.12

Средства на выплату этого «хлебного» и «денежного» жалованья собирались с тех же слоев населения, которые высылали работных людей. Общая, необходимая для этого сумма в 120000 руб. раскладывалась на губернии пропорционально числу крестьянских дворов. При этом платить обязаны были хозяева тех дворов, которые не высылали в Петербург работников. Таким образом, тягость повинности испытывал каждый посадский и крестьянский двор: одни из них высылали работников, с других собирались деньги. Для иллюстрации можно привести такой пример. В 1712 г. стольник Леонтий Редкий доставил в Петербург партию работных людей Московской губернии в 2200 человек. Он показал, что собирал людей с каждого 15-го двора по человеку, а с остальных дворов собирал деньги — по две гривны с двора.13

Число людей, ежегодно назначаемых на строительство новой столицы, не было постоянным, потому что часто в счет наряда для Петербурга (40 000 человек) работные люди посылались в другие места (в Нарву, на остров Котлин и т. д.) или использовались на работах Адмиралтейства. Мы видели уже, что в 1706 г. Петербург получил лишь половину всего наряда работных людей, а другая половина была направлена в Нарву. Подобные же факты наблюдались и в последующие годы.

Из года в год менялось и соотношение числа работных людей, которых высылала в Петербург каждая губерния, потому что при определении нормы для каждой губернии правительству приходилось как-то учитывать другие виды трудовой повинности, выполнявшиеся населением данной местности (работы для Адмиралтейства, для Артиллерийского ведомства и т. п.), а эти повинности распределялись по стране очень неравномерно. В 1713 г., когда встал вопрос о посылке на строительство Петербурга очередного наряда в 6756 человек работных людей из Петербургской губернии, петербургский вице-губернатор Я. Н. Римский-Корсаков донес в Сенат, что население губернии уже и так выставляет на государственные работы много людей: в Петергоф на постройку царского дворца, в Новую Ладогу на обработку и отправку корабельных лесов, в Старую Руссу и в Новгород тоже на обработку и отправку корабельных лесов, в Петербург на строительство пушечного двора и т. д. А всего отправляется 9620 работных людей и 5093 подводы.

Сенат все же не нашел нужным освободить Петербургскую губернию от обязанности посылать людей на строительство Петербурга, а лишь разрешил не давать работных людей в Старую Руссу, Новгород и Новую Ладогу (т. е. для нужд Адмиралтейства); остальные же работы (пушечный двор, дворец в Петергофе) обязал делать силами людей, наряженных сверх общего числа, полагающегося на строительство Петербурга.14 Этот случай не является типичным. Очень часто исполнение населением дополнительных повинностей принималось Сенатом во внимание, но тогда всякое уменьшение доли какой-нибудь губернии в поставке людей на строительство Петербурга вело к увеличению числа работных людей, которых посылали другие губернии.

Постоянные изменения числа людей, которые назначались на строительство Петербурга от каждой губернии, иллюстрируются табл. 10.15

Как видно из табл. 10, Петербургская губерния в 1711 и 1712 гг. не посылала работных людей на строительство Петербурга. Это объясняется тем, что по распоряжению А. Д. Меншикова эти люди (9552 человека) использовались на работах Адмиралтейства. Сибирская губерния с 1712 г. совсем прекратила высылку работных людей в Петербург (вместо этого население губернии стало платить денежный сбор). Азовская губерния в 1711 г. высылала работных людей не в Петербург, а в Троицк, вследствие чего ее долю людей пришлось высылать другим губерниям. С 1713 г. Архангелогородская губерния стала высылать работных людей не в Петербург, а на остров Котлин (ежегодно по 3000 человек).16 Все остальные изменения в соотношении числа людей, высылавшихся губерниями, объясняются тем, что на население ложились другие натуральные трудовые повинности, размер которых менялся.

Приведенная нами табл. 10 наглядно показывает, что даже «указное число» людей, назначенных на работы по строительству Петербурга, как правило, было значительно ниже 40000. После 1711 г. оно вообще не поднималось выше 34 000 человек. Фактически же людей высылалось гораздо меньше.

В 1709 г. на строительстве Петербурга работало всего лишь 10 374 человека (7448 человек в первой смене и 3286 человек во второй).17 В следующем 1710 г. одна лишь Московская губерния не додала 3753 работника, т. е. почти четвертую часть числа работных людей (15 816 человек), которых она должна была послать на строительство Петербурга. В 1711 г. положение было не лучше, так как в самом тексте указа от 7 ноября 1711 г. содержалось признание в неблагополучном положении с обеспечением людьми строительства Петербурга: «Нынешнее лето за Турскою войною (т. е. по причине войны с Турцией, — С. Л.) зело мало в высылке было работных людей в Петербург».18

Дело было, однако, не только в Турецкой войне, так как в следующие годы мы наблюдаем ту же картину (табл. 11).19

Обычно у историков Петербурга принято говорить, что ежегодно на строительство Петербурга высылалось по 40 000 работных людей. В действительности же, как мы уже видели, людей назначалось значительно меньше (30 000 — 34 000 человек), а фактически высылалось менее 20 000 человек. В 1715 г., например, число работных людей, прибывших на работу в Петербург (18336 чел.), составляло лишь 57% того количества, которое было назначено правительственными указами.

Одна из причин систематического невыполнения царских указов заключалась в нечеткости работы самого бюрократического аппарата царского правительства. Чтобы определить, какое число людей должна поставить каждая губерния, пользовались давно устаревшими сведениями о числе дворов, полученными еще на основе переписи 1678 г.; помимо этого, царская администрация, как мы уже видели, не всегда принимала во внимание то, что население данной местности уже выполняло какую-либо другую повинность (например, для Адмиралтейства) и т. д. Вследствие всего этого получалось очень неравномерное распределение повинностей, приводившее к стихийному противодействию населения.

Главной же причиной постоянного невыполнения губерниями повинности по поставке людей для строительства Петербурга была тяжесть самой повинности. В самое горячее время года здоровых работоспособных людей отрывали от их домов и гнали за сотни верст для выполнения каких-то непонятных им работ, которые производились к тому же в очень тяжелых климатических и бытовых условиях. Те, кто оставались дома, обязаны были платить тяжелый сбор на пропитание работных людей в Петербурге. Выполнение этой повинности не избавляло крепостного крестьянина от всех претензий к нему со стороны светских и духовных феодалов. Ко всему этому присоединялись частые в те времена стихийные бедствия: эпидемии, пожары и т. д. В 1711 г. Петербургская губерния настолько сильно пострадала от морового поветрия (эпидемия чумы), что даже А. Д. Меншиков был вынужден ходатайствовать перед Сенатом об уменьшении повинностей населения.20 В большинстве же случаев на такого рода бедствия царская администрация не обращала никакого внимания.


1 М. В. К л о ч к о в . Население России при Петре Великом по переписям того
времени, т. I. Переписи дворов и населения (1678—1721). СПб., 1911, стр. 141.
2 Доклады и приговоры..., т. I, СПб., 1880, стр. 154—155.
3 П. Н. П е т р о в , ук. соч., стр. 57.
4 ЦГАДА, ф. 9, отд. II, оп. 9/3, кн. 2, л. 555. (См. также: Петербург петровского времени. .., стр. 22).
5 Ведомости времени Петра Великого, вып. I. 1703—1707 гг. М., 1903, стр. 82. (См. также: Петербург петровского времени..., стр. 22).
6 ЦГИАЛ, ф. 466, оп. 36/1629, № 477, лл. 3—4.
7 Часть этих людей, как мы увидим дальше, использовалась для других работ.
8 Петербург петровского времени..., стр. 128. 9 ЦГАДА, ф. 9, отд. II, оп. 9/3, кн. 5, лл. 140—143.
10 П. Н. Петров, ук. соч., стр. 60.
11 Т. е. согласно сведениям дворовой переписи 7186 (1678) г.
12 ПСЗ, т. IV, № 2240. Пазник (в указе «позник»)—инструмент для выбирания паза в бревне.
13 ЦГАДА, ф. 9, отд. II, оп. 9/3, кн. 16, лл. 810—811.
14 Доклады и приговоры..., т. III, кн. I. СПб., 1887, стр. 133—134.
15 Доклады и приговоры..., т. II, кн. II. СПб., 1883, стр. 225—227; т. III, кн. II. СПб, 1888, стр. 1202—1203; ЦГИАЛ, ф. 467, оп. 73/187, кн. 18, л. 51; ПСЗ, т. IV, № 2448.
16 Доклады и приговооы..., т. II, кн. II, стр. 225—227; т. III, кн. II, стр. 1202— 1204; ПСЗ, т. IV, № 2448.
17 ЦГАДА, ф. 9, отд. II. оп. 9/3, кн. 10, лл. 749—751.
18 ПСЗ, т. IV, № 2448.
19 ЦГИАЛ, ф. 467, оп. 73/187, кн. 18, л. 51; Доклады и приговоры..., т. II, кн. II, стр. 225—226.
20 ПСЗ, т. IV, № 2380.
6 С. П. Луппов