Карта сайта

Часть 19 - Глава III - ОРГАНИЗАЦИЯ СТРОИТЕЛЬНЫХ РАБОТ - 4

Одним из таких подрядчиков был полковник И. Е. Лутковский, который, согласно указу царя, ведал адмиралтейскою крепостью «со всеми принадлежащими к ней работы, всем строением».59 Он поставлял Канцелярии городовых дел кирпич своего изготовления. Это был крупный предприниматель. Согласно договору с Канцелярией городовых дел, Лутковский обязался поставить в 1719 г. на своих судах и своими людьми миллион штук кирпича.60

Подрядами занимались и мастера из иностранцев: строитель петербургских мостов фон Более, начальник всех кирпичных и черепичных заводов Канцелярии городовых дел Тимофей Фонармус и др. Подрядное дело было настолько выгодно, что в 1720 г. правительство запретило выплачивать жалованье иностранным мастерам, взявшим подряды.61
Значительное число подрядчиков, выполнявших обычно мелкие работы, было выходцами из крестьян. Крестьяне брали на себя выполнение подрядов, не требовавших затраты большого капитала: поставку строительных материалов (камня, песка), производство мелких строительных работ (например, изготовление оконных рам, тачек и т. п.). Вот несколько примеров.

Конюх Ростовского архиерейского дома Бахай жил в Петербурге по паспорту, выданному архиепископом Ростовским и Ярославским, кормился плотничьей и кирпичной работой. В 1722 г. он подрядился в Синоде поставить зимним путем 50 сажен песку по цене 3 р. 50 к. за сажень.62 В 1721 г. крепостной крестьянин помещицы Голохвостовой Василий Якимов подрядился изготовить оконные рамы для монастырского подворья на Васильевском острове,63 в 1720 г. крепостной крестьянин Га-лицкого уезда Иван Гусев подрядился произвести капитальный ремонт 18 казарм на Малой Неве с использованием казенных материалов, но со своими мастеровыми и работными людьми. Общая стоимость подряда была оценена' в 150 руб.64 В 1717 г. монастырские крестьяне взялись за выполнение еще более крупного подряда: поставить 17 654 пуда белого камня на общую сумму 617 руб. 29 алтын 4 деньги 65 и т. д.

Оформление сдачи работы в подряд заключалось в составлении договорного письма, в котором указывались условия подряда. При этом от подрядчика (по-видимому, лишь в том случае, когда он не имел крупного капитала) требовались поручители, отвечавшие за его подряд стоимостью своего имущества наравне с самим подрядчиком. Условия, на которых сдавались работы в подряд, были различны. Очень часто подрядчик требовал, чтобы в его распоряжение было предоставлено то или иное казенное оборудование, инструменты, материалы. Так, например, в 1720 г. крепостной крестьянин дворцового села Покровского Лукьян Бобров подрядился вылить воду из пруда у Летнего дворца в Петербурге. При этом лошадей и работных людей поставлял подрядчик, а «машину» (т. е. насос), деготь, кузнеца и плотника давала Канцелярия городовых дел.66

Требование подрядчика о предоставлении ему тех или иных казенных материалов и оборудования весьма типично для некрупных подрядов петровского времени; характерно также и частое требование предоставления подрядчику казенных судов для перевозки стройматериалов. Рабочую силу, как правило, подрядчик использовал свою. Почти всегда часть денег ему выплачивалась вперед (обычно половина стоимости всего подряда). В 1712 г. подрядчики требовали даже выдачи вперед 2/3 стоимости подряда, что было уже совсем неприемлемо для казны.67

Дальнейшие выплаты денег подрядчику (после получения им аванса) производились уже по мере выполнения работы. Выплачивая ту или иную сумму, государство руководствовалось стоимостью произведенных работ, следя за тем, чтобы аванс был погашен и больше никаких других денег вперед не выплачивалось. Практика выдачи подрядчикам крупных авансов перед началом работ говорит о недостатке в то время свободных капиталов. При отсутствии банков казна играла своеобразную роль кредитного учреждения, содействуя образованию и накоплению частных капиталов.

Неумение вести дела и недобросовестность подрядчиков были частыми причинами их несостоятельности. Невыполнивших своевременно свои подряды правительство немедленно привлекало к ответственности. Такой банкрот попадал в тюрьму, с него безжалостно выколачивали долг казне. В архивных делах часто говорится о смерти незадачливых подрядчиков в тюрьмах. В 1722 г. подрядчик Падорин взялся поставить известь по цене 50 коп. за бочку, ему был выдан аванс в сумме 300 руб., однако Падорин извести не поставил, объясняя это тем, что его суда были разбиты бурей на Ладожском озере. С поручителей было взыскано 186 руб., но остальных 114 руб. государству так и не удалось получить. Падорин умер под арестом.68

В 1720 г. был возбужден иск о взыскании денег с крестьян, не поставивших дрова по своему подряду. Выяснилось, что некоторые из этих крестьян «бежали за польский рубеж», другие были «биты на правеже, но платежа никто не явил, а скаскою показали, что у них пожитков не имеется и платить им оных денег (285 р.) нечем».69 В 1722 г. постройка каменного Мытного двора на Васильевском острове с лавками, амбарами и погребами была отдана с подряда предпринимателям Голикову и Смирнову, которым выплачено было вперед из казны по 1000 руб. Голиков, выполнив работы всего на 252 руб., бежал, с ним бежало 73 человека рабочих из его «сотни», среди которых были монастырские крестьяне.70

К поручителям предъявлялись такие же требования, как и к самим ответчикам. Бывали случаи, что поручители, желая избежать наказания, вынуждены были взять на себя выполнение подряда, за который они отвечали. Так, например, в октябре 1719 г. москвич Лабзин взял на себя подряд по изготовлению 5000 тачечных колес. Получив вперед 150 руб., Лабзин бежал. Поручители его (тоже жители московской Садовой слободы) Быков, Андреев и петербуржцы Козел и Скрябин вынуждены были выполнять подряд Лабзина. Им был выдан новый аванс с зачетом старого. Поручителями выступили уже новые лица.71

В своей статье о крестьянских подрядах в петровское время А. Л. Шапиро приводит случаи, когда за невыполнение крепостными крестьянами подрядов отвечали их хозяева — помещик и монастырь. Шапиро, впрочем, оговаривается, что такие случаи были, видимо, редки,72 с чем нельзя не согласиться. Действительно, за невыполнение подрядов взыскивалось, как правило, лишь с самих крестьян и их поручителей, а светские и духовные феодалы оставались в стороне.

Частые случаи несостоятельности подрядчиков заставляли правительство, помимо требования выставления поручителей при сдаче работ в подряд, принимать и другие меры. Еще в указе 1704 г. отмечалось, что имеется много случаев, когда подрядчики берут подряд и деньги вперед, а подряд не выполняют, а поручителями за них выступают такие же пьяницы, как и они сами. Правительство нашло нужным усилить контроль за лицами, берущими подряды. 16 июля 1723 г. Синод распорядился запретить архиерейским и монастырским крестьянам брать на себя подряды без письменного разрешения управляющих в архиерейских до-мах, а в монастырях — стряпчих и комиссаров.73

Указ 1724 г. предписывал всем купцам, вступающим в подряды, предъявлять свидетельства об их имущественном положении от местных магистратов, а крестьянам — свидетельства от дворецких крупных помещиков или от самих помещиков (мелких).74 Еще раньше в 1722 г. регламент Адмиралтейской коллегии предписывал предварительно освидетельствовать подрядчиков, вступающих в подряд.75 Придавая большое значение развитию подрядного способа работ, правительство было озабочено надлежащей постановкой подрядов. Указом 1715 г. капитан Кошелев был поставлен «над всеми подрядными делами, которые в приказах и в губерниях во управлении обретаются», с целью контроля (правильно ли сданы подряды, верна ли цена и т. д.).76

В 1724 г. было предписано подрядчиков каменного дела регистрировать в Канцелярии от строений; каждое дело, порученное подрядчику, записывалось в Канцелярии, а наниматели были обязаны давать ей справки о добросовестности подрядчика. Всякий, кто в будущем будет подряжать его на какие-либо работы, должен взять справку об этом подрядчике в Канцелярии от строений.77 Своеобразный указ с попыткой регулировать излишние большие прибыли подрядчиков был издан в 1715 г. Подрядчикам, выполнявшим казенные заказы, не разрешено было получать прибыль выше 1/10.78 Этот указ, разумеется, остался лишь на бумаге.

Следует упомянуть о суб-подрядах, т. е. о таких случаях, когда подрядчики часть выполняемых ими работ сдавали в свою очередь в подряд. Такие факты были нередки. Так, например, «кирпичные обжигальщики», подрядившиеся поставлять государству кирпич, часто сдавали в подряд заготовку дров для обжига кирпича.79 Можно привести и другие примеры. В уже разбиравшемся нами случае с изготовлением тачечных колес подрядчики, взявшись изготовить 5000 колес по цене 4 алтына (т. е. 12 коп.) за штуку, в свою очередь подрядили двух суб-подряд-чиков, один из которых обязался изготовить 3000 колес по цене 3 алтына 3 деньги (т. е. по 101/2 коп.) за штуку, другой — 2000 колес (без оковки) по цене 2 алтына без полушки (т. е. по 53/4 коп.).80 Таким образом, сами подрядчики, ничего не делая, получали разницу в цене за изготовление колеса. Рассмотренный нами случай очень интересен как образец отношений, характерных уже для будущего капиталистического общества.

Большие трудности для подрядчиков создавали правительственные указы, требовавшие доставки материалов и продуктов в Петербург исключительно на «судах нового манеру» (т. е. новой конструкции). Такое требование вызывало необходимость постройки новых судов, что было связано с большими расходами. Поэтому некоторые из подрядчиков выговаривали себе право пользоваться казенными судами при выполнении полученного ими заказа.

Из всего сказанного о подрядчиках следует, что строительство Петербурга создало большие возможности для приложения частных капиталов и что правительство в своем стремлении использовать частные средства для строительных работ достигло несомненных успехов.


59 ЦГАВМФ, ф. 1234, № 33, л. 36. 60 ЦГАВМФ, ф. 1234, № 36, л. 61—62.
61 ЦГИАЛ, ф. 467, кн. 19, л. 228—229-.
62 Описание документов н дел, хранящихся в архиве Святейшего Правительствующего Синода, т. II, ч. I (1722 г.). СПб., 1879, стр. 702—703.
63 Описание архива Александро-Невской лавры..., т. III, стр. 459.
64 ЦГИАЛ, ф. 467, оп. 484/1446, кн. Ю, л, 479.
65 Описание архива Александро-Невской лавры, .., т. III, стр. 563. 66 ЦГИАЛ ф. 467. оп. 484/1446, кн. 10, лл. 665—672.
67 Доклады и приговоры..., т. II, кн. II, стр. 460.
68 Описание документов и дел, хранящихся в архиве Святейшего Правительствующего Синода, т. II, ч. II (1722 г.). СПб., 1878, стр. 282—284.
69 Описание архива Александро-Невской лавры..., т. III, стр. 230.
70 Описание документов и дел, хранящихся в архиве Святейшего Правительствующего Синода, т. II, ч. II, стр. 324.
71 ЦГИАЛ, ф. 467, оп. 73/187, кн. 19, лл. 151—163.
72 А. Л. Шапиро. Крестьянская торговля и крестьянские подряды в петровское время. Исторические записки, т. 27, 1948, стр. 228—229.
73 Описание документов и дел, хранящихся в архиве Святейшего Правительствующего Синода, т. II, ч. II, стр. 630—632.
74 ПСЗ, т. VII, № 4432.
75 ПСЗ, т. VI, № 3937, гл. I, пп. 14, 15. 76 ПСЗ, т. V, № 2894.
77 ПСЗ, т. VII, № 4617.
78 ПСЗ, т. V, № 2914.
79 Описание архива Александро-Невской лавры..., т. III, стр. 393.
80 ЦГИАЛ, ф. 467, оп. 73/187, кн. 19, лл. 151—163.