Карта сайта

Часть 12 - Главa II - РЕГЛАМЕНТАЦИЯ ГОРОДСКОЙ ЗАСТРОЙКИ

Из предыдущей главы мы видим, что после Полтавской победы и, особенно, с 1714 г. петровское правительство принимает чрезвычайно-энергичные меры по застройке Петербурга, благодаря которым город воздвигается действительно со сказочной быстротой. Однако дело было не только в темпах строительства. Не менее существенным являлось и то, что Петербург не просто строился, а строился определенным образом. На этом следует остановиться подробнее.

Во введении уже говорилось, что Петр стремился сделать Петербург образцовым городом. И действительно после Полтавской и, особенно, после Гангутской победы, когда правительство получило, наконец, возможность по-настоящему заняться Петербургом, на манеру застройки города было обращено исключительное внимание. Строгая регламентация городской застройки, которую с этого времени стало неуклонно проводить правительство, имела целью обеспечить Петербургу черты города, построенного по-новому. Это легче всего было сделать в местах города, ранее еще не застроенных. Именно поэтому для строительства центральной части Петербурга Петр облюбовал почти пустынный, но лежащий на берегу моря Васильевский остров. Впрочем, как увидим дальше, была поставлена задача постепенно перестроить и все то, что было сделано раньше.

Регламентация как один из методов принудительного внесения в жизнь страны элементов нового очень типична для русского абсолютистского государства первой четверти XVIII в. Регламент в это время действовал повсюду. Специальными указами регламентировалась деятельность высших государственных учреждений: Коллегий, Главного магистрата.1 В военном и морском деле строго применялся устав. Регламентация проводилась в промышленности. Достаточно вспомнить, например, указ 1715 г. об изготовлении полотна шириной в 11/2 аршина2 или регламент Адмиралтейской коллегии, который устанавливал определенные требования, обязательные при изготовлении канатов.3 Регламентировался и быт населения. Указы о ношении платья немецкого покроя, о стрижке бород, об обязательном посещении ассамблей преследовали именно эту цель.


1 См. регламенты: Главного магистрата (ПСЗ, т. VI, № 3708), Адмиралтейской, коллегии (ПСЗ, т. VI, № 3937), Мануфактур-коллегии (ПСЗ, т. VII, № 4378), Ком-мерц-коллегии (ПСЗ, т. VII, № 4453).
2 П. Г. Любомиров. Очерки по истории русской промышленности..., стр. 70
3 ПСЗ, т. VI. № 3937, гл. XVII.

Поэтому нет ничего удивительного, что в строительстве Петербурга регламентация применялась так широко, тем более, что она, как мы увидим дальше, основывалась на русской градостроительной практике предшествующего времени.

Мероприятия петровского правительства по регламентации петербургской застройки преследовали две задачи: 1) обеспечение противопожарной безопасности и 2) придание городу лучшего облика, чем тот, который имели другие русские города, в том числе и Москва. Как уже сообщалось, регламентация застройки Петербурга начала по-настоящему осуществляться лишь после Полтавской победы, однако отдельные мероприятия, например планировочного характера, проводились и раньше, правда они носили, по-видимому, случайный характер.
Так, имеются сведения, что в 1706 г. построенные на Адмиралтейском острове дома офицеров были перенесены «к малой речке» (т. е. к Мойке) и поставлены «по линии».4 В 1705 г. А. Д. Меншиков распорядился все постройки, заложенные вблизи Адмиралтейства, отнести на расстояние 150 сажен5 и т. д. Начиная с 1710 и, особенно, с 1714 г. царские указы по регламентации городской застройки следуют один за другим. Все строительство в новой столице было подчинено целому ряду правил. Так, в отличие от давно установившейся в России традиции, дома в Петербурге требовалось ставить вдоль улиц, а не в глубине дворов, наоборот, хозяйственные постройки (сараи, конюшни и т. д.) не разрешалось выводить на улицу, они должны были находиться позади домов.6 Дома полагалось выводить «в один горизонт».7

Ставя дома в Петербурге фасадами на улицу, правительство стремилось придать этим городу более парадный вид. С той же целью регламентировался и внешний облик самих зданий. В Петербурге не разрешалось строить дома по своему усмотрению, как кому вздумается, а полагалось возводить новые здания согласно сделанным образцам или утвержденным чертежам. В 1711 г. Петр собственноручно заложил на Городском острове подле моста у Петровских ворот «образцовые мазанки» для помещения типографии.8 Указом 1712 г. жителям города было предписано строить мазанки по этому образцу.9

Позднее, в 1714 г., всем жителям Петербурга было приказано строить мазанки по чертежам, взятым «у архитектора Трезина» (т. е. Д. Тре-зини). Трезини, бывший тогда чем-то вроде главного архитектора города, разработал типовые чертежи домов для разных категорий населения: для «именитых», «зажиточных», «подлых» (простой народ). Представители каждой из перечисленных групп петербургских жителей строили себе дома соответствующего типа. Самые роскошные здания полагалось строить знати, самые простые — беднейшему населению. Специальный тип дома был разработан для застройки набережных города.10


4 Материалы для истории русского флота, ч. III, стр. 557.
5 Там же, стр. 549—50.
6 ПСЗ, т. V, № 2855.
7 ПСЗ, т. VI, № 3799.
8 Русская архитектура первой половины XVIII века. . ., стр. 98.
9 ЦГАВМФ, ф. 1233, № 250, лл. 184а—186.
10 Петербург петровского времени..., стр. 139—140; ЦГАДА, ф. 198, 1717, № 33; чертежи.

Эта типизация построек не преследовала цели стандартизации всего строительства, а лишь обеспечения известного минимума архитектурных требований: не разрешалось строить хуже типовых домов, но каждый застройщик имел право строить по своим чертежам, если он «объявил» свои чертежи архитектору Канцелярии городовых дел, т. е. получил их соответствующую апробацию. Во внутренней планировке домов и в расположении окон, выходящих во двор, хозяин дома мог поступать по своему усмотрению.11

Указом от 14 сентября 1715 г. было еще раз подтверждено, «дабы нихто нигде против указу и бес чертежа архитекторского (включая сол-дацкие и нисших мастеровых людей) отнюдь не строился под лишением всего того, что построил, и сверх того за каждое жилье десять рублев в шпиталет».12 Те, кто руководствовался в постройке своих домов установленными правительством образцами, могли, по-видимому, обходиться без «чертежа архитекторского». Мы уже говорили об образцовом мазанковом доме, установленном на Городском острове. Имеются сведения, что в 1719—1721 гг. по приказу Петра строился образцовый деревянный дом на Васильевском острове.13 В целях придания деревянным домам лучшего вида предписывалось делать их не из бревен, а из брусьев или обшивать тесом и расписывать под кирпич.14

Ряд других указов правительства преследовал ту же задачу — улучшить внешний облик петербургских зданий. В 1723 г. последовало распоряжение о том, чтобы на крыльцах всех домов, расположенных на набережной левого берега Невы от Почтового двора до Адмиралтейства, были установлены чугунные балясы.15 Ранее построенные здания предписывалось «по архитектуре поправлять».16 Даже зданиям бойни, находившейся на самой окраине города, правительство постаралось придать более нарядный вид. В октябре 1721 г., проезжая мимо бойни, расположенной в устье Мойки, Петр обратил внимание на то, что здания бойни сделаны «весьма худо», и он распорядился их «поставить в линию регулярно, подобностью якобы жилое строение, и с фальшивыми окошками и для лутчего виду расписать красками».17

Своеобразной мерой было предписание обваривать кипятком мох, употреблявшийся для конопатки стен. Это делалось для того, чтобы в домах не заводились тараканы.18 Правительство заботилось и об экономном расходовании кирпича, который изготовлялся далеко не в достаточном количестве. Поэтому предписывалось при строительстве каменных зданий ставить два дома рядом, чтобы одна стена у них была общая.19 Особое внимание уделялось обеспечению противопожарной безопасности, именно поэтому петровские указы требовали, чтобы крыши домов крылись черепицей или дерном, чтобы печи и дымоходы не примыкали к стенам домов, а трубы выводились на один аршин выше кровли.20 Печи требовалось ставить на фундаментах, а не на полу, выдерживая расстояние не менее 2 футов от деревянной стены, трубы делать такими широкими, чтобы сквозь них мог даже пролезть человек, потолки подмазывать глиной.21


11ПСЗ, т. VI, № 3799.
12 ЦГИАЛ, ф. 1329, оп. 2, № 16, л. 22. «Десять рублев в шпиталет» — штраф 10 руб. в пользу госпиталя.
13 ЦГИАЛ, ф. 467, оп. 560/1579, картон 5758, № 11, л. 1; оп. 73/187, кн. 18, л. 770.
14 ПСЗ, т. V, № 2855.
15 ПСЗ, т. VII, № 4384.
16 ПСЗ, т. V. № 3019.
17ЦГИАЛ, ф. 1329, оп. 2, № 19, л. 102.
18 Высочайшие указы и повеления императора Петра I... Сборник РИО, т. XI, тетр. 467; ЦГИАЛ, ф. 1329, оп. 2. № 20, л. 11.
19 ПСЗ, т. VI, № 3799.
20 ЦГАВМФ, ф. 176, № 62, лл. 257, 282.
21 ПСЗ, т. V, № 3192.