Карта сайта

Часть 9 - Главa I - ИСТОРИЯ ЗАСТРОЙКИ ПЕТЕРБУРГА - 5

Таким образом, всего лишь за 6 лет (с 1711 по 1717 г.) число дворов в Петербурге увеличилось в 51/2—6 раз. На основании этого можно заключить, что указ от 3 июня 1714 г. не остался пустым звуком и что значительное число лиц, которым положено было жить в Петербурге, действительно построили себе в нем дома, правда, не в такой короткий срок, как этого хотело правительство. Переселение, начавшееся в 1714 г., продолжалось не только в 1715 г., но и в 1716 г. Вебер в своей книге о петровской России говорит о нескольких сотнях семейств дворян, переселенных зимой 1716 г. в Петербург.56 Очень характерно, что интенсивное строительство в Петербурге началось после 1714 г., т. е. после Гангутской победы (27 июля 1714 г.).
Как же выглядел Петербург в 1717 г., какие изменения произошли в его постройке за 6 лет интенсивного строительства, мы можем видеть из подробного описания города 1716—1717 гг.57

В Петропавловской крепости продолжались работы по выведению каменных бастионов и стен взамен земляных и, по словам автора, «Карельская сторона» крепости (т. е. та, которая обращена к суше) была закончена. Внутри Петропавловской крепости велось строительство каменного Петропавловского собора, колокольня которого, как сообщается в «Описании», «уже доведена до стропил». Из двух крепостных ворот широко известные Петровские ворота были закончены и украшены скульптурой.
На соседнем Городском острове находилась центральная городская площадь (нынешняя площадь Революции). Здесь стояла деревянная Троицкая церковь,58 двухэтажное мазанковое здание Гостиного двора. На площади же стояло недавно построенное мазанковое здание Сената, в котором позднее разместились и коллегии (до этого Сенат, переведенный из Москвы в конце 1713 г., помещался в деревянном доме внутри Петропавловской крепости). Здесь же на площади находились австерия (трактир) и типография, занимавшая здание образцового мазанкового дома. Дома приближенных Петра, стоявшие на Петровской набережной, были еще деревянными, кроме каменного дома канцлера Г. И. Головкина, находившегося на стрелке Петроградской стороны в том месте, где от Невы отходит Большая Невка, и ошибочно приписываемого автором «Описания» князю М. П. Гагарину.59 Другие владельцы домов на Петровской набережной только еще собирались приступить к постройке каменных домов взамен деревянных.


56 Записки Вебера. Русский архив, год десятый, 1872, стр. 1426.
57 Eigentliche Beschreibung der an der Spitze der Ost-See neu-erbaueten russischen Residentz-Stadt St.-Petersburg... Приводимые в дальнейшем цитаты взяты из сделанного нами перевода этого описания на русский язык.
58 Отсюда старое название площади — Троицкая.
59 А. Богданов, ук. соч., стр. 158.

Некоторые дополнительные сведения о застройке Петроградской стороны дает нам опись строений Городского острова 1713 г., которую приводит в своей «Истории Санкт-Петербурга» П. Н. Петров. Дома сподвижников Петра I тянулись не только по Петровской, но и по нынешней Петроградской набережной. Между этими домами находилось и то здание, в котором помещалась Канцелярия городовых дел. За линией домов на нынешней Петровской набережной, как мы уже знаем, проходила Дворянекая улица, где также жила знать, еще далее вглубь острова шли улицы, заселенные мастеровыми людьми, торговцами, ремесленниками и т. д. Весь этот участок города был обнесен палисадом,60 так как вся северная часть острова была еще не застроена.

К западу от Кронверка находился второй большой участок застройки Петроградской стороны, тяготевший к Малой Неве.61 На нынешней Мыт-нинской набережной стоял так называемый Мытный двор — большое четырехугольное, покрытое дранкой здание, внутри которого шла бойкая торговля всем, «что употребляется для домашнего хозяйства» (крупы, сало, посуда и т. д.), а также размещались склады муки. По соседству с Мытным двором стояло деревянное здание бойни, расположенное над во-дой на сваях. Вдоль течения Малой Невы находилась, как сообщает автор «Описания», Русская слобода. Там жили «только незначительные люди, за исключением мест на берегу реки, ибо там есть несколько прекрасных деревянных домов таких, как дом вице-губернатора... и некоторых других служащих канцелярии. Также там вновь помещается Губернская канцелярия. .. после того как прежняя на Княжеском острове сгорела до основания зимой 1716 года».62

По данным переписи строений 1713 г., в этой части города, помимо служащих Губернской канцелярии, жили также каменщики-переведенцы, различного рода мелкие служащие. Здесь же находились солдатские слободы Белозерского, Выборгского и Пермского полков.63 К этой части города тяготел и Татарский рынок, расположенный против Кронверка, а также соседняя с ним Татарская слобода, где жили татары, калмыки и «всякие другие нации, каждая на свой лад». На Аптекарском острове в это время уже существовал Аптекарский огород (впоследствии Ботанический сад), про который автор «Описания» 1716—1717 гг. пишет, что этот «огород» занимал большую территорию, но не имел еще «особых достопримечательностей».64

Из сделанного краткого описания Петроградской стороны видно, что по сравнению с 1711 г. застройка Городского острова к 1717 г. довольно сильно подвинулась на север от Невы. На этом острове уже было много общественных зданий (Сената, Канцелярии городовых дел, Губернской канцелярии, Мытного двора, Гостиного двора, типографии и др.) и хороших домов знати. На Городском острове, как мы уже знаем, в это время насчитывалось свыше 1600 дворов, однако в подавляющем большинстве это были маленькие деревянные домишки. За исключением набережных Большой и Малой Невы, Большой Невки, а также Дворянской улицы все остальные улицы были застроены главным образом домами простых людей: ремесленников, мелких служащих, солдат, мелких торговцев и т. д. Не плохая характеристика населения Городского острова может быть дана на основании цифр, приводимых в диссертации Куракина,65 если их сгруппировать в табл. 3.


60 Палисад шел от Кронверка к тому месту, где сейчас пересекаются Кировский и Большой проспекты, затем он поворачивал на восток к Большой Невке (П. Н. Петров, ук. соч., стр. 98).
61 На плане Петербурга 1715—1716 г. (рис. 8) хорошо видны две основные группы застройки Петроградской стороны.
62 Eigentliche Beschreibung. .., стр. 41—42. 63 П. Н. П е т р о в, ук. соч., стр. 96—98. 64 Eigentliche Beschreibung. .., стр. 39—43. 65 Л. Р. Куракин, ук. дисс, стр. 49.

Как видно из табл. 3, основную часть населения составляли военнослужащие (главным образом солдаты) Петербургского гарнизона, за ними следовали мастеровые, мелкие служащие и торговцы. Домов, принадлежащих знати и духовенству, в процентном отношении к общему количеству было немного.

Основной город в это время находился уже на противоположной стороне реки. Здесь застройка также тяготела к реке, раскинувшись на огромном протяжении от нынешнего района Смольного до устья Мойки. Большая протяженность города особенно удивляла автора «Описания» 1716— 1717 гг., который пишет, что длина Петербурга составляет «добрую немецкую милю», а ширина несколько меньше.

Новым участком города была «Московская сторона», или та часть Петербурга, которая находилась за Фонтанкой. Застройка здесь началась значительно позднее, чем на Адмиралтейском и Городском островах, но к 1717 г. набережная Невы, начиная от истоков Фонтанки по направлению к Смольному, была уже застроена на большом протяжении хорошими домами, принадлежавшими знати. Среди этих домов многие были каменные или мазанковые и покрыты черепицей — дома царевича Алексея Петровича, царевны Натальи Алексеевны, царицы Марфы Матвеевны и др. Ниже по Неве у нынешнего Литейного моста находился Литейный двор (в котором отливались пушки), построенный под руководством В. Генина, тут же был и дом руководителя артиллерийского ведомства генерал-фельдцейхмейстера Я. В. Брюса. Дома знати стояли не только по набережной Невы, но и в первой параллельной ей линии.

В следующих улицах (дальше от реки) жили незнатные люди: мастеровые люди, мелкие служащие дворцовых ведомств и т. д., а также и торговцы. Этот участок города автор «Описания» называет Русской слободой. Дома здесь, по его словам, сделаны сплошь из дерева и покрыты дранкой или горбылем, закрепленными парой поперечных планок. Некоторые жители для лучшей защиты от дождя настилали под горбыль березовую кору. Другие сверх щепы укладывали дерн, который выглядел на каждом здании как маленький зеленый луг. На левом берегу Фонтанки, против Летнего сада, в 1717—1718 гг. строилась Партикулярная верфь, имевшая своим назначением постройку судов для частных лиц. За Фонтанкой начинался уже Адмиралтейский остров.

Состав населения Московской стороны заметно отличался от населения Городского острова, как это видно из табл. 4, составленной на основании данных диссертации Куракина.66


66 Л. Р. К у р а к и н , ук. дисс, стр. 51.

Если на Городском острове знати принадлежало относительно очень небольшое число дворов (6.1%), то на Московской стороне дворы знати составляли уже пятую часть, а вместе с офицерскими даже более четвертой части общего количества дворов. В то же время в этом районе города жило много мастеровых, торговцев, мелких служащих. Этой категории населения принадлежало более половины всех дворов. Для Московской стороны характерно также то, что здесь жило сравнительно немного военнослужащих. Общее число дворов на Московской стороне было в 3 с лишним раза меньше, чем на Городском острове.

Гораздо более населен был Адмиралтейский остров, несмотря на то, что значительный участок его был занят царскими садами. Летний сад царя, находившийся у истоков Фонтанки, по словам автора «Описания» Петербурга 1716—1717 гг., «разбит очень хорошо, против чего трудно что-либо сказать», особенно поразило его то, что в саду растут дубовые деревья, которые в этой части России не встречаются. Таким образом, пишет автор, «старанием можно достигнуть всего». Летний дворец был в это время уже каменный.67 По соседству с Летним садом (на месте нынешнего Инженерного замка) был разбит сад царицы, здесь же находился и ее деревянный летний дом.

На запад от большого луга (нынешнее Марсово поле) начиналась уже основная застройка Адмиралтейского острова. От мазанкового здания Почтового двора (который находился на месте Мраморного дворца и использовался и как трактир, и как гостиница, и как место для празднеств) до Адмиралтейства набережная Невы была застроена хорошими домами, принадлежавшими знати. Здесь был и каменный Зимний дворец Петра (так называемый Второй зимний дворец), и дома Ф. М. Апраксина, вице-адмирала К. Крюйса, А. В. Кикина и др.

Хорошие каменные дома стояли также на берегу Красного канала, окаймлявшего Марсово поле со стороны, противоположной Летнему саду (где сейчас стоит здание Электротока). Среди этих домов выделялся дом генерала А. А. Вейде. Все пространство между Невой и Мойкой выше Адмиралтейства было уже застроено. Здесь, наряду с русскими, жило много иностранцев, особенно немцев, для которых были построены тут деревянные здания кирки и костела. Внутренние кварталы состояли из крохотных домишек, теснившихся в беспорядке на небольшой территории. В этом месте своего «Описания» Петербурга автор с удивлением отмечает, что улицы этого города еще не имеют названий.


67 Eigentliche Beschreibung..., стр. 24—25.

Поэтому, чтобы объяснить друг другу местонахождение той или иной улицы, жителям приходится-называть имена живущих поблизости людей.
Здание Адмиралтейства в 1717 г. окружал уже ров с водой. Вблизи от Адмиралтейства не разрешалось что-либо строить. Поэтому здесь образовался большой луг, на котором складывались строительные материалы (лес) и запасы больших якорей. Ниже Адмиралтейства стояла деревянная Исаакиевская церковь, а за ней (примерно там, где сейчас находится здание Центрального исторического архива) — постоялый двор князя Менши-кова — длинное мазанковое здание, крытое черепицей. В нем жили мастеровые люди из иностранцев, за проживание которых Меншиков получал от казны плату. Далее по Неве застройки еще не было. Берег реки здесь был недавно укреплен забивкой шпунтовых свай, и дома предполагалось строить в непосредственной близости от воды.68 Недалеко от устья Мойки находилась галерная верфь (построена в 1713 г.).69

За исключением луга у Адмиралтейства почти все остальное пространство между Невой и Мойкой было застроено. Здесь находился целый ряд слобод: Морские, Шневенская и др. В первой «линии» от Адмиралтейства: и по Мойке стояли дома более состоятельных людей, во внутренних кварталах в маленьких домишках жили мастеровые люди, работавшие в Адмиралтействе, главным образом русские. Позади мазанкового постоялого двора Меншикова находился адмиралтейский канатный двор; где изготовлялись канаты для флота. Поблизости жили медники, а несколько ниже по реке — большая адмиралтейская кузница, в которой было около 30 горнов.

Застройка продолжалась и за Мойкой. По самой речке стояли дома знати: Ф. М. Апраксина, А. В. Кикина, А. А. Матвеева и других, а далее снова шли слободы простых людей, главным образом переведенцев, в ряде мест доходившие до речки Кривуши (нынешний канал Грибоедова). Кое-где застройка подошла даже к нынешней Садовой улице, но таких участков было немного. На Адмиралтейском острове находилось несколько рынков: Морской, Шневенский и др. Адмиралтейский остров был самой заселенной частью города. Здесь насчитывалось в 1717 г. (по данным уже знакомой нам описи строений) свыше 1700 дворов. Несмотря на то, что правительственные учреждения помещались на Петроградской стороне, Адмиралтейский остров уже в это время явно становился важнейшим городским районом. Здесь жил царь и почти все крупнейшие его сановники.

Выборгская сторона в 1716—1717 гг. была застроена довольно слабо. Мазанковое здание госпиталя еще строилось.70 По соседству с госпиталем находились склады, пивоваренный завод и некоторые другие здания. В этой же части города размещался батальон Канцелярии городовых дел. а также стояли домишки мастеровых людей, мелких служащих и т. д. Застройка тянулась узкой полосой вдоль Невы. Автор «Описания» Петербурга 1716—1717 гг. ничего не сообщает о Выборгской стороне, считая ее, по-видимому, второстепенной частью города.


68 Шпунтовые сваи были забиты в пределах города вдоль всего левого берега Невы ниже Почтового двора. Шпунтовая свая — тщательно обтесанный брус, имеющий на одной стороне продольную выемку (паз), а на противоположной стороне — шпунт или гребень. При забивке свай шпунт входит в паз соседней, ранее забитой, сваи, чем достигается плотность забитого ряда.
69 П. Н. С т о л п я н с к и й. Жизнь и быт петербургской фабрики..., стр. 50.
70 Мазанковое здание госпиталя на каменном фундаменте было построено в 1717— 1719 гг. В 1719 г. велено было его разобрать и строить каменное. Как видно, работы по постройке каменного здания госпиталя шли успешно, так как уже в 1721 г. его начали крыть гонтом (ЦГИАЛ, ф. 467, оп. 484/1446, кн. 10, ч. 2, № 50, лл. 265—272; оп. 73/187, кн. 17, № 85, л. 404).