Карта сайта

Часть 2 - ВВЕДЕНИЕ - 2

Поэтому с первых лет своего существования Петербург приобрел большое значение для всей России. Это хорошо понимал Петр, видевший в строительстве города задачу государственной важности, проводивший строительство со свойственной ему энергией в годы величайшего напряжения сил страны в борьбе с внешним врагом. Недаром через какой-нибудь десяток лет после основания Петербурга на берега Невы была перенесена столица Русского государства: этим подчеркивалась та выдающаяся роль, которую должен сыграть новый город в истории страны. И действительно, основание Петербурга способствовало быстрому развитию внешней торговли России, что в свою очередь было связано с подъемом промышленности и всего хозяйства страны. Создание мощного Балтийского флота превратило Россию в крупную морскую державу и содействовало росту ее политического влияния. Перенесение столицы на берега Невы создало условия для более тесного общения России с Западной Европой.

Таким образом, строительство Петербурга тесно связано с реформами первой четверти XVIII в. По существу это была одна из важнейших реформ Петра: она знаменовала собой изменение внешней и внутренней политики государства. Как и другие преобразования, строительство Петербурга содействовало введению в России новых порядков, способствовавших развитию производительных сил. Стремление к новым порядкам прослеживается уже на самой манере застройки города. Попытка строить город по определенному плану, строжайшая регламентация всего строительства, широко проведенные мероприятия по городскому благоустройству имели целью сделать столицу идеальным городом по представлениям того времени и придавали Петербургу те новые черты, которые отличали его от других русских городов. В таком городе регламентировалось не только строительство, но и сама жизнь городского населения. Жители Петербурга должны были поселяться только в определенных, отведенных им (в зависимости от их социального положения и рода занятий) местах, строить и благоустраивать свои жилища по определенным образцам, участвовать в выполнении многочисленных городских повинностей, приучаться к пользованию водным транспортом; представители господствующих классов обязаны были посещать ассамблеи, принимать участие в общественной и деловой жизни столицы и т. д.

Регламентация как один из методов внедрения в жизнь страны элементов нового весьма характерна для русского абсолютистского государства первой четверти XVIII в. Она вызывалась сопротивлением консервативных кругов общества проведению реформы. Регламентация широко применялась не только при строительстве Петербурга, но и в промышленности, в военном деле, в быту и т. д., т. е. методы, которыми осуществлялось строительство новой столицы, были такими же, какими проводились и другие реформы. С первых лет существования города в Петербурге энергично проводилась работа по переустройству жизни на новый лад, и эта работа, как в зеркале, отражала кипучую деятельность Петра по преобразованию всей страны. Все сказанное позволяет сделать вывод, что история строительства Петербурга представляет большой интерес для исследования. Этому вопросу и посвящена настоящая монография, в которой ставится задача воспроизвести на основании первоисточников наиболее полную картину организации строительства Петербурга в первой четверти XVIII в. и, таким образом, на одном из частных примеров рассмотреть практику проведения петровских реформ по преобразованию страны.

Затрагиваемые в монографии проблемы градостроительства (планировка и застройка города, благоустройство и т. д.) рассматриваются с точки зрения историка, а не архитектора, т. е. автор не касается вопросов архитектурного стиля, манеры мастерства того или иного архитектора и т. д. Основное внимание уделяется в книге таким проблемам, как производство строительных материалов, комплектование рабочей силы, организация строительных работ, городское управление и городское хозяйство Петербурга. Все эти вопросы еще не получили должного освещения в нашей исторической литературе.

Специальных монографий, посвященных истории строительства Петербурга в первой четверти XVIII в., до сего времени не имеется. В большей или меньшей степени эти вопросы затрагиваются в работах по истории Петербурга и истории петербургской архитектуры. Та и другая литература довольно обширны, однако среди них не так уж много оригинальных работ, написанных на основании первоисточников. В большинстве же случаев сведения по истории Петербурга заимствовались одними авторами у других. Целый ряд книг по истории города вышел к 200-летнему юбилею Петербурга (1903 г.), но среди них много малоценных популярных брошюр компилятивного характера.

Из литературы о петровском Петербурге одно из важнейших мест занимает хорошо известная книга, написанная библиотекарем Библиотеки Академии наук А. И. Богдановым и опубликованная (с добавлениями) в 1779 г. В. Г. Рубаном под названием «Историческое, географическое и топографическое описание Санктпетербурга от начала заведения его с 1703 по 1751 г о д . . . » . 2 Подлинная рукопись книги Богданова (без добавлений Рубана) находится в Архиве Академии наук СССР.3 «Описание» Петербурга Богданова составлено в 1751 г., т. е. почти через 50 лет после основания города. Следует, однако, учитывать, что Богданов сам жил в петровское время и при написании книги пользовался, по-видимому, какими-то архивами. Его добросовестное сочинение представляет исключительную ценность как собрание сведений по первому периоду истории Петербурга я до сего времени считалось основой, на которой строились последующие работы по истории города. Ценность книги увеличивают иллюстрации, воспроизводящие облик первоначальных петербургских зданий.

Тщательное сличение данных, приводимых Богдановым, с архивными материалами показывает, что в отношении петровского времени нельзя слепо верить всему, что он пишет. Так, например, Богданов дает неверные даты прорытия многих каналов. По-видимому, он ошибочно принял за год окончания работ дату их начала или пользовался сведениями, почерпнутыми из воспоминаний. Следует также учитывать, что, печатая книгу Богданова, Рубан кое-где изменил текст. Поэтому при написании настоящей монографии все сведения, почерпнутые из этой книги, проверены по рукописи Богданова.


2 А. И. Б о г д а н о в . Историческое, географическое и топографическое описание Санктпетербурга от начала заведения его с 1703 по 1751 год, сочиненное г. Богдановым со многими изображениями перьвых зданий, а ныне дополненное и изданное надворным советником, правящим должность директора над новороссийскими училищами, Вольного российского собрания при императорском Московском университете и Санктпетер- бургского вольного экономического общества членом Васильем Рубаном. Издание первое, СПб., 1779, 528 стр. 3 ААН, разр. II, оп. 1, № 95.

Вышедшие после Богданова «Описания» Петербурга XVIII и XIX вв. И. Г. Георги,4 Ф. Туманского,5 А. П. Башуцкого,6 И. Пушкарева7 и других в отношении петровского Петербурга не дают нового материала, а большей частью повторяют лишь сведения, взятые у Богданова. Академик П. П. Пекарский в своей работе «Петербургская старина», опубликованной в 1860 г. в журнале «Современник», дает описание Петербурга петровского времени на основании письменных источников и изображений города.8 Эта работа очень хорошо воспроизводит картину Петербурга первой четверти XVIII в. и в свое время много содействовала пробуждению интереса у широкой публики к истории города.
Первым большим научным исследованием по истории Петербурга XVIII в. была широко известная книга П. Н. Петрова «История Санкт-Петербурга», вышедшая в 1885 г.9 Петров изучил огромное количество документальных материалов по истории Петербурга: обследовал целый ряд архивных фондов, тщательно проштудировал «Полное собрание законов Российской империи», петербургские «Ведомости», познакомился с описаниями Петербурга, составленными современниками, со всей литературой по истории Петербурга, планами города и т. д. В результате 18-летней кропотливой работы им был составлен монументальный труд (848 стр. текста + 246 стр. примечаний). Главное достоинство этого труда — огромное количество собранного автором фактического материала.

При всем том книга Петрова не лишена и серьезных недостатков. Весь материал автор расположил по типу летописей в строго хронологическом порядке без всякой попытки как-то систематизировать его и выделить главное. Вследствие этого интересные факты тонут в массе мелочей, и если бы не подробное оглавление (с указанием страниц) и вспомогательный предметно-именной указатель, то книгой вообще невозможно было бы пользоваться. Ссылки на использованные источники в монографии Петрова неполны (без указания номеров дел и листав), например: «Кабинет Петра, отд. II, кн. 39», «Дела Городовой канцелярии, 1719 г.» и т. д. Такие ссылки почти невозможно проверить. Создается даже впечатление, что все указания на использованные источники делались Петровым позднее и по памяти.


4 И. Г. Георги. Описание российско-императорского столичного города Санкт-Петербурга... СПб., 1794, 757 стр.
5 Ф. Туманский. Российский магазин, чч. I—II. СПб., 1792—1793.
6 А. П. Башуцкий. Панорама Санктпетербурга, чч. I—III. СПб., 1834.
7 И. Пушкаре в. Описание Санктпетербурга и уездных городов С.-Петербургской губернии, чч. 1—4. СПб., J839—1842.
8 П. П. Пекарский. Петербургская старина. Современник, т. LXXXI, стр. 311 — 338; т. LXXXII, стр. 143—204; т. LXXXIII, стр. 577—638; СПб., 1860.
9 П. Н. Петров. История Санкт-Петербурга с основания города до введения в действие выборного городского управления по учреждениям о губерниях. 1703—1782. СПб., 1885, 848, 246 стр.

Недостатком Петрова как исследователя является то, что временами он излишне поспешен в своих выводах; при этом часто свои заключения он выдает за факты, не делая необходимой оговорки. Так, например, размышляя о причине большой ширины Литейного и Воскресенского проспектов, а также Таврической, Сергиевской, Захарьевской улиц в Петербурге, Петров приходит к выводу, что в петровское время здесь проходили каналы. Этот вывод он выдает читателю за факт. На 106 стр. Петров пишет: «Каналы же вдоль улиц кажется были вырыты при Петре I, но дурно поддерживались и к царствованию Елизаветы Петровны уже не существовали, так что время исчезновения их точно определить нельзя», вследствие этого улицы получили такую ширину, «которая без каналов в то время была не мыслима».

Выводы Петрова не подтверждаются другими документами10 и исходят из ошибочного предположения, что ширина улиц Ленинграда определилась уже в петровское время. На той же 106 стр. Петров сообщает, что по обеим сторонам Невского проспекта существовали каналы (чем и объясняется его большая ширина), путая каналы с водоотводными канавами и почему-то называя работу по проведению каналов «канализацией». Можно привести еще ряд подобных примеров.
Следует остановиться несколько подробнее на ошибке Петрова в отношении оценки двух «Описаний» Петербурга, сделанных современниками. Первое из этих описаний, относящееся к 1710—1711 гг., было составлено неизвестным автором, укрывшимся под инициалами Н. G., и опубликовано им в Лейпциге на немецком языке в 1713 г.11 Русский перевод брошюры издан в 1860 г. отдельной книжкой под названием «Описание Санктпетербурга и Кроншлота в 1710-м и 1711-м гг.», а затем в 1882 г. напечатан в журнале «Русская старина».12

Следующее описание Петербурга, относящееся уже к 1716—1717 гг., было напечатано в 1718 г. также на немецком языке и также анонимным изданием под названием «Eigentliche Beschreibung der an der Spitze der Ost-See neu-erbaueten russischen Residentz-Stadt St.-Petersburg...».13
Нельзя не заметить, что этот любопытный документ по плану построения и языку очень напоминает «Описание» Петербурга 1710—1711 гг. Некоторые места повторяются почти дословно. Это сходство дало основание Петрову считать «Описание» 1716—1717 гг. вторым изданием «Описания» 1710—1711 гг. (только с измененным заглавием). Между тем из сопоставления текстов обоих документов легко установить, что второе «Описание» (1716—1717 гг.) значительно полнее первого и что оно отразило все весьма существенные изменения, которые произошли в застройке Петербурга за 6—7 лет (с 1710—1711 по 1716—1717 гг.).14


10 Прокапывавшиеся при Петре I для осушения улиц этой части города «каналы» представляли собой дренажные канавы, накрывавшиеся сверху лесом (откосы канав также крепились лесом). Судя по стоимости (50 коп. за 1 пог. сажень канавы), объем каждой погонной сажени такой канавы составлял всего Vs куб. сажени (АИМ, ф. 2, № 202, лл. 425—426; № 215, лл. 54, 64, 65).
11 Exacte Relation von der von Sr. Szaarschen Majestat Petro Alexiowitz (cum tot. tit.) an dem grossen Newa Strohm und der Ost-See neu erbaueten Vestung und Stadt St. Petersburg, wie auch von dem Castel Kron Schloss und derselben umliegenden Gegend, ferner Relation von den uhralten russischen Gebrauch der Wasser Weyh und Heiligung nebst einigen besondern Anmer-ckungen auffgezeichnet von H. G. Leipzig, 1713, 112 стр.
12 Русская старина, т. XXXVI, стр. 33—60, 293—312.
13 Eigentliche Beschreibung der an der Spitze der Ost-See neu-erbaueten russischen Residentz-Stadt St.-Petersburg, worin deren Situation, Anwachs und Auffkomen, und wie so wohl die Stadt, als auch die Vestung gegenwartig beschaffen. Imgleichen der neue See-Haven, das Kastel Krohn-schlott, und die gegen fiber liegenden neu-erbaueten Palatia, nebst einigen besondern und curieusen Anmerckungen auffs genaueste vorgestellet. Hiebey a parte ein specialer und accurater Grund-Riss, woraus ein curieuser liebhaber die rechte Idee dieses neuen und irapor-uanten Orths sich eigentlich vorgestellen kan. Franckfurt und Leipzig, 1718, 104 стр.
14 Описание Петербурга 1716—1717 гг. вошло в качестве одной из частей в состав известного сочинения ганноверского резидента при дворе Петра I X. Ф. Вебера «Das veranderte Russland...». Впрочем, и тут нельзя говорить о простой перепечатке. Вебер добавил от себя некоторые подробности, кое-что сократил, а главное внес в «Описание» ряд исправлений в связи с теми изменениями, которые произошли в застройке Петербурга за время с 1717 по 1720 г. Сравнивая все три описания — 1710—1711, 1716—1717 и 1720 гг., — мы можем проследить динамику развития Петербурга как города, что не всегда удается сделать по одним лишь архивным и другим источникам