Карта сайта

Архитектура дворца советов - (часть 53 - Проф. С. Я. ЛИФШИЦ (Москва) и Инж.-арх. И. В. ЭСКУЗОВИЧ (Москва))

Проф. С. Я. ЛИФШИЦ (Москва)

Проблема акустики Большого зала Дворца Советов выделяется из общей акустической проблемы всего здания по двум основным причинам.

Во-первых, в Большом зале акустикам приходится решать совершенно новую задачу, в то время как вопросы акустики остальных помещений Дворца находятся в пределах проблематики, уже разрешенной.

Во-вторых, проблема акустики Большого зала сводится, в основном, к акустическому решению купола, от которого во многом зависят условия внутренней отделки зала. Таким образом, от того пли иного решения проблемы акустики Большого зала зависит общая художественность отделки этого наиболее ответственного помещения Дворца.

С этой точки зрения должен быть отвергнут проект устройства в куполе звукопоглощающих жалюзи, как не отвечающий требованиям художественности. Проект перфорации с козырьками у самых отверстий мало чем отличается от проекта жалюзи, потому что козырьки отбрасывают тень, которая, так же, как и жалюзи, мешает художественному оформлению зала.

Имеется еще схема — простая перфорация — без жалюзи и без козырьков. Может ли она служить художественным оформлением Большого зала? Сравнительный анализ этой простой схемы выявляет ее антихудожественность. Перфорация, необходимая для того, чтобы обеспечить требуемое звукопоглощение, должна охватить 60% площади купола. Опыты показали, что если мы создадим такую перфорацию даже из мелких отверстий, то на некотором расстоянии, несмотря на то, что самые отверстия не будут видны, их наличие будет восприниматься. Это восприятие похоже на впечатление, создаваемое картинами Тернера. В его изумительных далях глаз не находит деталей, но зритель чувствует, что в них находится. Подобное же явление наблюдается и при перфорации. Перфорированный металлический лист на расстоянии до 10 м производит резко антихудожественное впечатление. На расстоянии от 10 до 40 м невидимые глазу отверстия сливаются в линии, производящие впечатление сетки. На расстоянии свыше 40 м глаз воспринимает попеременно то темные, то светлые места, в зависимости от угла зрения. Таким образом, и эта схема трудно совместима с художественными требованиями, предъявляемыми к куполу.

Ошибочность всех этих схем заключается в том, что авторы их исходят либо от одной физико-технической проблемы либо только от физической теории и потом уже пытаются подогнать свою схему к декоративным требованиям.

Я считаю, что в вопросе акустики Большого зала, где от художественной отделки купола зависит оформление всего интерьера, необходим обратный путь. Надо исходить из художественной отделки самого купола и оттуда искать акустическое решение. Для этого нужна более тесная связь между архитекторами, художниками и акустиками.

Инж.-арх. И. В. ЭСКУЗОВИЧ (Москва)

Огромные размеры Большого зала и совершенно необычные условия организации в нем театрально-зрелищных работ исключают всякую возможность механического перенесения сюда постановок московских стационарных театров.

Круглый амфитеатр фиксирует внимание зрителей на средизалыюй арене, соединяющейся с трюмом, в котором размешены 8 накатных площадок с постоянным и временным сценическим оборудованием, Средизальная арена и была принята в основу организации системы игральных площадок, включая сектор президиума и окружающую зрительный зал галлерею. Сценическое оборудование Большого зала должно обеспечить возможность устройства в нем массовых синтетических представлений. Для этого в средизалыюй арене устраивается гигантский подъемник, который предназначается для подачи из трюма на арену площадок с заранее подготовленными там сценическими установками. Шахта подъемника закрывается плоским затвором в уровне планшеты арены.

Сектор мест президиума, благодаря своим богатым возможностям, не нуждается в дополнительных сценических устройствах, если не считать нескольких верхних площадок, где предусматриваются несложные подъемные устройства для улучшения видимости.

Галлерея, окружающая зрительный зал, потребует специальных устройств, обеспечивающих кинопроектирование через сквозные экраны в межколонных промежутках.

Система игральных площадок разбивает и углубляет идею античного театра с круглой орхестрой, примыкающей к стене просцениума, которая располагается на фоне архитектурно-плоскостной декорации. В Большом зале плоскостная декорация развивается в перспективно-ступенчатую, чем, естественно, расширяются се постановочные возможности.

Артистические и обслуживающие сценические помещения располагаются в трех кольцевых этажах, окружающих трюмы. Они рассчитаны на 2 000 чел.

Для Малого зала была первоначально запроектирована сцена профессионального типа, оборудованная в соответствии с последними достижениями техники. Однако авторы проекта были вынуждены уменьшить габариты глубинной сцены в связи с необходимостью ввести в состав Малого зала другие помещения. Из трех новых вариантов решения сценической части явился наиболее четким и ярким последний: уменьшенная глубинная сцена, просцениум, фоновая сцена и трансформирующаяся эстрада.

Для проверки правильности намеченных проектных решений строительство сочло необходимым организовать специальную комиссию из высокоавторитетных работников театра, чтобы путем предварительной проработки целого ряда режиссерских экспозиций мы могли прокорректировать наши проектные предположения, прежде чем давать их заводам для изготовления. Эта комиссия организована нами по указанию Всесоюзного комитета по делам искусств. Из числа ее членов мы организуем творческие группы, которым передаем ряд наиболее актуальных тем для разработки сценариев и режиссерских экспозиций. Творческие группы работают в составе драматурга, режиссера, художника и композитора. В соответствии с опытом этих бригад строительство вносит необходимые дополнения и поправки в решения, намеченные первоначальным проектом.