Карта сайта

Архитектура дворца советов - (часть 52 - Художник К. Д. ФЕДОРЧЕНКО (Москва) и Инж. Д. Н. ЛАЗАРЕВ (Ленинград))

Художник К. Д. ФЕДОР ЧЕНКО (Москва)

Общая высотная композиция Дворца Советов, которая завершается постановкой фигуры Ленина, в основном совершенно правильна, но в деталях композиция вызывает много сомнений и неудовлетворенности.

Прежде всего нужно отметить большое мельчание деталей и частей архитектурных форм (узкие окна, пилястры и т. д.).

Архитектура оперирует пространством, объемом и цветом. Когда мы видим в деталях однообразие форм, отсутствие контрастов (кривые, круглые, прямолинейные формы), то это вызывает монотонность и скуку. Такое одностороннее применение форм в деталях имеет место во Дворце Советов и обедняет архитектуру этого сооружения. Необходимо, чтобы авторы проекта Дворца Советов учли это однообразие форм и мельчание, и, если возможно будет, внесли некоторые исправления в проект.

В отношении статуи В. И. Ленина я согласен с тт. Манизером и Матвеевым, а отчасти и с т. Грабарем. Прежде чем говорить о качестве фигуры, я хотел бы сказать об ее чисто архитектурном оформлении, которое в принятом проекте отсутствует. В проекте фигура Левина поставлена, по-моему, прямо на крышу, что создает отсутствие органической связи между фигурой и самим зданием. Авторам нужно поэтому подумать о промежуточном звене между фигурой Ленина и зданием. Если будет введено архитектурное звено, то фигура органически свяжется со зданием и будет производить цельное впечатление. Я не говорю уже о том, что сама фигура по своей пластичности должна вязаться со зданием.

Мне кажется, т. Грабарь неправильно ставит вопрос о том, что фигура должна строиться по принципу обратной перспективы с увеличением пропорций кверху. В самом деле, если мы посмотрим фигуру Ленина в обратной пропорции (чем выше части, тем они больше по пропорции), то такое изменение было бы правильным только в том случае, если бы фигура рассматривалась с сравнительно близких ракурсных расстояний. Но данная скульптура будет помещена на такой большой высоте, которая позволяет видеть ее на расстоянии 70 км, В таком случае деформация фигуры, предложенная т. Грабарем, придаст фигуре антихудожественный характер.

Главное, однако, не в этом, а в том, что скульптура С. Д. Меркурова совершенно не годится по своему пластическому выражению (раздутые формы одежды, неоправданный характер их, мешковатость, тяжеловесность). Она отнюдь не создает впечатления монументальности, и в ней отсутствует так называемый «блок», который позволяет видеть фигуру со всех сторон одинаково пластично.

Предложение скульптора Матвеева о создании коллектива скульпторов для работы над этой скульптурой совершенно правильно; только такое решение может дать положительный результат.

Что касается живописи, то я должен с полной искренностью заявить, что с такими ресурсами в смысле мастерства, которое мы имеем в настоящее время у многих художников (плохой рисунок, слабое владение цветом, формой и пр.), создать произведения, достойные этого замечательного памятника, будет не под силу.

Художникам, а также и скульпторам надо немедленно заняться вопросом повышения своей квалификации, расширения своих знаний, своей культуры.

Инж. Д. Н. ЛАЗАРЕВ (Ленинград)

При проектировании освещения Дворца Советов необходимо учесть некоторые новые средства декоративной светотехники. К числу таких новых средств относится использование фотолюминесценции. Это средство еще нигде технически не описано и еще ни разу в Москве не демонстрировалось. Под люминесценцией понимают способность некоторых веществ ярко светиться в полной темноте под влиянием невидимых ультрафиолетовых лучей. Это явление очень декоративно: светящиеся в темноте предметы кажутся сделанными из какого-то непонятного материала, самостоятельно излучающего свет. Уже при первых шагах применения люминесценции оказалось возможным как бы осмыслить это явление, применить его не ради его декоративного эффекта, а как незаменимое средство выразить ту или иную идею художника.

Во Дворце Советов люминесценция может быть применена прежде всего при массовых представлениях в Большом зале. Эти представления должны обладать большой сценической выразительностью и красочностью.

Такой красочности будет способствовать люминесценция. Светящиеся ткани при массовых танцах, разноцветные фонтаны, распадающиеся огненным дождем, — все ото может служить примерами применения люминесценции при массовых представлениях.

Можно также декорировать помещение светящимися панно, росписью на фризах, потолке. В руках художника прокрашенные ткани, хрусталь, светящаяся пластмасса могут найти новые формы. Наша промышленность уже начала производить светящееся стекло и светящуюся пластмассу. Многое сделано в этом направлении Оптическим институтом и Институтом редких металлов. Ленинградский завод «Теасветаппарат» выпускает скомплектованные приборы для ультрафиолетового освещения сцены и ведет работу по изучению и расширению ассортимента красителей.

Близок этому вопрос и о новых флюоресцирующих лампах. В отличие от пользуюшихся печальной славой неоновых, аргоновых и других газосветных ламп, флюоресцирующие трубки обладают большой и по имеющимся отзывам очаровательной гаммой цветов. Уже выпушены трубки белого цвета, цвета слоновой кости, голубые, зеленые, золотые и другие. Их небольшая яркость дает возможность применять их в виде люстры, различных полос и рисунков произвольной формы. Принцип действия флюоресцирующих трубок заключается в использовании мощных потоков ультрафиолетового света, излучаемых ртутным или другим разрядом. Эти ультрафиолетовые излучения возбуждают свечение флюоресцирующих веществ, нанесенных на внутреннюю поверхность стеклянной оболочки источника. Благодаря этому ультрафиолетовые лучи тут же в колбе трансформируются в свет и к обычному излучению газосветных источников прибавляется мощный ноток света флюоресценции. Это позволяет, во-первых, исправлять цвет газосветных источников и достигать большего разнообразия оттенков, в частности белого дневного света, а во-вторых, это дает возможность значительно повысить экономичность газосветных ламп. Изготовленные недавно Московским электротехническим институтом опытные флюоресцирующие трубки зеленого цвета дали экономичность, в 50 раз превосходящую экономичность зеленых электрических ламп накаливания.

Флюоресцирующие лампы должны найти большое применение во Дворце Советов как источники искусственного света.

Необходимо вкратце остановиться еще на одном вопросе. Современное освещение интерьеров развивается, с одной стороны, по пути люстростроения, а с другой стороны, по очень новому и интересному направлению. Это направление характеризуется стремлением к тому, чтобы помещение не имело никакой осветительной арматуры, чтобы свет излучали элементы самой архитектуры (потолок, карнизы, панели, колонны), чтобы сама архитектура помещения служила одновременно и источником его освещения. Это направление, ведущее свое начало от французской выставки декоративных искусств 1926 г. получило в светотехнике, быть может, не вполне удачное название «световой архитектуры».

Приемы световой архитектуры в основном заключаются в применении скрытых источников света. Электрические лампы или другие источники света размещаются за карнизами в подвесных желобах, обращенных к потолку или нишам, за рассеивающим остеклением.

Для осуществления световой архитектуры необходимо, чтобы архитектор участвовал в эскизном светотехническом проектировании. Архитектор должен сам выбрать приемы декоративного освещения, определить примерное число ламп, установить габариты осветительных приборов и место их размещения, продумать способы обслуживания этих мест, установить ориентировочную мощность всей установки. Без предварительного разрешения этих вопросов нельзя сделать проекта современного сооружения, нельзя предусмотреть специальные чердаки, ниши, площадки для размещения осветительных приборов.

Работы со светом при строительстве Дворца Советов предстоит еще много. На свет будет большой спрос, потому что свет есть символ жизни и радости.