Карта сайта

Архитектура дворца советов - (часть 46 - Засл. деятель искусств скульптор Л. Г. МАНИЗЕР (Ленинград))

Засл. деятель искусств скульптор Л. Г. МАНИЗЕР (Ленинград)

Каждый скульптор, работавший в области монумента, знаком с теми трудностями, которые возникают при определении взаимоотношения размеров статуи и пьедестала. Бывают случаи, когда в силу тех или иных условий места статуя устанавливается на пьедестале весьма значительных размеров, и такое решение часто сказывается удачным. Бывают и противоположные примеры, когда уменьшение пьедестала делает статую более ярко выраженной доминантой. Где-то в середине между этими двумя решениями находится мертвое пространство, где соотношение фигуры и пьедестала не дает ясного представления о доминанте и где часто утрачиваются масштаб и монументальность. В силу этих соображений я считаю правильным уже утвержденное предложение скульптора Меркурова об увеличении статуи Ленина до 100 м. Такое соотношение между статуей и ее грандиозным пьедесталом — Дворцом — надо признать наиболее удачным.

Менее удачным представляется мне соотношение между общей направленностью пьедестала и движением статуи. Архитектурные объемы, составляющие Дворец Советов, представляют собою суживающиеся в высоту прямоугольники, переходящие затем в цилиндры, также суживающиеся и вытянутые в вышину. Общий ритм этих объемов сообщает всему сооружению характер мощного движения ввысь. В то же время статуя, которая установлена на таком устремленном в высоту сооружении, имеет движение, направленное поперек, подчеркнутое и протянутой горизонтально рукой и сверлящими пространство пальцами.

Таким образом, между архитектурой Дворца Советов и статуей Ленина еще не найдена необходимая органическая связь.

На пилонах, окружающих цилиндрические объемы, устанавливаются скульптурные группы. Цилиндрические объемы имеют ребристое строение, которое в связи с постепенным уменьшением в высоту диаметров этих цилиндров тоже становится мельче и мельче. Очевидно, в связи с постепенным уменьшением размеров ребер уменьшаются и скульптурные группы. Мне кажется, что более правильным было бы противоположное решение, т. е. возрастание высоты фигур по отношению к расположению этих цилиндров. Тогда был бы создан более - плавный переход к венчающей фигуре, самые группы можно было бы исполнить лаконичнее и проще и, мне кажется, можно было бы найти лучшие решения для их весьма ответственных силуэтов.

На двух из трех нижних уступов имеются рельефы. Я полагаю, что от рельефов верхнего уступа надо было бы отказаться. Их расположение, их видимость ни в какой степени не обусловливает их необходимости. Зато на нижнем объеме они совершенно закономерны, там они видны и масштабны, и там они, конечно, должны быть сохранены.

Вызывает недоумение, что на модели эти рельефы носят характер почти накладных. Как всем известно, рельеф должен вырастать из углубления в стене, тем более рельеф, который должен быть осуществлен в камне. Кроме того, рельеф, имеющий, примерно, 3 м в вышину, рассматривается на большом расстоянии. Поэтому он не может быть плоским. Он должен быть трактован рельефно и при таких размерах должен стать, по существу, круглой скульптурой, имеющей фоновую стенку. Вопрос только в том, что исполнение такого высокого гранитного рельефа связано с большими техническими трудностями.

Два слова о живописи. В таких масштабах, которые здесь предполагаются, живопись должна быть ясной по форме и мажорной по колориту. И живописцам так же, как и скульпторам нужно сейчас же включиться в работу. Работа архитекторов-проектировщиков, живописцев и скульпторов должна протекать в полной согласованности друг с другом. Только тогда осуществится действительный синтез в решении интерьеров Дворца Советов.

После этих общих соображений я перейду к разбору того, что уже сделано скульптором Меркуровым в его работе над фигурой Ленина.

Я уже говорил о заслуге Меркурова в отношении определения лучшего размера фигуры. К сожалению, еще не найдена связь между фигурой и зданием, не найден еще и достаточно выразительный силуэт фигуры, еще не найдены и ее пропорции, она явно тяжела и мешковата. Не найдены еще также сходство и самая трактовка формы, та трактовка, которая при таком гигантском масштабе играет исключительную роль. Я считаю, что за два с лишним года работы результаты ее недостаточны.

Для нас, скульпторов, ясно, до какой степени венчающая фигура подчиняет себе все остальное внешнее скульптурное оформление Дворца Советов. Единство стиля должно пронизать скульптурные оформления Дворца так же, как оно пронизывает его архитектурные формы снизу доверху.

Вскоре будет объявлен конкурс на проектирование скульптурного оформления Дворца Советов. Я предлагаю включить в программу этого конкурса и исполнение фигуры Ленина в нужном масштабе, на основе утвержденного проекта Меркурова. Я считаю, — и я надеюсь, что большинство скульпторов так считает, — что никаких разговоров об авторстве здесь быть не может. Мы охотно включимся в этот конкурс, чтобы помочь Меркурову.

На каждом шагу мы чувствуем внимание к себе и к нашей работе со стороны партии и правительства. Это внимание обязывает нас отдать все наши знания, все наше умение, все наши силы на строительство Дворца Советов — этого великого памятника великой сталинской эпохи.