Карта сайта

Архитектура дворца советов - (часть 31 - Скульптор В. И. МУХИНА (Москва))

Скульптор В. И. МУХИНА (Москва)

В сумму понятий, положенных в основу произведения искусства, прежде всего входит тема, передаваемая или образом или исторически последовательным рассказом. Тема должна соответствовать специфическим методам данного искусства. В скульптуре, например, пластические особенности не дают возможности решать любую тему.

Второе слагаемое — это стиль, изобразительная форма, порожденная идеологией данной эпохи. Стиль родится тогда, когда художник не только умом познает идеалы своего времени, но тогда, когда он иначе не может уже и чувствовать, когда идеология его века, его народа становится его личной идеологией. Стиль есть способ выражения данной эпохи в любом искусстве.

Третье слагаемое — композиция: масса, плотность или ажур, многофигурность или лаконическое построение, динамика пли статика. Сюда же надо включить и материал, так как композиция зависит и от него. Нужно ли говорить здесь о необходимости синтеза с архитектурой. Это настолько неоспоримо и ясно, что дискутировать по этому вопросу нечего.

Перейдем конкретно к данным объектам, к группам на пилонах. Тема этих групп «Интернационал». Но здесь встает основной вопрос, как решать эту тему, — в историческом рассказе или в образах.

Исторический рассказ есть последовательное изложение событий. Поэтому наиболее подходящей к нему изобразительной формой является рельеф, который разрешает последовательность изобразительного повествования. Рельефные пояса Дворца Сонетов наиболее удобны для решения темы в ее историческом развертывании.

Образ есть соединение воедино многих элементов исторических и природных, с исключением всего случайного, не являющегося характерным для обрисовки данного образа. Образ есть синтез всего того вечного, что сохраняется как от отдельной личности, так и от данной общественой формации.

Рим, например, донес до нас образы императора и раба; Греция — образ гармонического прекрасного человека и мыслителя; средневековье — образы схоластические и отрешенные от мира. Мы же должны передать идеалы нашего миросозерцания, образ человека свободной мысли и свободного труда. Мы должны передать весь романтизм и творческое горение наших дней. Поэтому неверно искать образ в отбойных молотках и тому подобных аксессуарах. Лаконизм выражения образа является наивысшей формой его решения. Хороший пример этому — образ юноши-победителя (Давид Микельанджело), полного гнева и презрения к сильнейшему врагу. Я себе представляю, что тему пилонов и стилобата надо решать в образах, потому что группы пилонов, заключающие в себе образы Интернационала, должны, все выше и выше поднимаясь, привести к завершающему аккорду — образу Ленина, к образу не бытовому, не натуралистическому, а к тому синтетическому образу, который заключал бы в себе Ленина — вождя мирового пролетариата — и являлся бы в то же время синтетическим завершением всего здания Дворца Советов.

Есть еще второй момент, диктующий необходимость образного решения: чем выше стоит скульптурная композиция, тем труднее читается ее тематический рассказ. Она начинает действовать больше своими пластическими качествами, массой, силуэтом и требует четкого образа. Чем ниже стоит скульптура, тем она более доступна для последовательного чтения. Сюда можно отнести группы на стилобате.

Эти две группы могут быть более многоречивы и многообразны. Темы, продиктованные для них, «Гражданская война» и «Социалистическое строительство» — очень богаты но содержанию и могут быть трактованы чрезвычайно разнообразно.

Здесь встает основной вопрос о способах трактовки темы. Подходить ли к ней только с исторически-фотографической изобразительностью или применить здесь аллегорию и олицетворение как средства, иногда гораздо более мощные, допускающие сгущенность и концентрацию темы. Мое мнение, что аллегория, олицетворение и символ отнюдь не идут вразрез с идеей социалистического реализма. Символика нашего герба — «серп и молот», «красная звезда», «пионерский костер» — яркие тому доказательства.

Отмечу еще один момент. Скульптура не должна представлять собой группы натуралистически трактованных людей, сгрудившихся на выступах здания. Из многовекового опыта архитектурно-скульптурного синтеза мы не можем назвать ни одного примера, когда бы натуралистически трактованный человек держался, срастался бы с архитектурным решением. В решении единичной человеческой фигуры или группы людей всегда должны участвовать те же слагаемые, что и в архитектурном решении, важно только поставить во главу угла реального живого человека и не потерять этот образ до конца своего скульптурно-архитектурного решения.

Натуралистическая трактовка фигур здесь не у места еще потому, что она включает в себя все мелкое, незначительное и случайное. Это очень часто фиксируется человеческим взглядом и вредит монументальности произведения, которая нередко достигается лаконизмом и скупостью форм. Такая трактовка исключает обобщение образа. У нас же настолько явная монументальная задача, что мы должны жертвовать всем тем, что этой задаче мешает. К тому же, группы стоят на такой высоте, что только ясный образ и четкие формы дойдут до нас оттуда. Мне могут возразить, что с кольцевых галлерей их можно рассмотреть и ближе, но там эти скульптуры будут восприниматься только сзади и по физическим особенностям человеческого глаза и из-за грандиозных масштабов целиком читаться не будут; будут восприниматься только отдельные элементы фигур.

Не надо забывать, что группы пилонов должны читаться при всяком освещении, и может случиться, что на фоне зари они будут казаться темным силуэтом, почти лишенным ощущения трехмерности. Вот тут-то четкость силуэта будет решающей.

По заданию авторов группы должны представлять собой толпу — массу. Нужно учесть, что толпа несилуэтна в своем объеме, если только она не расположена на плоскости, как в греческих фронтонах (храм в Олимпии). Эта задача очень трудная и, может быть, нам поможет ажурное сквозное решение или уменьшение количества фигур.

Необходимо еще разрешение одной существенной задачи: каковы должны быть группы по зрительному весу в соединении со зданием. Они могут быть массивные комплектные, массивные ажурные или легкие ажурные.

В решении этой задачи лежит не только конструктивный, но и чисто психологический момент. Само здание, его массив, динамика, ритм архитектурного нарастания должны продиктовать нам композицию групп, так как композиционный архитектурно-скульптурный стержень должен быть общим.