Карта сайта

Теперь это совершилось ...

Теперь это совершилось. Главные основания: 1 ) дворовые освобождены безвозмездно; 2) крестьяне получили все гражданские права, наравне с прочими свободными, и образуют общины с выборными и с большою долею самоуправления; 3) удержали за собою большую часть господских земель, которые обработывапи при крепостном праве на себя, по известной оценке, и за нее или работают, или платят оброк, определенный законом, - то или другое по своему усмотрению; 4) по соглашению или по одностороннему желанию господина, надел может обратиться в полную собственность крестьян за сумму, определенную заранее законом, причем государство выдает сумму частью деньгами, частью облигациями, и платит на них проценты, а крестьяне платят государству эти проценты и погашение (рассрочка погашения на 49 лет) . В 9-ти западных губерниях в 1863 году введен обязательный выкуп, по причинам политическим. На этом основании, из 10 миллионов мужского пола душ уже теперь можно считать половину свободными собственниками. На остальных, кроме получения оброка или права требовать работы (и то без принудительных мер от себя, а лишь через посредника) , помещики не имеют никаких прав, никакого юридического влияния. Выводы. 1) Прекращение частного крепостного права не есть у нас особняком стоящая, разумная политическая и социальная мера, какою была везде в Европе, а была заключительным, последним явлением в ряду целого исторического нашего движения в течение XVIII и XIX века, которого существенный смысл - водворение на нашей почве личного начала, нравственной почвы и условия развития и упразднения исторического типа, под которым сложилось русское государство. Процесс начался сверху и шел постепенно вниз, в массы, пока не совершился вполне в наше время. 2) Отмена частного крепостного права сопровождалась и отменою государственного крепостного права относительно сельских масс: а сельские массы составляют у нас более 5/6 населения, за исключением всех других классов и даже солдат и низшего городского населения.

Мы мужицкое царство. Оттого освобождение сельских масс у нас без сравнения важнее, чем было в Европе, где самостоятельно развились, имели свою жизнь, свою блистательную историю церковь, дворянство, средние классы, монархическая власть, а крестьянство не составляло, как у нас, всего, или почти всего, как определяющий элемент внутренней жизни. У нас все другие общественные элементы развились поздно, слабо, несамостоятельно. Они были плохой копией с превосходных образцов. Сельская масса была у нас издавна и с каждым днем более и более определяющим началом, камертоном внутренней жизни, хотя и бессознательно, пассивно. Ею определяется весь строй русской истории, хотя она нигде до сих пор не выступала вперед, на первый план, как планета Нептун производила пертурбации в движении небесных светил, хотя до недавнего времени о ней ничего не знали. 3) Наше движение историческое - совершенно обратное с европейским. Последнее началось с блистательного развития индивидуального начала, которое более и более вставлялось, вдвигалось в условия государственного быта; у нас история началась с совершенного отсутствия личного начала, которое мало-помалу пробудилось и под влиянием европейской цивилизации начало развиваться. Конечно, должно наступить рано или поздно время, когда оба развития пересекутся в одной точке и тем выравняются. Но теперь это глубокое различие задатков развития, общих предположений, есть одна из главнейших причин, что мы друг друга мало понимаем.

Образованных русских находят в Европе чрезмерно радикальными, забывая, что это крайность индивидуального принципа, который именно у нас и развивается теперь. Мы не можем относиться ко всему нашему иначе как отрицательно. У нас же просвещенные люди находят европейский быт узким, не довольно широким, слишком обусловленным историческими преданиями, и, конечно, мы не правы, потому что мы смотрим с точки зрения еще не определившейся, не жившей, только проснувшейся индивидуальности, которая потому и не видит еще ясно, что определиться она может только в исторической форме и ни в какой другой, и что ей предстоит у нас то же самое со временем. Это главный источник всех недоразумений и взаимного отчуждения. 4) Не только в Европе, но, в особенности, мы сами теперь относимся очень отрицательно к нашей истории, видим в ней только дикость, только варварство, находим, что мы тысячу лет спали, не сделав решительно ничего, что в нашем прошедшем нет человеческого смысла, что наша история не европейская, а азиатская глубочайшая неподвижность. Справедливо ли это? Я не думаю. Наша история длится с появления великорусского элемента, который ее определяет и до сих пор (от 35 до 40 милл. на население в 70 милл.) , следовательно, с XII века, и продолжается не 1000 лет, а 700. Случайное призвание князей варяжских северными племенами, исчезающее в общем ходе истории по внешним, случайным причинам, считается началом русской истории. В эти 700 лет мы успели, по возможности, колонизировать огромное пространство, образовать огромное государство.