Карта сайта

Таким образом, поскольку творения ума созданы ...

Таким образом, поскольку творения ума созданы силой, полученной от Блага, они и отражают в себе Благо и суть благонодобные, а так как ум и сам благой и состоит из благоподобных сущностей, он может быть назван многоразличным благом (άγα&όν ποικίλο ν). Кто желает иметь приблизительное представление об уме, пусть вообразит живую прозрачную сферу, играющую разноцветными лучами, или множество соединенных в одно целое живых, прозрачных лиц, а еще лучше - множество чистых, чуждых всякого недостатка душ, составляющих как бы пирамиду, вершину которой занимает ум и освещает отсюда все пространство этого ноуменального мира. Это, конечно, лишь приблизительное представление, потому что в нем образ (ноуменального мира) предстоит (представляющему) чисто внешне; оно было бы адекватным, если бы некто самого себя, так сказать, обратил в этот образ и в самом себе мог созерцать это дивное зрелище.

16. Но сколь ни дивна эта многоразличная красота, необходимо подняться выше ее, ибо не столько наш чувственный, сколько этот сверхчувственный мир возбуждает в нас удивление и заставляет спрашивать, кто же произвел его и каким образом. Если пристальнее всмотреться в него, то оказывается, что тут каждая сущность представляет собой нечто отдельное, как бы особый Своеобразный тип (ίδιος οίον τύπος), но все они имеют и нечто общее - облик блага. Равным образом, как существующие они имеют всем им общее бытие, как живые - всем им общую жизнь, да и много другого имеют общего. Из всего этого возьмем пока общее им всем благо и спросим: почему оно им присуще? Почему они благие? К решению этого вопроса, вероятно, лучше всего подойти вот как: когда ум стал созерцать Благо, то должен был в мысли своей его единство сделать множеством, потому что, будучи сам единым и сущим, но не будучи в состоянии (сразу) объять мыслью все то единство, вынужден был разделить его на множество (единств). Но, скажут, не значит ли это, что до созерцания Блага он и умом-то не был, что он или начал созерцать безмысленно, или совсем не мог созерцать? Вовсе нет, потому что ум (извечно) самой жизнью своей был слит с Благом, всегда был к нему обращен и в нем утвержден. В этом (предвечном) движении около Блага ум наполняется им, как бы насыщается и становится полнотой всего сущего; с полным сознанием этого, другими словами, становится в полном смысле слова умом, который благодаря этому наполнению имеет что созерцать, но, конечно, при посредстве света, истекающего от того, кому обязан бытием созерцаемого. Вот почему говорится, что Благо - причина не только бытия всего истинно-сущего, но и его мыслимости. Как солнце - причина того, что чувственные вещи существуют и доступны созерцанию, а также того, что существует зрение и способно видеть, хотя само солнце не есть ни эти вещи, ни зрение, точно так же Благо - причина и всего сущего, и самого ума, как бы свет, от которого зависят как созерцаемые сущности, так и созерцающий их ум, хотя само оно не есть ни эти сущности, ни ум, а только их причина; оно обусловливает мышление тем, что от него истекает свет и на сущности и в ум. Вот каким образом ум имеет полноту (сущего), а с полнотой и совершенство; вот почему и как он стал созерцающим, мыслящим, а предшествовавшее его состояние, конечно, было иное, и то начало, от которого он получил полноту, можно представлять себе как бы извне на него действующим, так как оно, наполняя его, как бы отпечатывает на нем свой образ.

17. Но как же это, скажут, могут в уме появиться сущности и составить его полноту, если они первоначально не находились ни в том начале, которое дарует, ни в том, которое получает эту полноту, так как ведь ум до получения своей полноты не обладал ей?