Карта сайта

В самом деле, если сущность есть идея, а идея ...

В самом деле, если сущность есть идея, а идея - принадлежность ума, в чем может лежать ее причина? Если в уме, то ведь идея существует не вне и отдельно от ума, а составляет с ним одно, и если ум представляет собой такую полноту идей, в которой ничто не отсутствует, это значит, что тут не отсутствуют и причины или основания их бытия. В. уме, конечно, содержатся причины, почему каждая из идей есть то, что она есть, но это потому, что сам ум имеет бытие в идеях - во всей их совокупности и в каждой в отдельности, а это значит, что вопрос, почему произошла (διά τί γέγονε) каждая из них, даже не имеет смысла, так как каждая с первого момента существования в себе же заключает и причину его (της υποστάσεως αιτία). Раз происхождение идей не есть дело простого случая, это значит, что ни в одной идее; не может отсутствовать довлеющее основание ее бытия, но каждая, обладая совершенством во всех прочих отношениях, должна обладать им и в этом отношении, то есть в себе же имеет совершенное, вполне довлеющее основание своего бытия. Мало того, и чувственные вещи, участвуя в идеях, в них же имеют основание своего существования.

Поэтому и наоборот, если в этой видимой вселенной существует внутренняя связь между всеми вещами, ее составляющими, и каждая вещь в самом своем существовании содержит основание бытия, и притом все вещи в ней находятся в таком же взаимоотношении, как органы одного тела, которые не поочередно в нем образуются, а все вместе, так что каждый является по отношению к другому и производящей причиной и производным следствием, то тем более так должно быть там, то есть каждая идея имеет довлеющее основание как по отношению ко всей совокупности идей, так и по отношению к самой себе, поскольку все они существуют одновременно и нераздельно, притом не зависят ни от каких случайностей, и каждое причиняемое есть вместе и причиняющее, так что каждая идея может быть мыслима как причина, не имеющая себе причины (άναιτίως την αίτίαν ίχαν).

А если идеи не имеют для себя причины, если они - сущности, самодовлеющие и без всякой причины, это значит, что они в самих себе содержат свои причины; так как в их бытии нет ничего случайного, и каждая из них обусловливается всеми прочими и сама их обусловливает, то каждая, так сказать, умеет ответить за себя, почему и для чего она существует. Так в сверхчувственном мире каждой сущности сопутствует ее довлеющая причина, которая, впрочем, скорее есть сущность же, чем причина, или, точнее, которая тождественна с сущностью. В самом деле, разве может возникнуть в уме что-то излишнее, когда произведения его свободны от всякого недостатка и несовершенства? Ведь если они вполне совершенны, нет смысла искать в них чего-либо недостающего или допытываться у них, почему они таковы, ибо содержи в себе все, они содержат в себе и самодовлеющее основание, так что зная, что и каковы они суть, уже не трудно сказать, почему и для чего они суть.