Карта сайта

Дивная крепость над озером синим

Малые города России стали особенно притягательны в связи с усложнившейся экологической обстановкой и ростом интереса к истории Отечества. Среди городов Вологодчины, сохранивших еще провинциальную привлекательность, Кириллов занимает совершенно особое место: здесь на берегу Си-верского озера стоит суровый и величественный ансамбль Кирилло-Белозерско-го монастыря, в числе сооружений которого — древнейшие архитектурные памятники Севера.

Монастырь основал в 1397 году монах московского Симонова монастыря Кирилл, впоследствии прозванный Белозерским, поскольку устроенная им обитель находилась на землях древнего Белозерья. За тридцатилетнее игуменство Кирилла новый северный монастырь приобрел известность благодаря "незаурядной личности основателя. Но камен^~ ное строительство началось через сто лет после основания монастыря, когда в 1497 году приглашенный из Ростова мастер Прохор с артелью каменщиков и стенщиков приступил к закладке Успенского собора. Через пять месяцев строители завершили работы, и на обширном пространстве русского Севера появился третий каменный храм. Немного ранее собора Кирилло-Белозерско-го монастыря были построены Спасо-Преображенский собор в Спасо-Каменном монастыре на острове Ку-бенского озера (разрушен в 30-е годы) и Богородице-Рождестве некий собор в Ферапонтовском монастыре.

Размаху каменного строительства содействовало быстрое обогащение монастыря. Уже в XVI в. он владел крупными земельными наделами, соляными и рыбными промыслами. Одновременно с ростом хозяйства монастырь приобретал значение культурного центра обширного края: в его стенах формировалась одна из крупнейших русских библиотек, работали известные живописцы, резчики по дереву, серебряники. В монастыре сложилась самостоятельная школа певческого искусства, родившиеся здесь распевы затем расходились далеко по Руси.

На протяжении XVI столетия — времени чрезвычайного расцвета монастырской экономики и духовной жизни — выстроено 8 храмов, а вокруг Большого Успенского и Малого Ивановского монастырей сооружены стены с башнями. Крепостные строения этого времени сохранились плохо, но представление о них можно получить по отдельным фрагментам с озерной стороны.

Несмотря на удаленность от столицы и не слишком гладкие дороги, северная обитель не однажды видела сановных гостей: в 1447 году искал поддержки у братии ослепленный Шемякой Московский Великий князь Василий Темный, в 1528 г. приезжал с молодой женой Еленой Глинской Василий III, а позднее много раз гостил в монастыре их сын Иван IV Грозный. Иван Грозный был и самым щедрым вкладчиком, он дарил драгоценную церковную утварь для украшения храмов, земли, хлеб, деньги. В его царствование монастырь превратился в место ссылки для многих знатных бояр и князей.

Другим очень щедрым дарителем оказался столетие спустя царь Алексей Михайлович. В 1653 году монастырские власти получили царский указ о постройке новой, более мощной крепости. Царь опасался не только внешних врагов, но и участившихся волнений внутри государства. Для «досмотру городового дела» из Кириллова в Москву были посланы монастырские каменщики Семен Шам и Кирилл Серков. Родина последнего — небольшая деревенька Шидьеро — стоит и сегодня на берегу красивого озерка по белозерской дороге. Кирилл Иванович, по-видимому, еще мальчишкой начал работать в монастыре, до московской поездки уже строил храмы и кельи, а по возвращении из столицы возглавил небывалое по размаху строительство. Крепость, получившую название «Новый город», строили почти 30 лет. Современники были вынуждены признать, что равной ей по мощи и величине не было в Русском государстве. С трех сторон неприступные стены окружали монастырь, а по углам поднялись строгие и гордые башни. До XVIII века было пять высоких башен, но проездная Косая башня в северо-западной стене рухнула, и ее не стали восстанавливать. Новая крепость так и не увидела под своими стенами врагов, так как уже в начале XVIII столетия монастырь оказался в глубоком тылу, вдали от больших торговых путей.

Но знал монастырь и лихие времена. В 1612 году приходили под стены еще старой крепости «воровские» польские и литовские люди, пытались овладеть монастырем, но защитники мужественно отбили вражеские атаки. Монастырское хозяйство значительно пострадало от вражеского постоя, поэтому вместе с указом о строительстве из царской казны на возведение Нового города были выданы 45 тысяч рублей, да монастырь занял у боярина Б. Морозова пять тысяч. Незадолго до начала строительства Морозов укрывался в монастырских стенах от разгневанной московской черни. Памятуя столь важную услугу, боярин, по-видимому, выхлопотал монастырю архимандрию (до 1649 г. монастырем управлял игумен, а не архимандрит) и одолжил деньги. Этот долг после смерти боярина уплатил Алексей Михайлович.

XVI11 век внес в жизнь знаменитого монастыря значительные, но далеко не радостные перемены. Уже петровские указы о присылке работных людей на судостроительные верфи пошатнули основы хозяйственного уклада, но указ Екатерины II о духовных штатах окончательно разрушил многовековой строй монастырской экономики.

Екатерининский указ делил все монастыри на три класса, в соответствии с которыми выдавались деньги на содержание ограниченного числа монахов. На Севере только Кирилло-Белозерский и Соловецкий монастыри получили первоклассное содержание взамен отобранных земельных угодий.

Привычное течение монастырской жизни разладилось. Путешествовавший по Северу в 1791 году санкт-петербургский секунд-майор Петр Челищев застал в древней обители Кирилла Белозерского полное запустение.

На протяжении XIX столетия монастырь освоился с новым экономическим положением и 500-летний юбилей в 1897 году встретил в значительном внешнем благолепии. Были проведены ремонты и поновления, посажены красивые березовые аллеи вдоль главной дороги от входной Казанской башни до Святых ворот и к месту землянки и часовни Кирилла.

Со дня празднования юбилейных торжеств минуло почти сто лет, и монастырь на пороге своего 600-летне-го юбилея. Каким он будет? Трудно ответить на этот вопрос однозначно потому, что накопилось много проблем. Это и темпы, и качество реставрации, и высокий уровень вод Сиверского озера, поднятого еще в 1829 году при строительстве Се-веро-Двинской системы, и сложности решения задач музеефикации. Но очень хочется надеяться, что будет немало светлых страниц в летописи Кирилло-Белозер-ского монастыря.

Г. ИВАНОВА