Карта сайта

Но если, таким образом, относительно понимания ...

Но если, таким образом, относительно понимания и оцен­ки одной из двух главных исторических основ возникающей в трудах Когена и Наторпа новой философии преобразован­ного кантианства, именно относительного подлинного, жиз­ненного смысла важнейших постижений философии Канта, между обоими мыслителями было достигнуто к этому време­ни более или менее полное согласие, то этого отнюдь нельзя было сказать относительно другой, не менее важной истори­ческой основы, подлежащей в их трудах обоснованию, новой или по крайней мере глубоко и в корне обновленной филосо­фии, именно относительно понимания основных начал фило­софии Платона, то есть его учения об идеях, в частности об «идее Блага».

С точки зрения Г. Когена, действительное понимание уче­ния Платона об идеях вообще и идее Блага в особенности, в ко­тором Коген видел главный отправной пункт для — отчасти исправления, отчасти углубления — как всего учения Канта в его систематическом единстве, так, в частности и даже глав­ным образом, в отношении более глубокого понимания смыс­ла и применения трансцендентального метода, — это понима­ние Платона Когеном в самых общих чертах сводится к сле­дующему: платоновская идея есть, прежде всего, выражение требования «дачи отчета» о смысле и силе познавательного значения и ценности «понятия», поскольку в ней, то есть в идее, методическое, предметное мышление закладывает как бы основание для самого себя, для самой своей осуществимо­сти, а следовательно, для понятий, в которых оно находит свое предметное выражение. «Давать отчет» (λγον διδναι ) и «по­лагать» или «закладывать основания» (ϋποφίφεσφαι) суть по­этому для Платона однозначащие термины. И в этом-то имен­но смысле понятия, то есть основополагание как гипотеза (ϋπφεσι" ), идея, обозначают собой и обеспечивают истинное, подлинное бытие совершенно аналогично тому, какую роль играет «гипотеза» и в современной физике.

Помимо и за пре­делами так понятой «идеи» нет для Платона и никакого по­знания, и никакого бытия, как равным образом нет никакого бытия и никакой науки о нем, так сказать, и до или независи­мо от такого понимания «идеи», как принципа познания.
И вот эта-то именно своеобразная платоновская логика суб­станции (сущности) как подлинной сути и средоточии бытия и стала, как известно, со времени эпохи Возрождения подлин­ным и бесспорным рационалистическим основанием не толь­ко математики, но и всего, по крайней мере, математического естествознания, с более или менее ясно выраженной тенден­цией стать в процессе своего развития таким основанием так­же и для всей вообще науки о природе в ее целом, включая сюда и природу органическую.

До сих пор и в этих пределах между Когеном и Наторпом, в рассматриваемый период его философского развития, замет­ного расхождения в понимании учения Платона об идеях как отправного пункта для переработки, углубления и развития основных начал учения Канта о познании, а также о смысле и пределах применения трансцендентального метода, как буд­то не замечается.

И в своем «так много возражений» вызвавшем «Учении Пла­тона об идеях»1, и в «Логических основаниях точных наук»2Натори, подобно Когену, и не без влияния с его стороны, со всей последовательностью и энергией проводит долго остававшееся забытым и в целях обоснования познания неиспользованным понимание платоновской идеи как «гипотезы — закона», то есть как некоторого, в основе своей чисто логического отношения предиката к субъекту (νομα — ργμα), отношения «предициро- вания», в котором для каждой идеи как бы фиксируется гипо­тетически ее смысловое содержание, причем от одних идей бу­дет возможен и необходим закономерный переход как от отно­шений менее общих и фундирующих к отношениям все более общим и фундаментальным в понимании Наторпа — вплоть до фундаментальнейшего и уже последнего, верховного отноше­ния закона уже самой законосообразности (Gesetz der Gesetzlichkeit), «верховной идеи всех идей» (по терминологии Платона совпадающей с идеей Блага), как последнего, уже негипотетического начала (νποφεφν ) всяческого познания и бытия, «по своей силе и достоинству» (значению) стоящему выше или, точнее, «по ту сторону» (έπκεινα τ у οσία" ), глубже и того и другого.


1  [ Platos Ideenlehre], 2-е изд. 1921 г.

2  [ Die logischen Grundlagen der exakten Wissenschaften. Leipzig: Teubner], 2-е изд. 1921 г.