Карта сайта

Оно прервалось только на время с марта ...

Оно прервалось только на время с марта 1354 до весны 1355, когда св. Григорий из-за неожиданного захвата турками порта Галлиполиса попал в турецкий плен; существуют рассказы о его встречах с жившими под турецкой оккупацией христианами, о диспуте с некими "хионами" (согласно одному предположению, это "сиониты", иудействующие татары-караимы?0), о терпеливом миссионерстве, с каким он относился к мусульманам. Палама был выкуплен или сербским королем, в сфере влияния которого оказался в то время Афон, или, возможно, только что свергнутым Кантакузином, чья дочь Феодора была с 1345 замужем за эмиром Урханом. Если верно второе, то можно видеть еще одно свидетельство политической независимости св. Григория в том, что уже летом 1355 он вернулся в Фессалонику с грамотами, выданными ему врагом Кантакузина императоромИоанномУ. В собрании бесед св. Григория, которые охватывают практически весь богослужебный год, почти нет следа ожесточенных споров об энергии и сущности. Эти беседы несомненно превосходят все созданное в ту эпоху в Византии по богатству пастырского наставничества и глубине живого толкования Писания. О таланте св. Григория как толкователя священной символики почему-то мало говорится, а он действительно поражает почти на каждой странице его бесед. Задачу эксегета он понимал как "превращение буквы в дух". "Есть некоторые пределы моря, - говорил он, - которые прокармливают великих зверей - китов; плавающие в тех пределах подвешивают поэтому к своим кораблям колокольчики, чтобы пораженные их звоном звери бежали. Море нашей жизни тоже кормит многих и более жутких зверей, я имею в виду дурные страсти и хозяев их - лукавых бесов; переплывает же это море, как некий Корабль, Божия Церковь, а вместо колокольчиков у нее есть духовные наставники, чтобы священным звоном их учения она могла отгонять духовных зверей... И мы, прилежно переводя буквы в дух, будем звенеть для вас в духовном смысле"81. Св. Григорий говорил всегда о самом насущном для повседневной жизни города: о воздержании и борьбе с распущенностью и жадностью, о помощи бедным, о необходимости мира, труда, напряженного стремления к Богу. Проповеди св. Григория полны вопросами, восклицаниями, прямыми обращениями к слушателям. Благодаря искусству эксегесы частое привлечение Священного Писания не уводит в прошлое; наоборот, оказывается, что нет ничего столь современного и так прямо обращенного к каждоминутной жизни человека, как эти библейские образы и слова.

Они просвечивают человека, и в их свете он восстанавливается как цельное, созданное Богом и призванное любить Бога, с чудной премудростью устроенное существо. Слава св. Григория как "врача, хранителя и заступника" города Фессалоники и окрестностей только увеличилась после его смерти, случившейся 14 ноября 1359, когда проявилась чудотворная сила его останков, положенных в фессалоникском кафедральном соборе Святой Софии, и икон, которые стали с него писать еще при жизни82. Местом почитания стала и лавра св. Афанасия на Афоне, где жил св. Григорий. В 1368 патриарх Филофей и Собор ввели почитание нового святого в Великой церкви, святой Софии Константинопольской, и примеру матери византийских храмов последовали другие церкви в Византии и во всем православном мире. Тогда же как продолжение праздника Торжества Православия Григорию была посвящена вторая Неделя Великого поста, в службу на этот день были введены стихиры, тропари и кондак, сочиненные Филофеем, и канон праздника, сочиненный неким Георгием?'. Синодик Православия стал завершаться теперь возглашением вечной памяти Григорию, святейшему митрополиту Фессалоникскому, "к "к "к Начиная с последних десятилетий XIX в монографии, исследования и публикации, относящиеся к св. Григорию Паламе и "паламитским спорам", стали появляться как на русском и греческом, так и на западных языках все чаще. В наши дни число этих работ продолжает расти, их библиография по состоянию на конец 1950-х дана в книге J. Meyendorfj.' Introduction a I'etude de Gregoire Palamas. Paris, 1959, p. 328 sqq., и по состоянию на начало 1970-х - в статье D. Stiernon. Bulletin sur le Palamisme. "Revue des etudes byzantines", XXX, 1972, p. 231-341. Основные труды православных богословов, посвященные этой теме (прот. И. Мейендорфа, архиепископа Василия Кривошеина, проф. В. Н. Лосского, архимандрита Киприана Керна), использованы и отражены при составлении данного послесловия. Представленный здесь перевод Триад (т. е. книг, каждая из которых состоит из трех частей) "В защиту священно-безмолвствующих" выполнен по текстам двух греческих изданий этого творения св. Григория Паламы: лувенского (J. MeyendorJ% ed. Defense des Saints Hesychastes. Louvain; 1959, второе, пересмотренное и исправленное издание - Louvain, 1973) и фессалоникского (Γρηγορίου του Παλαμά Συγγράμματα. Εκδίδονται επιμέλεια παναγιώτου Κ. Χρήστου. Τ. Α. 'Θεσσαλονίκη 1962, σελ. 367 sqq.); оба текста почти тождественны, немногие расхождения касаются отметки границ цитирования и пунктуации. Единственная уже переводившаяся ранее на русский язык небольшая часть Триад (I 2: "О том, что, стремясь в исихии внимать самому себе, небесполезно держать ум внутри тела" в переложении Феофана Затворника. - Добротолюбие, т. 5, М., 1900) в составе представленного здесь полного русского текста тоже переведена заново с восполнением пропусков.

Наш русский перевод был сопоставлен с французским переводом Триад, приложенным к лу-венскому изданию. В ряде случаев согласиться с предлагаемой о. И. Мейендорфом интерпретацией не представилось возможным. В примечаниях использован с уточнениями и добавлениями текстологический и справочный аппарат лувенского и фессалоникского изданий. Для настоящего издания все, кроме послесловия, к которому только добавлены два примечания от 3.1.1994, снова проверено и во многом изменено с учетом принципиальных и стилистических замечаний Вар дана Айрапетяна.