Карта сайта

За этим учением стояла еще не систематическая ...

За этим учением стояла еще не систематическая понятийная разработка, а только интимный опыт Божьего присутствий3 и тревожная отеческая забота о том, чтобы прочно закрепить его в догматах Церкви, - забота, чуждая человеку, для которого весь мир сосредоточивался вокруг его собственных писаний. Никифор Григора был болезненно эгоцентричен, остер, ядовит, театрален, склонен к злорадным или скорбным наблюдениям судьбы и совершенно лишен того, чем определялось все у св. Григория: духа таинственного пастырства. Обоживающие созерцания, о которых говорил Палама, были для скептического разумника Григоры просто "похотью, упоением и роскошеством чувственных очей"64. Свое поведение на ночном диспуте 1355 (неизвестно, какого числа он происходил) Никифор Григора очень выгодно для себя изобразил в большой XXX книге своей "Византийской истории"65; оппонент представлен здесь злостным еретиком, хуже Ария, грубым неучем и ханжой66. Палама ответил двумя трактатами под псевдонимом "Констанций, святогорский иеромонах", а в 1358 по просьбе Филофея составил еще два трактата возражений НикифоруГригоре. Если не считать последнего столкновения на Соборе 1368, когда св. Григорий на девятый год после своей кончины был канонизирован, спор "о сущности и энергиях" с 1350-х стал переходить в чисто литературную сферу. Этому немало способствовало то, что император Иоанн V Палеолог (правил с перерывами в период 1341-1391), принявший католичество в 1369, уже задолго до того перестал интересоваться внутренними делами своей Церкви, а по традиции без участия и приговора императора важные церковные вопросы ставиться не могли.

В защиту Паламы в XIV в. пишут Давид Дисипат ("Слово о богохульствах Варлаама и Акиндина"), Филофей Коккин ("Против Никифора Григоры" в 14 книгах), Иоанн Кантакузин (опровержение сочинения Иоанна Кипарисиотиса "Паламитские преступления", "Опровержение Прохора Кидониса", "Опровержение Исаака Аргира", апология паламитского учения, предназначенная для Павла Смирнского, "латинского патриарха Константинополя"), Никейский митрополит Феофан (ответ Павлу Смирнскому), Нил и Николай Кавасила и, наконец, Селимврийский митрополит Филофей, написавший "Диалог о догматическом богословии" - драму, в которой участвуют Варлаам, Никифор Григора, Палама, Акиндин, Филофей Коккин и "хор софистов", который наподобие античного хора судит, советует, плачет, сочувствует и кончает щедрыми похвалами св. Григорию. В XV в. мысль Паламы развивают Иосиф Вриенний, Марк Ефесский (опровержение книги Мануила Калеки "О сущности и энергии", защита паламизма на Флорентийском Соборе), Геннадий (Георгий) Схоларий. Против паламизма пишут иеромонах Нифонт, Георгий Лапиф, Иоанн Калека, Антиохийский патриарх Игнатий, Матфей Ефесский, иеромонах Прохор Кидонис ("О сущности и энергии" в 6 книгах), Феодор Дексий, Исаак Аргир, а также униаты Димитрий Кидонис, Иоанн Кипарисиотис (упомянутые "Паламитские преступления" и "Изложение богословских первоначал" в 10 декадах) и католик Мануил Калека. Спор "о сущности и энергиях" бушевал вплоть до падения Византии. Очень жесткого и подготовленного критика учение об энергиях (уже после кончины св. Григория) встретило в лице афонского иеромонаха Прохора Кидониса, знатока западного богословия и переводчика Фомы Аквинского на греческий язык. Патриарх Филофей и его епископы были просто не в состоянии следить за ходом его мысли, когда он один выступил против всех на Соборе 1368; для них было привычным доказательство "от Божественного Писания" путем "приведения слов святых", а Кидонис пользовался "своими рассуждениями и доказательствами и аристотелевскими [т. е., по-видимому, томистскими] силлогизмами'67. Соборным отцам казалось, что Кидонис постоянно противоречит себе, "хамелеонски меняя облик"68, но Филофей волей-неволей должен был ввести в соборный томос большие отрывки его рассуждений уже из-за невозможности изложить их своими словами, и сквозь обрывочную передачу хорошо угадывается последовательный ход мысли византийского томиста. Прежде всего Кидонис считал невероятным, что в евангельских словах "Господи, покажи нам Отца, и довольно для нас" (Ин 14, 8) выражается желание видеть не Бога как Он есть, а только Его энергии. Даже когда мы познаем хотя бы только божественные добро, истину, красоту, утверждал Кидонис мы видим всего Бога в Его сущности, хотя не полностью. Добро и т. д. - не "состояния" Бога, Бог не "проявляется" добром не переходит от возможности быть добрым к действительной и действенной доброте и истина, и добро, и красота есть Он Сам в Своей вечно действенной сущности. Неужели всепроникающего Духа Божия недостаточно, спрашивал Кидонис, для сотворения сущего и требуются еще дополнительно более низкие энергии? Фаворский свет, продолжал он, не был прямым Божеством, по всемогуществу Бога этот свет мог быть и бесконечно более ярким, и, значит, между видом, который предстал апостолам на Фаворе, и истиной Бога оставалось несоизмеримое различие. Кроме того, где произошло Преображение? В Кесарии Филипповой. Когда?