Карта сайта

Сказалось огромное численное превосходство ...

Сказалось огромное численное превосходство паламитов на Соборе. Митрополит Арсений Тирский, представлявший Антиохийского патриарха, ушел с заседаний; не покаявшиеся "антипаламиты" были анафематствованы, посажены в тюрьму или взяты под домашний арест; Никифор Григора был заточен в Хорский монастырь, откуда вышел лишь в 1355. В июле собрался "другой Собор"4 или, вернее, последнее заседание того же Собора, где в отсутствие "антипаламитов" Кантакузин предложил патриарху и Собору разрешить несколько "догматических глав", на которые и были даны недвусмысленные ответы, подробно подкрепленные извлечениями из святых отцов. 1. Есть ли в Боге "богодостойное различие" сущности и энергии? Да; при Едином Боге есть сущность и ее сущностная природная энергия, и они "различаются без расхождения" (άδιάστατος διαφορά) как существующее само по себе и не существующее само по себе; как причина и причинно-обусловленное; как не допускающее причастность к Себе и допускающее причастность к Себе; как то, о чем говорится только в единственном числе, и то, о чем можно говорить и в единственном и во множественном числе; как неименуемоеи именуемое. 2. Является ли тогда энергия сотворенной или несотворенной? Второе; энергия есть "нетварная и природная благодать и озарение, неисходно выходящие" от Божией сущности. 3. Как в таком случае избежать составности в Боге? Отнесением и сущности и энергии к единому Богу живому; "и после этого богодостойного различения прекрасно сохраняется Божия простота". 4. Можно ли прилагать к энергии имя "Божества", совершенно избегая при этом двоебожия? Да, "поскольку так делали отцы Церкви", а их нельзя упрекнуть в двоебожии. 5. Правильно ли и согласно ли с преданием говорить, что сущность выше энергии? Да. 6. Причастность Богу есть ли причастность Его сущности или Его энергии? Второе. 7. Сотворен ли свет Преображения? Нет55. Эти формулировки уже мало пересматривались и дополнялись и в таком виде постепенно были приняты всеми восточными Церквами уже в течение XIV в., хотя сначала их отвергали многие, в том числе Киевский митрополит Феогност. В 1470 Арсений Тирский, став Антиохийским патриархом, подготовил материалы и проект соборного решения для деканонизации св. Григория и отмены его богословия, но был низложен. Догмат о непостижимом различии в абсолютно простом Божестве сущности и энергий на Соборе 1351 был принят православной восточной Церковью окончательно; "еще раз божественное безумие победило мудрость человеческую'56.

Формулировки Собора 1351 не исчерпывающе ясны. Всесторонней разработке задетого здесь "труднейшего богословского вопроса"57 несомненно помешало и поспешное удаление противников новых определений. Сам св. Григорий меньше всех претендовал на то, что "дом истины" построен им полностью (см. Триада I 3, 48-51). Как во многих своих писаниях, так и на Соборе 1351 он говорил о недостаточности любых словесных формул в сравнении с истиной, "не в именах суть вещей, а как раз наоборот, в вещах суть имен", и охотно допускал, что в его полемических сочинениях выражения часто неточны. Правда, он настаивал на окончательности сжатых формул своего торжественного "Исповедания православной веры". Рядом с Божией сущностью, говорится здесь, есть "благодать, сила, энергия, сияние. Царство, нетленность и вообще все, что [в Боге] допускает причастность Себе"; энергия "едина у Отца, Сына и Святого Духа"; Бог в Своем едином Божестве "не отступает от простоты ни из-за раздельности и различия ипостасей, ни из-за раздельности и многообразия сил и энергий", потому что "сильное тоже ведь никто не назовет составным из-за того, что оно проявляет свою силу, на том основании, что оно обладает силой или силами"58. Но как раз из-за сжатости здесь напрашивается мысль о новых разъяснениях. Этих разъяснений потребовал Иоанн V Палеолог, когда, свергнув Кантакузина, он освободил из монастыря Никифора Григору и через некоторое время пригласил его и св. Григория к себе во дворец для диспута. Никифор Григора предложил следующую дилемму. Если Божественных энергий много, т. е. если они различны, они не могут быть нетварными, потому что "между нетварным и нетварным различия помыслить невозможно'59: в Едином Нетварном есть только немыслимое различие неслиянных и нераздельных ипостасей, и введение каждого нового не поддающегося уразумению различия фактически вводит новую ипостась. С другой стороны, если Божия энергия сама по себе едина и множится только в тварном мире, как учил, например, Иоанн Дамаскин60, то она неотличима от сущности; как и Акиндин, Никифор Григора настаивал, что в отличие от человеческой личности, которая всегда только еще потенциальна, только еще может сбыться и никогда не равна своим действиям, Бог пребывает в полноте действительности, т. е. не имеет в Себе ничего, что не было бы безграничной энергией. Св. Григорий отказался от философского спора и повторил свой старый довод: Бога нельзя видеть и нельзя приобщиться к его сущности, а ведь мы только Богом и живем; значит, единый и нераздельный Бог в какой-то Своей мере недоступен, а в какой-то другой Своей мере доступен, причем Бога в меру Его доступности, иными словами, в меру Его действия на нас тоже надо считать Богом, вечным и несотворенным. Никифор Григора мог лишь возмущенно заявить, что "это не укладывается ни в природные понятия, ни в понятия научного знания"61, и он был прав: провозглашенное св. Григорием "нераздельное различие" между сущностью и действием в Едином и абсолютно простом Боге встало неразрешимой загадкой перед рациональной мыслью62.