Карта сайта

Для Петрарки он "образчик греческой мудрости" ...

Для Петрарки он "образчик греческой мудрости""0, византийский ученый, "настолько же изобильный в греческом, насколько беспомощный в латинском красноречии, гибкий умом, но неуклюжий в выражении чувств"'1, если помнить, что искусство высказать себя было для Петрарки главным мерилом гуманиста, эти слова означали приговор Варлааму. Богословие варлаамовского типа было Петрарке тоже совершенно чуждо'2. Петрарка оказался по сути дела гораздо ближе к Паламе, чем к Варлааму, когда обличал высокомерие, разнузданность и безверие Авиньона, говорил, что "философствовать -значит любить мудрость, а истинная мудрость -это Иисус Христос"33, и от имени Августина обращался к людям, забывшим о живой Божьей любви: "Зачем вы неустанно трудитесь всуе, несчастные, и занимаете свой ум прихотливыми тонкостями? Зачем, забывая о сути бытия, стареете среди слов и, с поседевшими волосами и изборожденным морщинами лбом, отдаетесь ребяческим глупостям? Дай Бог, чтобы ваше безумие повредило только вам и не губило благороднейшиеюные умы! "ч. После июньского Собора (1341) патриарх в окружном послании велел жителям Константинополя и других городов империи под угрозой отлучения сдать все находящиеся у них на руках книги Варлаама против исихастов церковным властям для публичного сожжения. Отныне св. Григорий мог со всей определенностью называть мнение о тварном и чувственном характере Фаворского света варлаамовской ересью. Можно спросить, почему же после этой достойной защиты исихастов он не вернулся в келью при св. Савве на Афоне, а остался в Константинополе? Дело в том, что, как он мог убедиться, патриарх и синод, спеша восстановить покой и единодушие в Церкви, так и не захотели обсуждать богословские вопросы по существу. Они удовлетворились тем, что Варлаам признал Фаворский свет вечным.

Но св. Григорий приехал в Константинополь со своими Триадами, где энергия Божьего озарения понималась не только вечной - сотворенные небесные силы и ангелы тоже вечны, - но и нетварной, т. е. Самим Богом. Стоило ему заговорить об этом вплотную, он сразу встретил огромное сопротивление; против него резко выступил прежде всего его друг и ученик Акиндин, еще 10 июня боровшийся против Варлаама. "В Боге, - заявил он, - есть только самотождество и неразличимость, кроме той особности, которой различаются богоначальные Лица". Подобно Варлааму Акиндин доказывал философскую необоснованность отделения Божьей сущности от энергий: ведь в отличие от сущности тварных вещей, которым бытие дает Бог, Его сущность есть само Его бытие, а это бытие, конечно, действительно, т. е. действенно, существует как премудрость, истина, воля и другие Божьи силы35. Очень многие боялись, что богословие Паламы поколеблет устои Церкви. Патриарх специальным указом распространил на Паламу запрет богословствовать о догматах всякому верующему ниже епископского звания. Св. Григорий ослушался приказа патриарха. Он был уверен, что не столько вводит новшества в православное богословие, сколько возвращает его к живым истокам. Не случайно на всем протяжении споров его главным аргументом оставался святоотеческий текст. Задачей св. Григория, как он ее формулировал, было "развернуть" многочисленные суждения о Божьем действии, которые уже есть у учителей Церкви. "Нет ни сущности по природе без энергии, -пишет св. Василий Великий, - ни какой бы то ни было энергии без сущности, и больше того, мы познаем сущность через энергию, имея для удостоверения саму эту энергию как показание (δήλωμα) сущности: ведь Божией сущности никто никогда не видел, но мы все равно достоверно знаем эту сущность через ее энергии"36: "Действия (энергии) разнообразны, а сущность проста, и мы говорим, что можем познать нашего Бога по Его действиям, а что можем приблизиться к самой Его сущности, не утверждаем: ведь к нам нисходят Его энергии, а Его сущность остается неприступной'37. Св. Григорий Нисский в споре с Евномием из единства действия Отца, Сына и Святого Духа выводил единство их сущности и природы'8, "в Божестве, - писал он, - не усматривается никакого различия ни природы ни энергии"39. Единство природы Бога означает, как говорится в сочинении "О Троице", приписываемом св. Кириллу Александрийскому, что "действенная сторона" в Нем "нераздельна, хотя можно помыслить, что она действует многообразно и различно"40.

Св. Иоанн Златоуст тоже говорил, что единая Божия энергия разнообразится в мире, о чем свидетельствуетуже множественность ангельской иерархии; разнообразие действий позволяет давать Богу разнообразные имена, хотя эти имена ни в коем случае не означают различия в Божией сущности41. "Мы называем Иисуса Христа единым, - пишет св. Кирилл Иерусалимский, -чтобы многоименность Его действий не привела нас к нечестивому умножению Сынов, ведь Он именуется и Вратами... и Путем... и Агнцем... и Пастырем"42. Задолго до Паламы говорилось и о духовном действии Божией энергии как света; так, св. Василий Великий пишет по поводу Послания к Ефесянам 1, 17-21 ("...чтобы Бог... просветил очи сердца вашего, дабы вы познали... как безмерно величие могущества Его в нас, верующих по действию [энергии] державной силы Его, которую Он воздействовал во Христе, воскресив Его из мертвых и посадив одесную Себя на небесах, превыше всякого начальства, и власти, и силы, и господства, и всякого имени"): "Как сила зрения в здоровом глазу, так энергия Духа в очистившейся душе"43. Ни в коем случае нельзя только понимать учение св. Григория Паламы об энергиях в смысле простого истолкования, осмысления или обобщения святоотеческих суждений.