Карта сайта

Эрехтейон (часть 7 - Восточный портик сильно пострадал..)

Восточный портик сильно пострадал от того, что его северная колонна была увезена лордом Элджином в Лондон.

Очень важной формой, которую мы встречаем в восточном портике, являются световые проемы стены, отделяющей портик от целлы Афины. Фрагменты обрамлений этих двух световых проемов были известны и раньше; так, например верную в общих чертах реконструкцию стены восточного портика мы находим уже у Дурма („Die Baukunst der Griechen", Лейпциг 19103, стр. 294), который основывается на находках Стивенса, одного из основных авторов американской публикации 1927 г. Достоинством последней является детальное изучение фрагментов двух световых проемов восточного портика и точная их реконструкция. Оба световых отверстия и по своей форме, и по обрамлениям напоминают двери. Они сужаются кверху, их обрамления с консолями походят на обрамление северной двери Эрехтейона. Верхние границы световых отверстий расположены на одной линии с верхней границей двери восточного портика. Устройство двух световых проемов в восточном портике Эрех-тейона объясняется тем, что над дверью не осталось места для горизонтального прямоугольного светового отверстия, как над дверями Парфенона. Световые проемы Эрехтейона занимают очень важное место в истории архитектуры, как первые монументально оформленные окна. Аналогичные световые отверстия встречаются позднее в римской архитектуре, например в круглом храмике в Тиволи. Необходимо отметить глубокое отличие между окнами дворца эпохи ренессанса и световыми проемами Эрехтейона: оно состоит в том, что последние открываются не прямо наружу, а внутрь портика. Южная сплошная стена Эрехтейона не имеет окон. Стена в глубине портика представляет собой менее сильную преграду между внутренним и наружным пространством, так как она составляет часть колоннады портика, образующего постепенный переход от пространства, окружающего здание, к внутреннему пространству храма.

Внутри восточной целлы Эрехтейона стояла старинная деревянная статуя Афины, на которую во время Панафинейских празднеств надевали одежду, вытканную афинскими девушками. В том же помещении находился знаменитый светильник работы Каллимаха.

Широкая лестница, которая в северо-восточной части Эрех-тейона спускалась перед северным портиком, не сохранилась, но ее устройство было восстановлено американскими исследователями с полной достоверностью. Следы лестницы сохранились на нижней части восточной оконечности северной стены Эрехтейона. Лестница простиралась от Эрехтейона до парапета северной стены Акрополя. Две нижних ступеньки лестницы продолжались вдоль северной стены здания и дальше переходили непосредственно в ступени стилобата под северным портиком. Стена Акрополя близко подходит к северо-восточному углу северного портика, замыкая с северо-запада площадку между лестницей и портиком. Дальше стена Акрополя повертывает под углом и идет по прямой линии к северо-западу, еще раз загибаясь к западу против середины северной стороны северного портика. Благодаря этому образуется вторая площадка перед лицевой стороной северного портика.

В восточной части северного портика стоял в V в. алтарь, связанный отверстием с помещением под полом. Приблизительно над этим алтарем было устроено отверстие в потолке и кровле, которое открыл в 1903 г. Баланос. Сопоставление результатов исследования северного портика с показаниями литературных источников позволяет считать установленным, что это был алтарь Зевса. Американские исследователи указывают (стр. 60 и сл.), что лестница в северо-восточном углу Эрехтейо-на служила, вероятно, не только для того, чтобы опускаться по ней к северному портику, но и в качестве мест для сидения, где помещались присутствующие при культовых действиях, которые совершались на площадке между лестницей и северным портиком и концентрировались вокруг алтаря в восточной части северного портика.

Главная дверь северного портика Эрехтейона — единственная хорошо сохранившаяся классическая греческая дверь. Ее наличник и детали ее профилировки и орнаментации дошли до нас в прекрасном состоянии. Особенно любопытны тончайшие декоративные детали самого нежного рельефа, как, например, розетки, которыми усеяно дверное обрамление. Их можно сравнить только с орнаментальными лентами такого же тонкого рельефа, опоясывающими колонны и сливающимися с их капителями, а также протянутыми под антаблементом по верхней части стен. Очень любопытен небольшой и совсем простой дверной проем, который находится к западу от главной двери северного портика и ведет из последнего прямо в Пандросейон. Этот маленький проем, как доказало детальное исследование кладки северного портика, относится, в его теперешней форме, к V в.

Очень важен для архитектурной композиции Эрехтейона вопрос о взаимоотношении северного портика и внутренних помещений в западной части храма. Северный портик выдвинут в западном направлении за линию западной стены здания, так что в этом месте он выходит на юг небольшой частью своей южной стены, в которой проделана упоминавшаяся выше дверь, ведущая в Пандросейон. Нередко приходится слышать от людей, которые до того не задумывались над вопросами архитектурной композиции Эрехтейона, что узкий простенок с дверью, примыкающий под прямым углом к западной стене здания, не может принадлежать первоначальной форме Эрехтейона и представляет собой результат каких-то позднейших видоизменений. Чтобы приблизиться к правильному объяснению этой части Эрехтейо-на, необходимо прежде всего поставить вопрос о том, не претерпело ли действительно здание в течение своего многовекового существования каких-либо значительных переделок, коснувшихся его северо-западного угла. В этом отношении решающим является исследование кладки, которое производилось в течение нескольких десятилетий со всей возможной тщательностью и результаты которого были суммированы в американском издании 1927 г. Вывод сводится к тому, что северозападный угол Эрехтейона целиком относится к V в. Весь угол, в том числе и обращенная к западу стенка, был в основном построен в том виде, как он стоит теперь, между 421 и 410—409 гг. (когда было составлено описание, о котором говорилось выше) и закончен в 407—406 гг. Этот факт должен быть положен в основу всякого исследовании архитектурно-художественного образа Эрехтейона.