Карта сайта

Эрехтейон (часть 5 - Попытка Дёрпфельда..)

Попытка Дёрпфельда („Athenische Mitteilungcn", XXIX, 1904, стр. 101 и сл.) доказать, что Эрехтейон представляет собой неоконченное здание, не увенчалась успехом.

Ряд исследователей, как, например, Фуртвенглер („Sitzungsberichte der Munchcncr Akademie", 1904, стр. 370 и сл.), Клейн („Geschichte der griechischen Kunst", II, стр. 231 и сл.), Шрадер („Athenische Mitteilungen", XXX, 1905 стр.319), Гар -рисон („Primitive Athens", стр. 39), Штрук („Griechenland", стр. 97), Зауэр („Zeitsclirift fur bildende Kunst", 1917, стр. 216 и сл.), Вейльбах („Jahrbuch des archaeol. Instituts", XXXII, 1917, стр. Ill), согласились с Дёрпфельдом. Но затем все громче стали раздаваться голоса против реконструкции Дерпфельда. Против нее выступили Рейнхардт („Suddcutsche Bauzeitung", XIV, № 50, Мюнхен 1904), Иудейх (. Topographie von Athen», стр. 246), Петерсен („Burgtempelder Athenaia", стр. 6 и 16; „Athen" („Beruhmte Kunststatten", № 41), стр. 97 и сл.), Дурм („Baukunst der Griechen", стр. 410), Ноак („Baukunst des Altcrtums", стр. 27 и сл.), Баумгартен - По ланд - Вагнер („Hellenische Kultur", стр. 362 и сл.), Вёрман („Geschichte der Kunst», I2, стр. 286), Вольтере („Springer-Michaelis,. Das Altertum", 11-е изд., стр. 286), Роденвальдт („Neue Jahrbu-cher fur das klassische Altertum", XXIV, 1921, стр. 1; ср. ответ Дёрпфельда в „Neue Jahr-bucher", XXIV, 1921, стр. 433 и сл.), Уэллер („American Journal of Archaeology", XXV. 1921, стр. 130 и сл.). В американской публикации 1927 г. нет критического разбора теории Дерпфель-да, так как последний готовит подробную монографию об Эрех-тейоне.

Оставляя в стороне неубедительные ссылки Дёрпфельда та отдельные детали Эрехтейона, которыми он пытался подкрепить свою теорию, отметим несоответствие общей формы плана, предлагаемого Дёрпфельдом в качестве реконструированного плана Эрехтейона, всему, что мы знаем о греческом искусстве. Вся теория Дёрпфельда возникла из желания объяснить особенности Эрехтейона, которые отличают его от других греческих храмов. Главное отличие Дёрпфельд усмотрел в асимметрии Эрехтейона. Дёрпфельд предположил поэтому, что ось, обозначенная соответствующими друг другу проемами главной двери северного портика и двери портика кор, представляет собой главную ось здания, как оно, по его мнению было задумано сначала». Дёрпфельд просто наносит на своем плане, к западу от северного портика и портика кор, части, представляющие собой зеркальное отражение построенных частей Эрехтейона. При этом решающий довод Дёрпфельда, которому он сам, а также и другие исследователи, придают очень большое значение, состоит в том, что дверь северного портика и дверь портика кор находятся на одной оси. Однако наличие северно-южной оси в западной части Эрехтейона ни в каком случае не служит доказательством того, что зданию первоначально предполагалось придать симметричную форму. При современном асимметрическом плане Эрехтейона вполне мыслима такая ось, и стилистический анализ подтверждает уместность северно-южной оси, которая нисколько не противоречит цельности Эрехтейона в том виде, как он фактически был выстроен. Реконструированный план, предложенный Дёрпфельдом, не только не имеет аналогий среди памятников древнегреческой архитектуры, по прямо противоречит стилю последней. Представьте себе на южной лицевой стороне Эрехтейона, к западу от портика кор, большую гладкую стену, соответствующую южной стене. Это была бы одна большая общая стена, на фойе которой выступал бы маленький портик кор, совершенно подавленный этой стеной. Достаточно представить себе все это, чтобы убедиться в нелепости реконструкции Дёрпфельда. Его план навеян „классическими немецкими постройками Шинкеля и Кленце", среди которых можно подобрать очень близкие аналогии реконструированному Дёрпфель-дом плану Эрехтейона.

Находясь под влиянием взглядов Дёрпфельда, американские исследователи пришли к выводу, что современная западная стена Эрехтейона занимает не то место, которое было ей предназначено по первоначальному проекту здания, измененному в течение постройки. В доказательство этого положения приводятся четыре довода (стр. 167). 1. То обстоятельство, что двери северного портика и портика кор находятся на одной оси (на что указывал и Дёрпфельд), доказывает, по мнению американцев, что эта ось является главной осью западного помещения Эрехтейо-на. 2. В северной части внутренней поверхности западной стены имеется углубление, которое служит для того, чтобы можно было шире распахнуть западную створку северной двери. 3. Западная стена врезается в порог северной двери, что несколько необычно для конструкции Эрехтейона. 4. Американские ученые, в результате очень тщательного исследования внутренних поверхностей стен западной части Эрехтейона, приходят в выводу, что первоначально существовали консоли, на которые опирались диагональные подпорки, которые несли поперечную балку под потолком. Однако эта балка была расположена так, что она подразделяла потолок на две неравных части. Это рассматривается американскими исследователями, как свидетельство того, что западное помещение Эрехтейона было задумано более длинным, чем оно было выполнено. В результате всех этих наблюдений американцы приходят к выводу (стр. 169), что первоначальный план Эрехтейона, который, по их мнению, отличался от плана построенного Эрехтейона в западной части здания, был окончательно оставлен, прежде чем были окончены фундаменты. Это объясняется трудностями технического порядка, которых архитекторы не предвидели при проектировке и закладке Эрехтейона и которые заключались в каком-то препятствии, встретившемся в юго-западном углу здания. Это препятствие затруднило укладку фундаментов под южной частью западной стены. Препятствием послужило, по-видимому, священное погребение Кекропса, которое было обнаружено при устройстве фундаментов для Эрехтейона. Американцы высказали предположение, что вследствие этой находки, которую, как религиозный памятник, нельзя было тревожить, западную стену решили поместить несколько восточнее, чем это было намечено первоначально.

Перечисленные наблюдения американских исследователей и те выводы, которые они из них делают, нельзя признать убедительными. То обстоятельство, что южный конец западной стены находится навесу и что стена обходит препятствие, которое, судя по письменным источникам, действительно могло быть могилой Кекропса, указывает как раз на то, что западная стена находится на том самом месте, на котором она была спроектирована. Действительно, если бы, встретив препятствие, западную стену перенесли на новое место, ее поместили бы там, где ей не мешала бы могила Кекропса, т. е. значительно западнее или намного восточнее. Однако этого не сделали и западную стену провели над могилой, т. е. оставили ее, несмотря на могилу, там, где ей полагалось быть по первоначальному проекту.

Если принять гипотезу американцев, то остается совершенно необъяснимым, каким образом изменение плана, происшедшее до окончания прокладки фундаментов, могло привести к неувязкам в форме потолка или даже в конструкции порога северной двери. Если допустить возможность такого факта, то придется предположить, что греки обрабатывали предназначенные к постройке камни не постепенно, по мере продвижения постройки, а сразу, до начала работ над фундаментом. Это следует из того, что не только камни дверных порогов, но и потолочные балки были уже готовы еще до того, как была открыта могила Кекроп-са, т. е. до окончания работ над фундаментом Эрехтейона. Два первых наблюдения американцев ничего не говорят ни за, ни против изменения первоначального плана в процессе работы.