Карта сайта

Нужно освободиться от вкоренившихся в нас предрассудков ...

Нужно освободиться от вкоренившихся в нас предрассудков, нужно найти действительную сущность вещей вместо недоказанных и недоказуемых предубеждений - для этого нужно каждый предмет рассмотреть со всех сторон, таким образом постичь его истинную сущность. Таким образом вместо неопределенных и колеблющихся представлений мы получим точные, резко очерченные понятия, вместо беспорядочного угадывания - научное исследование, вместо воображаемого, мнимого знания настоящую истину. Этими требованиями Сократ бросил вызов не только обывательской манере мышления, но и всем приемам прежнего научного мышления. Сократ вводит впервые принцип настоящего научного, методического всестороннего исследования, и с него, можно сказать, берет свое начало европейская наука. Такое же прочное основание, какое получила от Сократа наука, получила у него и этика. И в этом деле нельзя не признавать, что софисты оказали Сократу хотя и отрицательную, но чрезвычайно ценную услугу.

Чем больше они подрывали ходячие мнения и верования, тем больше выяснялись Сократу вся важность и все великое значение взятой им на себя миссии. Он ясно видел, что к старому вернуться нельзя. Время наивного, доверчивого отношения к обычаю и заветам предков ушло безвозвратно. Софисты проповедовали сомнение, возводили его в философский принцип. Но и не софисты, обыкновенные люди, та молодежь, которая готова была отдавать свои последние деньги за право и возможность получить "высшее образование" в школе Горгия и Протагора, она и сама уже ни во что не верила. Сократ, повторяю, все это видел и понимал. И ясно сознавал, что одной проповедью уже невозможно справиться с новыми запросами. Нужно искать иных способов борьбы. И с той гениальной проникновенностью, и с той смелостью, которая свойственна бывает великим людям, Сократ решился увидеть в моральном скептицизме софистов не только раздражающее пустословие, но и законный, подлежащий ответу вопрос. Конечно, говорил он, софисты правы. Все наши прежние верования, убеждения, моральные принципы держались только привычкой. В этом я не только соглашаюсь с софистами, я готов еще идти дальше их. Но следует ли из того, что наши предки заблуждались, выводить, что добра нет и быть не может?! Тут и начинается расхождение Сократа с софистами. Не только не следует - но следует противоположное. Раз наши предки заблуждались, и заблуждались в том, что важнее и ценнее всего в мире, из этого только следует, что мы еще с большим напряжением и самоотвержением должны искать правды. Прежде не нашли - найдут после. Прежде не умели найти истинного понятия о добре, значит - судьба возложила это большое и неотложное дело на нас.

Таким образом Сократ стал великим реформатором не только в области науки, но и в области морали. "Его заветная мысль состояла в том, чтобы укрепить расшатанные устои нравственной жизни при посредстве науки. И для него наука и нравственность так тесно слились в одно единое, что он сделал жизнь единственным предметом своего изучения и, наоборот, в науке видел весь смысл и все содержание жизни". И нужно сказать, что, несмотря на частые попытки следующих поколений философов разъединить эти две области, все-таки до настоящего времени они фактически остаются слитыми. Наши понятия о задачах и содержании нравственности и сейчас, как после Сократа, целиком определяются нашими понятиями о задачах науки. Даже христианство в этом отношении не только не могло победить влияние Сократа, но всецело подчинилось ему. Вы знаете, как начинается 4-е
Евангелие: Έν άρχβι ήν ό λόγος - вначале было слово (λόγος). Учение о слове - разуме (по-гречески λόγος значит и слово, и разум) в зародыше уже заключает в себе философию Сократа. И он уже учил о творческой роли разума. И если говорят так много об эллинизации христианства, то это, собственно, значит, что христианство приняло в себя все основные элементы философии Сократа. И главным образом, его столь парадоксальное на вид положение, что добродетель состоит в знании. На этом мы остановимся несколько подробнее, так как это положение истолковывается не всеми одинаково. Большей частью понимают это в том смысле, что, увлеченный борьбой с софистами, Сократ все знание сводил к знанию о добродетели, что для него знание было только средством, а целью была добродетель. Некоторые даже склонны видеть в Сократе защитника утилитарной и эвдемонистической точки зрения, т. е. такой точки зрения, которая стремится добродетель и нравственность свести к пользе и удовольствию.